лого Штуки-дрюки

Юрий Григорович - биография, новости, личная жизнь

Юрий Григорович

Юрий Григорович

Юрий Николаевич Григорович. Родился 2 января 1927 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Советский и российский артист балета, хореограф, балетмейстер, режиссер, сценарист, педагог. Главный балетмейстер Большого театра в 1964-1995 годах. Герой Социалистического Труда (1986). Народный артист Узбекской ССР (1981). Заслуженный деятель Казахстана (1995). Народный артист Республики Башкортостан (1996). Народный артист СССР (1973). Лауреат Ленинской премии (1970), двух Государственных премий СССР (1977, 1985), Государственной премии России (2017) и двух Премий Правительства РФ (2002, 2011). Один из самых выдающихся хореографов XX века.

Юрий Григорович родился 2 января 1927 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).

Отец - Николай Евгеньевич Григорович, служащий.

Мать - Клавдия Альфредовна Григорович (в девичестве - Розай).

Дядя - Георгий Розай, артист Мариинского театра, знаменитый участник Дягилевских сезонов в Париже. Георгий Розай умер за десять лет до рождения Юрия. Позже, когда Григорович пришел в балетную школу на улицу Росси, где еще работали педагоги и товарищи Розая, его часто сравнивали с дядей. "В частности, считалось, я унаследовал его высокий прыжок и амплуа гротескового танцовщика", - говорил Юрий Николаевич.

Юрий Григорович обучался в Ленинградском хореографическом училище у Бориса Шаврова и Алексея Писарева. Будучи выпускником, в 1946 году он стал первым исполнителем партии Дона Карлоса в балете Леонида Якобсона «Каменный гость».

После окончания училища в 1946 году был принят в труппу Ленинградского театра оперы и балета им. С. М. Кирова, где танцевал сольные характерные и гротесковые партии.

Партии Юрия Григоровича в Ленинградском театре оперы и балета:


Параллельно с артистической карьерой начал ставить в балетной студии ленинградского Дворца культуры имени А. М. Горького. Именно в балетной студии Ленинградского Дворца культуры имени А. М. Горького он начал сочинять танцы. Там в 1947 году он поставил свои первые балеты - «Аистёнок» Д. Д. Клебанова и «Славянские танцы» А. Дворжака, а в 1948 году - «Семеро братьев» на музыку А. Е. Варламова.

Сам он говорил, что решил стать хореографом, когда ему не было еще и двадцати лет. Когда с непрофессиональными артистами ставил трехактный балет «Аистенок», он начал искать многоактную форму с развивающимся сюжетом, живыми характерами, столкновениями - все то, что позже возникнет в его балетном театре. На его первой премьере были Агриппина Яковлевна Ваганова, Симон Багратович Вирсаладзе и Юрий Иосифович Слонимский.

Юрий Григорович в молодости

Юрий Григорович в молодости

В Театре оперы и балета им. С. М. Кирова сначала ставил танцы в операх, а в 1957 году ему доверили сделать полномасштабную работу - балет Сергея Прокофьева «Каменный цветок». Этот балет декларировал симбиоз советского драмбалета и до того отвергавшегося балетного симфонизма, тем самым, став поворотным пунктом в развитии хореографического искусства СССР второй половины XX века. С этого спектакля также началось многолетнее творческое сотрудничество балетмейстера с Симоном Вирсаладзе - художником-постановщиком, ответственным за многие художественные и концептуальные решения в постановках Григоровича и позднее, вместе с ним, изменившим эстетику балета Большого театра.

В 1961 году Григорович в содружестве с Вирсаладзе поставил балет Арифа Меликова «Легенда о любви», который считается его наивысшим достижением как балетмейстера.

В 1961-1964 годах был балетмейстером Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова (Мариинский театр), поставил там: танцы в опере Н. Римского-Корсакова «Садко»; танцы в опере Дж. Верди «Риголетто»; «Каменный цветок» С. Прокофьева; танцы в опере Т. Хренникова «Мать»; танцы в опере А. Дворжака «Большая любовь» («Русалка»); танцы в опере В. Рубина «Три толстяка»; «Легенда о любви» А. Меликова; «Раймонда» А. Глазунова.

Главный балетмейстер Большого театра

В 1964 году стал главным балетмейстером московского Большого театра, занимал этот пост более тридцати лет, вплоть до 1995 года. На следующий год после переезда в Москву, в 1965 году, окончил Государственный институт театрального искусства им. А. В. Луначарского.

Ходили слухи, что к его назначению главным балетмейстером Большого приложил руку Никита Хрущев, который видел балет Григоровича «Легенда о любви» во время гастролей Кировского театра в Кремлевском дворце. В то же время сам Юрий Николаевич отмечал, что в Большой попал благодаря Евгению Светланову, который возглавлял театр. Именно Светланов и сказал высокому руководству: «Мне нужен здесь Григорович». К тому времени Григорович уже поставил в Большом два больших спектакля - «Каменный цветок» и «Спящую красавицу», хорошо знал труппу. "Хрущев к моему назначению, наверное, не был причастен. А вот Екатерина Алексеевна Фурцева, министр культуры СССР, конечно. Она занималась театром ежедневно! Знала артистов, всегда стояла на их стороне, принимала их у себя часто, не все платили ей потом добром. Было официальное представление в заполненном Бетховенском зале. Мне советовали запасти инаугурационную речь. Но я не готовился - сказал как думал, без громких обещаний, эффектных лозунгов. Ничего такого. И пошли работать - и тридцать два года как не бывало", - делился балетмейстер.

балетмейстер Юрий Григорович

Постановки Юрия Григоровича в Большом театре:


В 1980 году Юрий Григорович был балетмейстером-постановщиком церемоний открытия и закрытия Летних Олимпийских игр в Москве.

Сотрудничал с Новосибирским театром оперы и балета, в котором поставил: «Каменный цветок» С. Прокофьева; «Легенда о любви» А. Меликова; «Лебединое озеро» П. Чайковского; «Спартак» А. Хачатуряна.

Григорович никогда не был членом КПСС, хотя получил при этом массу государственных наград. Он говорил, что непартийность делала его более свободным. "Я не обязан был соблюдать партийную дисциплину, вписываться в идеологические схемы. Несколько раз предлагали, я благодарил и уклонялся: мол, не созрел еще. А партийное влияние на театральную политику, конечно, существовало. Мы зависели от многих обстоятельств и не все из них могли обойти", - признавался он.

Целый ряд ныне всемирно известных танцевальных площадок были открыты благодаря Юрию Григоровичу и его балетам - это Альберт-холл в Лондоне, где до него не давали балетных представлений, это и специальная сцена в историческом пространстве Цирка Массимо и Римского Колизея, это и гора Ахун в Сочи, это и стадионы в Латинской Америке. "Важно не растеряться, а использовать новые обстоятельства, что мы и делали с Большим балетом, который трудно чем-нибудь сбить с главной задачи. Мы и в этом были именно Большим балетом", - с гордостью говорил хореограф.

В 1991-1994 годах параллельно руководил основанной им труппой «Большой театр - студия Юрия Григоровича».

В 1993-1995 годах сотрудничал с балетной труппой Башкирского театра оперы и балета.

хореограф Юрий Григорович

Стиль управления Юрия Григоровича

Стиль управления Григоровичем балетной труппой Большого театра определяли как авторитарный, его самого нередко называли диктатором. В 1970-е - 1980-е годы главному балетмейстеру пытались противостоять Владимир Васильев и Майя Плисецкая, которые хотели ставить в театре свои спектакли и видели себя в другом репертуаре. Также Григоровича обвиняли в сломе карьеры и преждевременной смерти танцовщика Мариса Лиепы.

«Гениальный хореограф с плохим характером» - так назвал его композитор Арам Хачатурян в день премьеры в Большом театре балета «Спартак».

Действительно, в 1988 году были выведены на пенсию целый ряд солистов Большого - Майя Плисецкая, Владимир Васильев, Екатерина Максимова, Нина Тимофеева, Михаил Лавровский. Но почему-то никто не обратил внимания, что среди выведенных тогда на пенсию была и жена самого Григоровича - Наталия Бессмертнова.

Сам Юрий Григорович о своем стиле управления говорил: "Мне приписывали тоталитарные методы правления, умалчивая о том, во имя чего и ради чего я был непреклонен. Для того чтобы все ладилось, шло по уму, только тогда мы становились сильными. Не все выдерживали, с кем-то отношения прекращены безвозвратно и без сожалений - им я даровал свободу от себя самого, моих планов и требований".

"Жалость не лучшее чувство в работе с артистами", - подчеркивал великий хореограф.

Свой жесткий стиль он считал одним из залогов достигнутого успеха: "Наполеон, как известно, считал, что проще управлять войсками, чем Парижской оперой, когда к нему, императору, каждый день приходили балерины и требовали повернуть ситуацию в их пользу. Нельзя руководителю балета быть дамой, приятной во всех отношениях, я это много раз говорил, в надежде быть услышанным. Приходится быть жестким по должности. Отказывать, сдерживать, выстраивать процесс, в котором заняты не один-два амбициозных человека, а двести пятьдесят, и они ждут от тебя единственно верного решения. Быть добреньким и прощать всем все - это же гибель для искусства. Дисциплина творческой работы для артистов, костюмеров, осветителей, дирекции - не пустой звук. Я абсолютно не выносил необязательности в общем деле под названием «Русский балет»".

Относительно своих непростых отношений с Майей Плисецкой балетмейстер рассказывал, что его приход в Большой она встретила очень радушно. Поначалу у них были вполне нормальные, не конфликтные отношения. Она писала ему письма из Америки, где гастролировал его балет «Каменный цветок» (Плисейкая танцевала в нем Хозяйку Медной горы): «Юрочка, у тебя здесь самый большой успех, все спрашивают о тебе, мы с Володей (Васильевым) рассказываем» и т.д. Плисецкая исполнила пять партий в его балетах, и это было лучшее, что она сделала в Большом театре - Хозяйка Медной горы, Мехменэ Бану, Аврора, Одетта-Одиллия, Эгина в «Спартаке».

Проблемы, по словам Григоровича, начались, когда новое поколение артистов обретало свое место на сцене, и он активно работал с ними. Плисецкая, говорил он, перестала понимать, что Большой не должен и не будет принадлежать ни одной балерине. "При этом театр всегда был по отношению к ней буквально распахнут - она ставила свои балеты, для нее приглашались балетмейстеры, художники, либреттисты, партнеры; проводились ее творческие вечера и отмечались все юбилеи. Исполнение партии Авроры в моей постановке «Спящей красавицы» инициировало ее выдвижение и присуждение ей Ленинской премии. Была большая слава, признание, правительственные награды. Как только же она предпринимала что-то за пределами Большого театра - руководила коллективами, организовывала балетный конкурс, постановки и пр., - терпела полный крах. Нет-нет, ее творческая карьера в Большом сложилась, ей не на что обижаться", - указывал хореограф.

Бытует мнение, что многие хореографы не допускались до постановок в Большом театре. Однако Григорович выражал с этим категорическое несогласие: "За тридцать лет у меня было представлено колоссальное число - около пятидесяти - наших хореографов. Просто какой-то дурак сказал, что я никого не пускаю. Начиная с Касьяна Голейзовского и кончая моими учениками Бобровым и Меланьевым, они ставили и спектакли, и концертные номера. На сцене Большого театра дебютировали как хореографы Васильев и Плисецкая. Можно назвать Мессерера, Виноградова, Петрова, Майорова, Лавровского. Некоторые поставили по несколько балетов".

Юрий Николаевич Григорович

В 1995 году Юрий Григорович после серии скандалов и противостояний покинул Большой театр и начал работать с различными российскими и зарубежными коллективами, осуществляя постановку своих спектаклей.

В 1996 году начал сотрудничество с Краснодарским театром балета, поставив сюиту из балета Д. Шостаковича «Золотой век». В 1997 году взял на себя художественное руководство этим новым коллективом. После премьеры своей версии «Лебединого озера» в том же году заявил о своём намерении перенести на краснодарскую сцену все свои работы. Постановки в Краснодаре Григорович осуществлял совместно с дирижёром Александром Лавренюком.

Постановки Юрия Григоровича в Краснодарском театре балета:

Главная Контакты 2014-2021 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.