лого Штуки-дрюки

Михаил Кошкин - биография, новости, личная жизнь

Михаил Ильич Кошкин

Возраст: 123

Михаил Кошкин

Михаил Ильич Кошкин. Родился 21 ноября (3 декабря) 1898 года в дер. Брынчаги Ярославской губернии - умер 26 сентября 1940 года в Змиевском районе Харьковской области. Советский инженер, конструктор оружия. Создатель и первый главный конструктор танка Т-34. Начальник КБ танкостроения Харьковского паровозостроительного завода имени Коминтерна. Лауреат Сталинской премии (1942, посмертно). Герой Социалистического Труда (1990, посмертно).

Михаил Кошкин родился 21 ноября (3 декабря по новому стилю) 1898 года в деревне Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне - Переславский район, Ярославская область).

Отец занимался отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену и троих малолетних детей.

После смерти отца мать батрачила, чтобы прокормить детей.

В возрасте 10-ти лет, окончив 3 класса церковно-приходской школы, Михаил уезжает на заработки в Москву, где устраивается на кондитерскую фабрику и за 8 лет работы проходит путь от ученика пекаря до рабочего по обслуживанию карамельных автоматов.

В начале 1917 года Михаила Кошкина призвали в Русскую императорскую армию. Во время Первой мировой войны попал на Западный фронт, где воевал в составе 58-го пехотного полка. В августе того же года, после ранения, был направлен на лечение в Москву, после чего получил отпуск и, в конце того же 1917 года, демобилизовался из армии.

15 апреля 1918 года добровольцем ушел в сформированный в Москве железнодорожный отряд РККА. Участвовал в боях на фронтах Гражданской войны и в отражении иностранной военной интервенции в России. До 1919 года воевал под Царицыном, затем был переведен в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебросили на Северный фронт, где Кошкин воевал против английских интервентов и принимал участие во взятии Архангельска. Там же он впервые знакомится с бронетехникой - бронепоездами РККА и английскими танками «Рикардо» Mark V, которые использовались интервентами на этом участке фронта.

После ликвидации Архангельского фронта 3-й железнодорожный батальон был переброшен на Польский фронт, но Кошкин по дороге заболел тифом и был снят с эшелона, затем, после выздоравления, направлен в Киев, на Южный фронт, в 3-ю железнодорожную бригаду, которая занималась в то время восстановлением железнодорожных путей и мостов в полосе наступления.

Летом 1921 года железнодорожную бригаду расформировали, и Кошкин закончил армейскую службу.

Михаил Кошкин в юности

Михаил Кошкин в юности

В 1919 году, на Северном фронте, вступил в члены РКП(б). Был избран секретарем партячейки 3-й железнодорожной бригады.

После окончания службы в 1921 году с отличием окончил военно-политические курсы в Харькове, после которых был командирован на учебу в Москву в Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова. Во время учебы лично познакомился с С. М. Кировым и Г. К. Орджоникидзе.

После окончания университета был командирован в город Вятку (сегодня Киров), где с 1924 по 1925 год успешно руководил кондитерской фабрикой.

В 1925-1926 годах - заведующий агитационно-пропагандистского (по другим данным - промышленного) отдела 2-го райкома ВКП(б). В 1926-1928 годах заведовал Губсовпартшколой. С 1928 года - заместитель заведующего, а с июля 1928 по август 1929 года - заведующий агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б) города Вятки.

Кошкина ожидала блестящая партийная карьера, но он отправил письмо Сергею Кирову с просьбой оказать содействие в получении технического образования и в 1929 году получил вызов в Ленинград.

В 1929 году, в 30-летнем возрасте, в числе «парттысячников», Кошкин был зачислен в Ленинградский технологический институт, однако тема обучения оказалась неинтересной для него, и он добился перевода на машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института.

Михаил Кошкин в молодости

В 1934 году защитил диплом по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов», тема дипломной работы «Коробка передач среднего танка». Преддипломную практику прошел в ОКБ при Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185. Спроектированную КП решено было установить на опытный колесно-гусеничный танк Т-29.

Производственную практику проходил на Нижегородском автомобильном заводе имени В. М. Молотова (ныне ГАЗ) в должности мастера дефектного отдела. Там он зарекомендовал себя способным специалистом, и руководство завода направило ходатайство в Наркомат тяжелой промышленности с просьбой направить Михаила Кошкина после окончания обучения на свое предприятие, однако он добился продолжения работы в танковом КБ.

С 1934 года в течение двух с половиной лет работал в КБ Ленинградского завода имени С. М. Кирова под начальством опытного танкостроителя С. А. Гинзбурга. С должности рядового конструктора дошел до заместителя начальника КБ. В это время КБ работало над танками Т-29 и Т-46-1, которые представляли собой модернизацию серийных Т-28 и Т-26 с переводом их на колесно-гусеничный ход. Работа была проведена успешно, хотя впоследствии оказалось, что танки бесперспективны (чрезмерная сложность и высокая стоимость показали невозможность их серийного производства).

11 апреля 1936 года Кошкин, в числе других конструкторов, «за отличную работу в области машиностроения» был награжден орденом Красной Звезды.

В конце декабря 1936 года нарком тяжелой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе, обеспокоенный напряженной обстановкой в Танковом отделе Харьковского паровозостроительного завода имени Коминтерна (ХПЗ), сложившейся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного легкого танка БТ-7, лично нашел М. И. Кошкина и после собеседования принял решение направить его с Ленинградского опытного завода на Харьковский завод. Решение о переводе в Харьков конструктора Кошкина было принято с учетом его деловых качеств и личного стремления создать быстроходный средний танк, пригодный для крупносерийного производства.

28 декабря 1936 года нарком тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе подписал Приказ о направлении М. И. Кошкина в Харьков на ХПЗ имени Коминтерна (позднее завод № 183) на должность руководителя танкового КБ-190.

В то время Танковый отдел Харьковского завода № 183 выпускал легкие колесно-гусеничные быстроходные танки серии «БТ», которые, наряду с легким танком Т-26 Кировского завода, составляли основу бронетанковых войск РККА. Проблемами серийного производства и модернизации танка БТ в Танковом отделе завода № 183 занималось КБ-190 под руководством А. О. Фирсова.

Конфликт между ГАБТУ РККА и Танковым отделом завода № 183 возник ввиду технических дефектов, проявившихся в процессе эксплуатации танка БТ-7. Было начато расследование по делу о поставке в войска 687 танков с недоработанной коробкой переключения передач (КПП). В свою очередь представители Танкового отдела завода обвиняли военных в неправильной эксплуатации танков БТ (прыжки с трамплина). В ходе расследования А. О. Фирсов был отстранен от руководства КБ-190 и работал рядовым конструктором, а руководство КБ-190 было временно возложено на Н. А. Кучеренко.

В январе 1937 года Кошкин начал работать в КБ (бюро 190). Перед КБ-190 стояла задача обеспечить производство и модернизацию БТ-7. При этом 48 конструкторов перегружены работой, в плане на 1937 год силы распределены по 14 направлениям, в числе которых установка на БТ-7 новейшего дизельного двигателя В-2 (БТ-7М, А-8), САУ на базе танка, разработка новых - БТ-9 (заказ АБТУ) и БТ-ИС (проект на основе работ группы Н. Ф. Цыганова, переданный с танкоремонтного завода № 48). Условия и сроки были жесткие, по словам А. О. Фирсова: «Мы между Сциллой и Харибдой. Сдадим сырой танк - жди беды. А не сдадим - головы полетят». В марте 1937 года А. О. Фирсов был арестован НКВД.

Одновременно с этим назрел общий кризис танкостроения, вызванный появлением нового вида оружия - противотанковой пушки. Гражданская война в Испании с участием легкобронированных БТ-7, Т-26 показала их высокую уязвимость для огня артиллерии и даже крупнокалиберных пулеметов. А так как эти танки являлись основными в Красной армии, это означало, по сути, необходимость срочной замены всего танкового парка. Проблема усугублялась тем, что в СССР, на тот момент, моделей танков с противоснарядным бронированием, готовых к массовому производству, не было.

В то же время колесно-гусеничная схема американского инженера Д. У. Кристи, положенная в основу танков БТ, достигла предела модернизации. Противоснарядное бронирование неизбежно увеличивало массу машины, при которой трансмиссия БТ-7 не выдерживала нагрузок, а колесный ход становился невозможным из-за повышенного давления катков-колес на грунт. В БТ-9 и БТ-ИС предпринималась попытка решить проблему колесного хода усложнением трансмиссии, сделав ведущими не одну, как у БТ-7, а три пары задних колес. Дополнительно пытались осуществить возможность движения на одной гусенице и колесах с разных сторон (так называемый синхронизированный ход), это еще более усложняло задачу и делало танк довольно трудоемким и дорогим в производстве.

7 мая 1937 года Кошкин предложил объединить схожие проекты БТ-9 и БТ-ИС (БТ-7-Б-ИС) с целью экономии сил. Предложение поддержало 8-е Главное управление Народного комиссариата оборонной промышленности (НКОП), которому был подчинен завод № 183. Поскольку тактико-технические требования (ТТТ) на объединенный проект выдвинуты не были, КБ получило определенную свободу действий.

Но чиновников АБТУ инициатива Кошкина не устраивала: «Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект дает новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т. д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9, и не БТ-7ИС, ибо меняются корпус, радиаторы, колеса и т. д. Причем проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ» (Докладная записка инспектора АБТУ Сапрыгина о состоянии дел на заводе № 183 заместителю начальника АБТУ Густаву Бокису от 20 августа 1937 года). Инспектор АБАТУ Сапрыгин также обвинил Кошкина в попытке срыва работы конструктора А. Я. Дика, направленного на завод от АБТУ летом 1937 года с целью разработки вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.

28 сентября 1937 года на завод пришла директива 8-го Главного управления НКОП об организации особого конструкторского бюро (ОКБ). Перед ОКБ ставилась цель спроектировать и к 1939 году подготовить серийное производство быстроходных колесно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Начальником ОКБ был назначен военный инженер 3-го ранга, адъюнкт Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина (ВАММ) А. Я. Дик, от ВАММ в ОКБ прикомандированы несколько инженеров и 41 слушатель-дипломник, от завода в ОКБ переведен 21 конструктор. Завод обязали выполнять все работы, связанные с ОКБ во внеочередном порядке. В результате этого КБ-190 Кошкина было практически обескровлено: из 48 конструкторов его отдела в ОКБ перевели 19 лучших.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк БТ-20 (заводской индекс А-20), но в конце октября прибывшая на завод комиссия констатировала, что ОКБ с работой не справляется, А. Дик был арестован НКВД, обвинен в срыве правительственного задания и осужден на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт еще одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески. ОКБ было расформировано, вскоре был арестован и начальник АБТУ Г. Г. Бокис, и административное давление со стороны военных временно ослабевало.

В октябре 1937 года после получения заводом № 183 задания от ГАБТУ РККА на разработку нового маневренного колесно-гусеничного танка Кошкин возглавил новое конструкторское подразделение КБ-24, которое менее чем за год спроектировало колесно-гусеничный танк под индексом БТ-20.

В начале ноября 1937 года для продолжения работы над БТ-20 Кошкин сформировал новое КБ-24, а руководство КБ-190 вновь перешло к Н. Кучеренко. В ноябре 1937 года, менее чем за год работы Кошкина в должности главного конструктора, под его руководством была успешно завершена модернизация танка БТ-7 с установкой в нем дизеля В-2 - танк БТ-7М.

В феврале 1938 года Кошкин работал в комиссии по дополнительным заводским испытаниям колесно-гусеничного танка изобретателя Н. Ф. Цыганова - БТ-СВ-2 («Черепаха»).

В марте 1938 года утвердился эскизный проект БТ-20 (А-20). Однако несмотря на новизну, по боевым качествам он мало отличался от БТ-7, вооружение (45 мм пушка 20-К) осталось прежним, увеличение толщины брони до 20 мм не обеспечивало надежную защиту от противотанковой артиллерии. Кошкин и его помощники загорелись идеей «гусеничного» варианта, который мог упростить конструкцию и позволял значительно усилить броню и вооружение за счет экономии и увеличения веса.

28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного комиссариата обороны (НКО) добился разрешения изготовить и испытать наряду с колесно-гусеничным А-20 (как и предполагалось изначальным заданием), чисто гусеничный танк, получивший индекс А-32. Кошкина поддержал И. В. Сталин, предложив не ограничивать инициативу завода.

6 сентября 1938 года Кошкин участвовал в представлении комиссии ГАБТУ разработанного проекта и макета танка БТ-20. По решению макетной комиссии под его руководством в КБ-24 приступили к разработке и изготовлению трех опытных танков (одного колесно-гусеничного танка А-20 и двух гусеничных - А-32). 9-10 декабря 1938 года Кошкин демонстрировал Главному Военному совету чертежи и макеты опытных танков А-20 и А-32.

16 декабря 1938 года Кошкин был назначен главным конструктором трех объединенных КБ завода № 183 в единое конструкторское бюро КБ-520.

Михаил Ильич Кошкин

Срочная разработка чертежей танков А-20 и А-32 потребовала сотен людей, поэтому в начале 1939 года все танковые КБ завода (КБ-24, КБ-190 и КБ-35) были объединены в КБ-520, одновременно произошло объединение опытных цехов в единый цех, тесно связанный с КБ. Кошкин был назначен главным конструктором, его заместителями А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, А. В. Колесников и В. М. Дорошенко.

5 июня 1939 года Кошкин присутствовал при первом пробном пробеге опытного колесно-гусеничного танка А-20, а 16 июля он принимал участие в первом пробном пробеге опытного гусеничного танка А-32.

В середине того же года в Харькове Кошкин представил опытные образцы А-20 и А-32. При испытаниях Государственная комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надежности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее». Колесно-гусеничный А-20 показывал большую скорость и тактическую подвижность, А-32 лучшую проходимость и бронезащиту, имея резервы по ее усилению (обе машины изготавливались в одинаковом весе и изначально позиционировались как легкие танки), но ни одному из них долгое время не было отдано предпочтения; споры между противниками и сторонниками колесно-гусеничного движителя продолжались. В КБ работа велась над обеими машинами параллельно.

23 сентября Кошкин участвовал в показе на Полигоне в Кубинке опытных машин А-20 и А-32 членам правительства.

В том же месяце в Кубинке А-20 и А-32 (Т-32), вместе с перспективными танками других заводов, повторно были показаны госкомиссии. Показ прошел с большим успехом, Т-32 произвел впечатление на присутствующих необычно красивой формой и отличными ходовыми качествами. При этом Кошкин уже представил обновленный А-32 с 76,2 мм пушкой Л-10, получивший индекс Т-32. На последовавшем совещании он вновь активно выступает за Т-32, позиционируя его уже как средний танк, который должен прийти на замену устаревшему Т-28, особо отмечая его простоту и большие резервы по дальнейшему улучшению, предлагая составить график запуска машины в серийное производство. Военные чиновники опять ни одному из танков не отдали предпочтение, рассматривая вопрос об одновременном производстве А-20 и Т-32.

С сентября 1939 года по февраль 1940 года на основании решения командования АБТУ под руководством М. И. Кошкина велось проектирование и изготовление двух опытных гусеничных танков А-32 с усиленным бронированием.

Танк Т-34

Начавшаяся Советско-финская война вновь показала плохую оснащенность РККА танками с мощным вооружением и бронезащитой. Совершенствование Т-32 активизировалось, были проведены испытания с дополнительной нагрузкой, имитирующей увеличение толщины брони до 45 мм, которые прошли успешно, и будущий танк формально приняли на вооружение до изготовления опытного образца под индексом Т-34. Кошкин и конструкторы его КБ работают напряженно, целыми днями пропадая на работе. Объем работ был значительным, в результате всех модернизаций масса машины возросла на 6 тонн, усилен гусеничный движитель, увеличились габариты, перерасчет конструкции и чертежи делались заново.

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР № 443 от 19 декабря 1939 года А-32 с толщиной брони 45 мм, названный танком Т-34, был принят на вооружение Красной армии.

10 февраля 1940 года были изготовлены два первых Т-34 и начаты их испытания. На 17 марта в Москве был назначен показ танков членам правительства. С этой целью был организован танкопробег Харьков - Москва. Учитывая важность мероприятия, Кошкин сам отправился на новых машинах как ответственный представитель завода.

В марте 1940 года Кошкин принял личное участие в проведении войсковых испытаний двух опытных танков Т-34 (А-34) с совершением пробега Харьков - Москва и обратно.

750 км от Харькова до Москвы и обратно еще недоработанные танки прошли своим ходом в трудных условиях бездорожья и снежных заносов.

17 марта 1940 года Кошкин участвовал в показе своих машин Т-34 членам правительства в Кремле. Показ на Ивановской площади Кремля в присутствии всего высшего руководства СССР (И. В. Сталин, М. И. Калинин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов) и всесторонние стендовые и ходовые испытания на танковом полигоне окончательно решили судьбу танка. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Т-34

танк Т-34 1939 года

31 марта 1940 года Кошкин представил опытные танки Наркому среднего машиностроения и Наркому обороны, которые рекомендовали немедленно поставить танк Т-34 на производство на заводах № 183 и СТЗ.

Смерть Михаила Кошкина

Пробег Харьков - Москва - Харьков подорвал здоровье Кошкина. Простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией. Однако напряжение последних лет не ослабло, организация серийного производства Т-34, значительно отличающегося по конструкции от БТ-7, шла тяжело. Требовалась масса текущих доработок, кроме того, в это время в КБ-520 работали над следующей моделью - Т-34М и намечался перспективный танк с поперечным расположением двигателя Т-44.

Вскоре заболевание обострилось и Кошкину пришлось удалить одно легкое. Он был направлен на реабилитационный курс лечения в заводской санаторий «Занки» под Харьковом, где и скончался 26 сентября 1940 года, за 9 месяцев до начала Великой Отечественной войны.

После его смерти главным конструктором и руководителем КБ-520 стал его заместитель Александр Морозов.

Михаил Кошкин был похоронен в Харькове на Первом городском кладбище (ныне Молодежный парк). Могила не сохранилась. По одним данным, она была целенаправленно уничтожена немецкими бомбардировками, по другим, гроб с телом Кошкина был кремирован, после чего урна с прахом хранилась в помещении при городском морге Харькова, который был подвергнут бомбовому удару. События происходили в конце 1941 года, на конечной стадии эвакуации ХПЗ в Нижний Тагил и перед захватом города немецкими войсками.

В Харькове, недалеко от проходной Завода имени Малышева, в мае 1985 года Михаилу Ильичу Кошкину был торжественно открыт памятник. Также в Харькове в честь Михаила Ильича названа улица.

Памятник танку «Т-34», а фактически М. И. Кошкину, установлен на трассе М-8 рядом с указателем поворота на родное село Кошкина Брынчаги в Ярославской области. В Переславле-Залесском в Ярославской области названа улица в его честь.

Памятник М. И. Кошкину установлен в центре его родного села Брынчаги Ярославской области (дом, в котором он родился и жил, сгорел во время большого пожара в 1938 году).

Памятник Михаилу Ильичу Кошкину установлен в Омске, на территории 14 военного городка.

В Кирове (Вятке) на доме, где жил М. И. Кошкин (ул. Спасская, 31), установлена мемориальная доска. Мемориальная доска установлена в Главном здании СПбПУ, где учился Михаил Ильич. Мемориальная доска установлена на здании, где жил Михаил Ильич (г. Харьков, ул. Пушкинская, 54/2).



Личная жизнь Михаила Кошкина:

Жена - Вера Николаевна Кошкина (урожденная Катаева), служащая потребсоюза. Поженились в Вятке.

У них родились три дочери:

- Елизавета (1928-2022), учитель географии;
- Тамара, геолог;
- Татьяна, преподаватель Харьковского университета.

Вера Николаевна - жена Михаила Кошкина

Вера Николаевна Кошкина

Награды Михаила Кошкина:

- Орден Красной Звезды за разработку опытной модели среднего танка Т-111;
- Сталинская премия (посмертно, 10 апреля 1942 года) «за разработку конструкции нового типа среднего танка» (Т-34);
- Герой Социалистического Труда - посмертно, Указом № УП - 801 Президента СССР Михаила Горбачева «О присвоении звания Героя Социалистического Труда Кошкину М. И.» от 4 октября 1990 года «за выдающиеся заслуги в укреплении оборонной мощи Советского государства и большой личный вклад в создание танка Т-34»;
- Орден Ленина

Образ Михаила Кошкина в кино:

1980 - Главный конструктор - в роли Михаила Кошкина актер Борис Невзоров;

Борис Невзоров в роли Михаила Кошкина

Борис Невзоров в роли Михаила Кошкина

2018 - Танки - в роли Михаила Кошкина актер Андрей Мерзликин.

Андрей Мерзликин в роли Михаила Кошкина

Андрей Мерзликин в роли Михаила Кошкина

последнее обновление информации: 26.09.2022






Главная Контакты 2014-2022 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.