лого Штуки-дрюки

«В джазе только девушки» (1958) - сюжет, актеры и роли, кадры из фильма

Содержание фильма «В джазе только девушки». Какие актеры снимались. Исполнители главных ролей. Кадры из фильма. Дата выхода.

постер фильм В джазе только девушки

29 марта 1959 года в Нью-Йорке состоялась премьера фильма «В джазе только девушки».

Комедия от режиссера Билли Уайлдера.

Чикаго, 1929 год. Незадачливые чикагские музыканты Джо и Джерри случайно становятся свидетелями бандитской перестрелки и чудом спасаются бегством от гангстеров. Подруга предлагает им смыться на поезде во Флориду, прикинувшись девушками из гастролирующего женского оркестра. Так появляются Джозефина и Дафна, новенькие и «хорошенькие» инструменталистки женского джаз-банда. До поры до времени это срабатывает. Но вскоре любвеобильная солистка Душечка проникается симпатией к «Джозефине», престарелый плейбой влюбляется в «Дафну», и все это приводит к забавным ситуациям, которые, разумеется, не прошли мимо внимания мафии...

Сценарий комедии был создан по мотивам французского фильма Ришара Поттье «Фанфары любви» 1935 года и его одноименного ремейка 1951 года, снятого Куртом Хоффманом в Германии.

В сценарии картины имели место весьма вольные с точки зрения морали 1950-х годов реплики героев и повороты сюжета. Из-за сексуального подтекста картины органы цензуры отметили, что она не соответствует традиционным нормам нравственности. Тем не менее лента попала в широкий прокат, и с ее выходом на экраны ассоциируется постепенный отказ от кодекса этики Голливуда.

Сюжет фильма «В джазе только девушки»

Чикаго, зима 1929 года, времена сухого закона. Детектив Маллиган по наводке информатора закрывает подпольное распивочное заведение, принадлежащее криминальному авторитету Коломбо по прозвищу Белые Гетры и замаскированное под бюро ритуальных услуг. Двое выступавших в этом заведении музыкантов - саксофонист Джо и контрабасист Джерри - проиграв последние деньги на собачьих бегах, в одночасье оказываются и без денег, и без работы. Самого же осведомителя полиции Чарли Зубочистку находят и расстреливают в гараже громилы Коломбо. Музыканты, случайно оказавшиеся там, становятся ненужными свидетелями. Чудом скрывшись, Джо и Джерри решают переменить внешность и устроиться в гастролирующий дамский джазовый оркестр: переодевшись в женскую одежду, они выдают себя за Джозефину и Дафну, бывших студенток несуществующей шебойгенской консерватории.

«Великосветский джаз красотки Сью» (Sweet Sue and Her Society Syncopators) отправляется на гастроли во Флориду, в отель «Seminole-Ritz Hotel». Еще в поезде Джозефина и Дафна знакомятся с солисткой оркестра Даной Ковальчик по прозвищу «Душечка» (Sugar - сахарок). Разговорчивая Душечка, выпив бурбона, делится с новыми знакомыми ближайшими планами - выйти замуж за одного из миллионеров, которые, как она считает, слетаются зимой на юг, как птицы. Джо решает приударить за сексапильной и легкомысленной Душечкой.

Оркестр размещается в отеле, постояльцы которого немолоды и весьма состоятельны. Днем оркестрантки отдыхают, а вечером выступают перед публикой. Воспользовавшись украденными вещами администратора оркестра, Джо появляется перед Душечкой на пляже в образе Джуниора (Junior - младший), наследника нефтяной империи «Шелл Ойл», копируя британский выговор Кэри Гранта. Приняв камуфляж Джо за чистую монету, Душечка, - дочь простого железнодорожного кондуктора, - также выдает себя за светскую львицу, упоминая при этом, что закончила «Шебойгенскую консерваторию». В это же время к Дафне-Джерри проявляет интерес отдыхающий на курорте пожилой эксцентричный миллионер Осгуд Филдинг-третий. Выдав яхту Осгуда за свою, Джо-Джуниор заманивает туда Душечку.

Не подозревая обмана, Душечка отправляется на яхту, где излечивает «нефтяного магната» от притворной холодности в общении с женщинами. В это время Осгуд делает Дафне предложение руки и сердца и дарит ей (ему) драгоценный браслет с бриллиантами. Дафна-Джерри, совсем вжившийся в роль девушки, принимает предложение, рассчитывая в будущем на скорый развод и пожизненные алименты.

Тем временем, в отеле происходит «Съезд любителей итальянской оперы», под которым маскируется сходка итальянской мафии. Джо и Джерри снова нужно спасаться, так как их узнают в лицо присутствующие там Коломбо и его люди. Музыканты случайно попадают на сборище гангстеров и становятся свидетелями вероломного убийства уже самого Коломбо. Теперь на них охотится вся мафия, но вовремя появившийся детектив Маллиган арестовывает членов преступной группировки за убийство людей Коломбо. Джо, собираясь в дорогу, звонит Душечке из своего номера, представившись как миллионер Джуниор. Он прощается, сообщая о срочном отъезде и невозможности продолжать отношения.

Музыканты бегут из отеля и решают прибегнуть к помощи жениха Дафны. Понимая, что ему грозит смерть, Джо успевает подарить прощальный поцелуй безутешной Душечке и сообщает ей всю правду о себе. Но Душечка прощает его и следует за ним. Беглецы спасаются на моторной лодке Осгуда Филдинга. В концовке Джерри тщетно пытается объяснить влюбленному миллионеру, что их брак не может состояться. Исчерпав все весомые аргументы, он срывает с головы парик и объявляет, что он мужчина. Однако флегматичный Филдинг на это невозмутимо отвечает: «У каждого свои недостатки!» (Nobody’s perfect! - «Никто не совершенен!»).

кадры из фильма "В джазе только девушки"

кадр В джазе только девушки 2

кадр В джазе только девушки 3

кадр В джазе только девушки 4

кадр В джазе только девушки 5

кадр В джазе только девушки 6

кадр В джазе только девушки 7

кадр В джазе только девушки 8

кадр В джазе только девушки 9

кадр В джазе только девушки 10

кадр В джазе только девушки 11

кадр В джазе только девушки 12

кадр В джазе только девушки 13

кадр В джазе только девушки 14

кадр В джазе только девушки 15

кадр В джазе только девушки 16

кадр В джазе только девушки 17

кадр В джазе только девушки 18

кадр В джазе только девушки 19

кадр В джазе только девушки 20

кадр В джазе только девушки 21

кадр В джазе только девушки 22

кадр В джазе только девушки 23

кадр В джазе только девушки 24

кадр В джазе только девушки 25

кадр В джазе только девушки 26

кадр В джазе только девушки 27

кадр В джазе только девушки 28

кадр В джазе только девушки 29

кадр В джазе только девушки 30



Актеры и роли:

Мэрилин Монро - Дана Ковальчик по прозвищу Душечка Кэйн (озвучание - Данута Столярская);
Тони Кёртис - Джо-Джозефина (озвучание - Феликс Яворский);
Джек Леммон - Джерри-Дафна (озвучание - Борис Иванов);
Джордж Рафт - Спатс Коломбо-Коломбо "Белые Гетры" (озвучание - Михаил Глузский);
Пэт О'Брайен - детектив Муллиган (озвучание - Константин Карельских);
Джо Е. Браун - Осгуд Филдинг III (озвучание - Сергей Цейц);
Неимайя Персофф - маленький Бонапарт;
Джоан Шоули - красотка Сью;
Билли Грэй - Сиг Полякофф (озвучание - Виктор Файнлейб);
Джордж Е. Стоун - проныра Чарли-Зубочистка;
Дейв Бэрри - Байнсток (озвучание - Владимир Балашов);
Джеймс Дайм - зазывала собрания гангстеров;
Майк Мазурки - прихвостень Белых Гетр;
Барбара Дрю - Нэлли Ванмайер (озвучание - Серафима Холина);
Эдвард Дж. Робинсон-младший - Джонни Парадиз;
Беверли Уиллс - Долорес, оркестрантка;
Гарри Уилсон - прихвостень Белых Гетр (озвучание - Яков Беленький);
Аль Бренеман - коридорный;
Мэриэн Колье - Ольга, кларнетистка (нет в титрах);
Джо Грэй - жулик на банкете (нет в титрах);
Джон Индрисано - официант (нет в титрах);
Том Кеннеди - хвастун (нет в титрах);
Лори Митчелл - Мэри Лу, оркестрантка, играет на трубе (нет в титрах);
Фред Шерман - пьяный (нет в титрах);
Тито Вуоло - Модзарелла (озвучание - Ян Янакиев) (нет в титрах);
Грэйс Ли Уитни - Розелла, оркестрантка (нет в титрах);
Пат Комиски - телохранитель Спатса (нет в титрах);
Гарольд 'Томми' Харт - служащий (нет в титрах);
Хелен Перри - Розелла (нет в титрах);
Сандра Уорнер - Эмили, оркестрантка (нет в титрах);
Пол Фрис - распорядитель похорон (нет в титрах);
Берт Стивенс - разговорчивый посетитель (нет в титрах);
Джоан Филдс - участница группы (нет в титрах);
Дюк Фишман - гангстер (нет в титрах);
Сэм Бэгли - эпизод (нет в титрах);
Брэндон Бич - эпизод (нет в титрах);
Тед Кристи - эпизод (нет в титрах);
Мэри Фоли - участница группы (нет в титрах);
Джек Гордон - гангстер с Чарли (нет в титрах);
Тед Хук - служащий (нет в титрах);
Джордж Лэйк - эпизод (нет в титрах);
Джон Логан - эпизод (нет в титрах);
Тайгер Джо Марш - эпизод (нет в титрах);
Джек Мэтер - эпизод (нет в титрах);
Типп МакКлюр - прихвостень Белых Гетр (нет в титрах);
Пенни Макгуиггэн - трубач (нет в титрах);
Коллин О'Салливан - участница группы (нет в титрах);
Джо Пальма - эпизод (нет в титрах);
Дэнни Ричардс-мл. - нахальный посыльный (нет в титрах);
Скотт Ситон - старик (нет в титрах);
Карл Скловер - эпизод (нет в титрах);
Артур Тови - разговорчивый посетитель (нет в титрах);
Ральф Волкай - эпизод (нет в титрах);
Билли Уэйн - эпизод (нет в титрах);
Джек Перри - эпизод (нет в титрах);
Бобби Гилберт - эпизод (нет в титрах)

Другое название: Некоторые любят погорячее;
Режиссер: Билли Уайлдер;
Сценаристы: Билли Уайлдер, И.А.Л. Даймонд;
Оператор: Чарльз Ланг;
Композитор: Адолф Дойч;
Художник: Тед Хоуорт;
Продюсеры: Билли Уайлдер, И.А.Л. Даймонд, Доэйн Харрисон;
Страна: США;
Производство: Ashton Productions, The Mirisch Corporation;
Год: 1958;
Премьера: 29 марта 1959 (Нью-Йорк), 25 апреля 1966 (Москва)

Награды фильма «В джазе только девушки»

Премия "Оскар" (1959):

Лучший художник по костюмам, черно-белый фильм (Орри-Келли)

Номинация на "Оскар" (1959):

Лучший актер (Джек Леммон);
Лучший режиссер (Билли Уайлдер);
Лучшая адаптация (Билли Уайлдер, И.А.Л.Дайамонд);
Лучший оператор, черно-белый фильм (Чарльз Ланг);
Лучший художник, черно-белый фильм (Тед Хейуорт, Эдвард Дж.Бойл)

Премия Гильдии сценаристов Америки (1959):

Лучшая американская комедия (Билли Уайлдер, И.А.Л.Дайамонд)

Премия "Золотой глобус" (1959):

Лучшая актриса, комедия/мюзикл (Мэрилин Монро);
Лучший актер, комедия/мюзикл (Джек Леммон);
Лучший фильм, комедия

Премия "BAFTA" (1959):

Лучший иностранный актер (Джек Леммон)

Интересные факты про фильм «В джазе только девушки»

Весной 1958 года, когда работа над сценарием подходила к концу, начался подбор актеров. Уайлдер уже имел совершенно четкое представление о будущей работе. Она задумывалась как картина высшей категории, без компромиссов. Продюсеры собирались сделать ставку на звезд первой величины с тем, чтобы полностью застраховаться от проблем с восприятием картины публикой и прокатом.

В ходе своей работы сценаристы ориентировались на образы актеров Дэнни Кей и Боба Хоупа - ведущих американских комедийных исполнителей 1950-х, но затем мнение поменялось. Уайлдер сделал выбор в пользу более молодых. Первым в поле его зрения попал Тони Кертис, уже известный в Голливуде. Уайлдеру он запомнился по роли в «Сладком запахе успеха». Первым контракт был подписан с Кертисом, причем, по мнению Уайлдера, он мог сыграть любую из двух заглавных мужских ролей. Братья Мириш считали, что на роль Джо-Джозефины подошел бы Фрэнк Синатра. Уайлдеру эта затея не нравилась (Синатра был известен своим сложным характером), но актер, однако, не посчитал нужным даже откликнуться на предложение. Рассматривались варианты с Эдди Кантором, Джеком Бенни и другими.

Джека Леммона режиссер присмотрел по его роли в фильме «Операция "Безумная вечеринка"». Режиссер заранее предупредил, что большую часть фильма придется ходить в женском платье, но Леммон немедленно принял предложение. Правда, режиссеру пришлось выдержать некоторое давление со стороны будущего дистрибютера United Artists. Там считали Леммона «не настолько большой звездой», но кандидатуру Джека он все-таки отстоял.

Главная женская роль была самым ответственным и в то же время самым слабым звеном проекта. На роль Душечки рассматривались кандидатуры Митци Гейнор, Одри Хепберн, Элизабет Тейлор. Все они не устроили продюсеров по причине несоответствия образу или отсутствия вокальных способностей.

В апреле 1958 года Уайлдер получил письмо от Мэрилин Монро. На тот момент актриса уже почти два года нигде не снималась и, узнав о намечающихся съемках, выразила заинтересованность в новой работе. Уайлдер перед этим имел не самый удачный опыт работы с Мэрилин в картине «Зуд седьмого года». Капризы актрисы привели тогда к срыву съемочного графика, но режиссер понимал, что коммерческий успех картины мог быть связан именно с личностью Монро.

Уайлдер предложил Монро роль Душечки и выслал ей пятистраничный набросок роли. После первого прочтения текста Монро осталась очень недовольна. У актрисы были другие интересные предложения от Fox и MGM, и она колебалась. Монро совершенно не устраивало ее сложившееся экранное амплуа, а тут ей снова предлагали роль «тупой блондинки». «Героиня даже не может отличить мужчину от женщины», - комментировала своего персонажа Мэрилин. С 1955 года актриса посещала занятия по актерскому мастерству и была, как она считала, готова к более сложным ролям.

В конце концов, на актрису повлиял ее супруг - Артур Миллер. Знаменитый драматург, прочитав сценарий, оценил качество текста и убедил Мэрилин в том, что все в порядке: ведь остальные персонажи тоже не могут опознать мужчин в женщинах. Фильм мог оказаться вполне успешным. Кроме того, супруги очень нуждались в деньгах, а новый контракт позволял не просто рассчитывать на фиксированный гонорар, но и на процент от проката. Это стало последним аргументом. В итоге Монро подписала контракт на участие в фильме 28 апреля 1958 года.

Контракт Мэрилин Монро со студией Fox требовал, чтобы она снималась только в цветных картинах. По требованию актрисы Уайлдер сделал несколько проб на цветную пленку, хотя он уже принял решение снимать черно-белую картину. Уайлдер вообще не любил цветное кино, и новую картину они со сценаристом Даймондом хотели стилизовать под довоенные гангстерские фильмы, где черно-белая гамма смотрелась гораздо более уместно. Монро режиссер сообщил, что мужчины, загримированные под женщин, в цвете выглядят, как «двое размалеванных геев». Просмотрев пробы, Монро была вынуждена согласиться с мнением Уайлдера.

Время и место действия будущего фильма (Чикаго, 1929 год) повлияли на решение по выбору актеров второго плана. Джордж Рафт и Пат О’Брайен были известными исполнителями ролей в гангстерских фильмах 1940-х годов. К концу 1950-х их популярность уже сошла на нет, но аудитория очень хорошо их помнила. Для американской публики они были практически нарицательными героями: Рафт (гангстер) и Пат О’Брайен (полицейский), и это удачно сочеталось с пародийным началом картины.

Уайлдер очень хотел увидеть в фильме и своего давнего знакомого Эдварда Г. Робинсона, канонического исполнителя криминальных авторитетов, в роли Маленького Наполеона, но не смог с ним договориться. Вместо него в картине сыграл его сын - Робинсон-младший. Роль Наполеона досталась известному телевизионному актеру Нехемии Персоффу. Для типажей второго плана Уайлдер подобрал ярких характерных актеров. На роль эксцентричного Осгуда Филдинга выбрали актера Джо Э. Брауна, также известного по работам 1930-х годов, в частности, по картине «Элмер Великий». Лидером женского джаз-оркестра «Sweet Sue’s Society Syncopators» стала актриса Джоан Шоли.

Будущее проекта было тесно связано с актерским агентством MCA, одной из наиболее авторитетных компаний по поиску талантов в американской киноиндустрии. MCA связывали хорошие партнерские отношения с Mirisch Corporation. С другой стороны, большинство голливудских звезд были клиентами агентства. Сама MCA работала еще в условиях студийной системы. Мэрилин Монро имела на тот момент контракт с Fox, Джек Леммон с Columbia. Джордж Рафт и Пат О’Брайен «принадлежали» студии Warner Bros., специализировавшейся на гангстерских сагах. И только Тони Кертис, вместе с супругой Джанет Ли, уже успел организовать собственную компанию и был независимым агентом. Благодаря усилиям MCA «В джазе только девушки» стал одним из первых примеров package-unit system, когда удалось собрать команду, которая могла снять столь разноплановую картину - смесь музыкальной комедии и гангстерского боевика.

Съемки картины прошли с 4 августа по 6 ноября 1958 года. Для съемок Mirisch Corporation сняла студию Samuel Goldwyn. Пейзаж для картины нашли в Калифорнии, в районе округа Сан-Диего. В качестве отеля Seminole - Ritz hotel в Майами, был использован отель «Дель Коронадо» (Hotel del Coronado) и его пляж. События внутри гостиницы, впрочем, были полностью отсняты в павильоне.

Самой первой, снятой 4 августа 1958 года, сценой фильма стал эпизод отправления поезда с вокзала Чикаго. Samuel Goldwyn не располагала подходящими декорациями, поэтому готовую сценическую площадку «вокзала» арендовали у студии MGM. Это очень известное в Голливуде место, где снимались многие фильмы, например, «Ниночка», «Часы» и другие. По замыслу режиссера, зритель не знает, как именно Джо и Джерри превращаются в женщин, и публика должна была испытать легкий шок. Камера постепенно поднимается от женских ножек на высоких каблуках, и зритель неожиданно видит лица мужчин. Эта часть сцены была достаточно точной цитатой из «Фанфар любви» 1951 года. Затем внимание переключается на Душечку. Сцена не понравилась Монро, так как она считала, что ее первое появление в картине должно быть более броским. Уайлдер, демонстрируя внимание к мнению актрисы, переснял эпизод, добавив струю пара, эффектно пугающую героиню Монро.

6 сентября 1958 года съемочная группа фильма, состоявшая из 175 человек, прибыла в отель «Дель Коронадо» и поселилась в нем. Отель, построенный в викторианском стиле и почти не изменивший свой облик за 70 лет с момента своего открытия, хорошо подходил как готовая декорация. Он находился относительно недалеко от Лос-Анджелеса и предложил приемлемые условия для проживания персонала. При этом отель не прерывал своей обычной работы и продолжал принимать гостей во время съемок картины.

Съемки в Coronado начались со сцены на пляже, где герой Кертиса впервые предстает перед Душечкой в облике миллионера Джуниора Шелла. Сцена не давалась актеру, пока Кертис не нашел решение: он спародировал британскую манеру речи молодого Кэри Гранта в картине «Филадельфийская история». В начале работы над картиной Монро была еще в хорошей форме. Эту достаточно сложную сцену, с почти сотней строк текста, удалось легко снять с первого дубля, и никаких проблем со стороны Монро не возникло.

Одной из наиболее сложных сцен, пришедшихся на вторую часть съемочного графика - 24 октября, стало свидание на яхте. В первоначальном варианте сценария Джо, ставший мистером Шеллом Джуниором, соблазнял Душечку. Однако как только Уайлдер получил подтверждение, что в картине будет сниматься Монро, он все переиграл. Теперь, наоборот, уже Душечка должна была соблазнять нефтяного магната. Тони Кертису пришлось терпеть 42 дубля, пока Мэрилин, наконец, не сыграла ее, как необходимо. По замыслу сценаристов, Душечка, соблазняя, ложилась на Шелла Джуниора сверху. В одном из дублей у Кертиса возникла физиологическая реакция и ему стоило немалого труда контролировать себя и сфокусироваться на работе. Хотя дело ограничилось только поцелуями, впоследствии именно эта сцена была оценена цензурой как наиболее рискованная и аморальная во всем фильме.

Сцену, в которой Джерри-Дафна объявляет о своей помолвке с Осгудом-Филдингом, никак не удавалось отснять. Над сценой смеялась вся съемочная группа, не мог сдержаться от смеха и Кертис. Режиссер, заметив это, вложил в руки Джеку Леммону маракасы и попросил давать паузы между репликами и трясти маракасами. Он решил, что так можно естественным образом дать возможность зрителям расслышать все шутки и получить от них удовольствие. При окончательном монтаже Уайлдер аналогичным образом поступил и со сценой на вокзале. Он немного расширил ее короткими общими планами для пауз под смех зрителей.

В первых числах ноября съемки близились к концу, но сценарий картины оставался незаконченным. Съемочная группа завершала работу над второстепенными эпизодами, а Уайлдер и Даймонд размышляли над финалом. Сцена бегства четверки героев на моторной лодке стала последней и в хронологии съемок. Знаменитая фраза Осгуда Филдинга Nobody’s perfect была придумана давно, но по исходному замыслу не являлась финальной. В первом варианте сценария завершаться все должно было объятиями Душечки и Джо, исчезающих на дне моторной лодки.

Рассматривались и еще более экзотические варианты концовки (бегство героев в Латинскую Америку). Мэрилин Монро к тому времени была уже в совсем сложном психологическом состоянии, и Уайлдер не хотел затягивать съемки новыми проблемами с актрисой. Только за неделю до окончания производства, перебирая всю ночь разные варианты, соавторы наконец решили, что последней репликой будет Nobody’s perfect. Кто конкретно это придумал - Уайлдер или Даймонд - соавторы позже так и не смогли вспомнить и указывали друг на друга. Уайлдеру такой вариант не нравился до последнего момента. Лишь только когда сцена была снята, и ее отсмотрели в черновом варианте, режиссер успокоился и начал готовиться к окончательному монтажу.

Возвращение Монро на съемочную площадку после долгого перерыва привлекло повышенное внимание СМИ. Репортеры и поклонники постоянно дежурили в районе съемочной площадки Goldwyn Studios и отеля Coronado. Каждое появление Монро на публике создавало нездоровый ажиотаж. Съемочный процесс и график работ серьезно пострадали из-за непростого характера актрисы. Трудности в личной жизни, нескладывающийся брак, депрессия накладывали отпечаток на ее поведение. Когда начались съемки, выяснилось, что Мэрилин беременна. В начале 1958 года у Монро уже был выкидыш, и поэтому она старалась быть очень осторожной. С супругом у нее были сложные отношения. Артур Миллер регулярно появлялся на съемочной площадке и иногда устраивал ей сцены, что также не способствовало созданию рабочей атмосферы.

В начале съемок актриса была в нормальной форме, но вскоре, начиная с этапа в отеле Coronado, ситуация изменилась не в лучшую сторону. В последние недели Монро, не особенно скрываясь, позволяла себе употреблять алкоголь прямо возле камеры.

У Монро были также серьезные проблемы со сном, и она не засыпала раньше 4 утра. В результате актриса постоянно опаздывала на съемки. Уайлдер вспоминал, как однажды актриса не появилась вовремя, сославшись на то, что забыла адрес киностудии.

На съемочной площадке она часто спорила с режиссером по поводу своей роли, фильма в целом и просила его переснимать неудачные, на ее взгляд, сцены. Уайлдер еще с предыдущей картины знал, что Мэрилин было весьма сложно сконцентрироваться перед камерой и запомнить хотя бы одну фразу своего текста.

Для удобства режиссер пытался дробить ее сцены на максимально короткие, но и это не помогало. Доходило до того, что реплики записывали на листочки и раскладывали в реквизит, а также писали их мелом на доске, укрепленной над камерой, на манер телесуфлера. В некоторых сценах (например, эпизод в концовке, где Душечка разговаривает по телефону из своего номера) можно заметить, как актриса водит глазами, читая текст.

Режиссера также крайне раздражал и тот факт, что Монро продолжала брать уроки актерского мастерства и в ходе съемок. Ее преподавателем была Пола Страсберг. Монро сначала спрашивала ее мнение по поводу снятой сцены, и только потом - мнение Уайлдера. В одном из эпизодов, после команды «снято», Уайлдер в бешенстве соскочил со своего места и саркастически выкрикнул в адрес Страсберг: «Ну как тебе сцена, Пола?!».

На нервной почве из-за частых размолвок с Монро у Уайлдера появились боли в спине, и он не мог нормально спать. Съемки при этом продолжались, и режиссер, понимая ухудшающееся состояние актрисы, сдерживался, и пытался вести себя с ней насколько возможно деликатно. Минимальное количество локаций для съемки картины - вполне осознанный выбор, так как Уайлдер не хотел утомлять актрису постоянными переездами.

Однажды Страсберг обнаружила Монро в тяжелом состоянии в ее гостиничном номере после очередной размолвки с супругом. Врачи диагностировали передозировку снотворного, усугубленную приемом шампанского. 15 сентября 1958 года (по другим сведениям 12 сентября) актрису пришлось экстренно госпитализировать в клинику Cedars of Lebanon Hospital in Hollywood. Из-за этого съемки были отложены на 15 дней.

Трудности возникали также и у партнеров актрисы. Тони Кертис рассказывал о том, что в день, когда снималась наиболее сложная сцена с исполнением песни Монро «I wanna be in love» в танцевальном зале, ее не могли нигде найти. Массовка из 200 статистов в костюмах ждала ее почти целый день. Среди съемочной группы актрису в шутку называли Missing Monroe - Отсутствующая Монро. Излишнее потакание капризам звезды разлагающе действовало на съемочную группу, которая была вынуждена подолгу простаивать. Некоторые актеры были на повременной оплате, и для них задержки в графике были очень выгодны.

Кертис был очень недоволен тем, что по вине партнерши ему приходится иногда снимать десятки дублей простой сцены и он не может проявить свои способности сполна. Тони приходилось принимать успокоительные препараты, и очередной эпизод он выдерживал только благодаря моральной поддержке Джека Леммона и Джорджа Рафта, не терявших присутствия духа. Леммон же демонстрировал полное спокойствие на площадке и понимание проблем партнерши. «Может, она и не великая актриса, но отдается задаче сполна. Она не встанет к камере, пока не будет абсолютно готова», - говорил он про Мэрилин. Уайлдер просил Кертиса и Леммона ответственно отнестись к ситуации.

Неизвестно, в каком по счету дубле Мэрилин выдаст необходимый результат, но им самим нужно сыграть хорошо во всех дублях. Кертис позже вспоминал, как его преследовала навязчивая мысль - а что, если у Мэрилин наконец получится, но сцена будет провалена из-за него? При монтаже встала непростая задача по отбору годных материалов из множества дублей. В первых отлично получался Кертис, но его партнерша выглядела плохо. Через несколько десятков дублей эффектно смотрелась уже Монро, а ее партнер уставал. Кертису также приписывали слова о том, что он предпочел бы скорее целоваться с Гитлером, чем с ней. Реплика вызвала серьезный резонанс в прессе, и многие годы спустя актеру пришлось объясняться по этому поводу.

В конце октября 1958 года Уайлдер так отзывался о ситуации на съемках «Мы в середине полета, на борту самолета псих, и у него бомба». Для Уайлдера было характерно снимать с минимальным перерасходом средств, минимальной правкой при редактуре картины и точной съемкой по сценарию. В случае с «В джазе только девушки» все пошло не так. Задержка графика составила 18 дней (по другим данным - 29 дней), и перерасход бюджета картины составил около 500 тыс. долларов. Окончательный бюджет картины составил 2 883 848 долларов.

Из-за беременности Мэрилин пришлось отменить съемку для постеров и прочих рекламных материалов по окончании фильма в обычном формате. Фотографам пришлось изрядно постараться. Фигуру Мэрилин заменила ее дублерша Сандра Уорнер, она играла в фильме Эмили - одну из музыканток оркестра красотки Сью. Изображения на постерах представляют собой результат монтажа из старых фото актрисы. Картина вышла в прокат в США 29 марта 1959 года. Премьера в Нью-Йорке состоялась в кинотеатре Loew’s State Theatre. В день премьеры Бродвей был заполонен толпами поклонников Мэрилин Монро, так что пришлось приостановить движение по улице. Актриса приехала на премьеру на пожарной машине. Событие привлекло большое внимание прессы.

Первые две недели прокат картины имел скромные масштабы, но начиная с третьей начало работать «сарафанное радио», аудитория значительно увеличилась и продюсеры вздохнули спокойно - успех ленты в прокате уже не вызывал сомнений. Данные по сборам картины противоречивы. В кассовом сезоне 1959 года картина заняла 3-е место, собрав в Северной Америке около 7 млн долларов. В тот год зрители в основном выбирали комедии: лидером стала лента «Тетушка Мейм». В мемуарах Тони Кертис сообщает, что фильм собрал 7,5 млн долларов в США и 5,25 млн долларов за рубежом. Общая сумма сборов картины составила 25 млн долларов. Затраты на звездный ансамбль в условиях выплат от процента кассовых сборов оказались очень высоки, и продюсеры выручили от домашнего проката картины всего около 500 тыс. долларов.

В Советском Союзе фильм «Некоторые любят погорячее» вышел 22 августа 1966 года под более «невинным» локализованным названием «В джазе только девушки» с некоторыми купюрами. Аншлаги начались к Новому году. Лента имела очень большой успех - 43,9 млн зрителей всего при 208 фильмокопиях. В двадцатку лидеров советского кинопроката фильм не вошел, однако по подсчетам кинокритика Сергея Кудрявцева, среди зарубежных фильмов занимает 32 место, между фильмами «Анжелика - маркиза ангелов» и «Анжелика и король». Эта лента входит в феномен сверхъярких «звездных» вспышек советского кинопроката, сбивающий все триумфы идеологически «правильных» фильмов по параметру «оборот на копию». По ее мнению, такой успех Монро свидетельствует, в частности, об острейшем дефиците эротического женского имиджа в советской кинематографии. Это был единственный фильм с Мэрилин Монро в советском прокате.









Новости:




Главная Контакты 2014-2021 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.