лого Штуки-дрюки

Николай Юденич - биография, новости, личная жизнь

Генерал Юденич

Николай Юденич

Николай Николаевич Юденич. Родился 18 (30) июля 1862 года в Москве - умер 5 октября 1933 года в Каннах (Франция). Русский военачальник. Генерал от инфантерии (1915). Во время Первой мировой войны разгромил турецкие войска Энвер-паши в Сарыкамышском сражении. Участник белого движения во время Гражданской войны. Последний русский кавалер Ордена Святого Георгия II класса.

Николай Юденич родился 18 (30 по новому стилю) июля 1862 года в Москве.

Отец - Николай Иванович Юденич (1836-1892), коллежский советник, из дворян Минской губернии.

Мать - Агния Никитична Даль (1836-1892).

В 1879 году поступил в 3-е военное Александровское училище, которое окончил 8 августа 1881 года с производством в подпоручики армейской пехоты и прикомандированием к лейб-гвардии Литовскому полку. 10 сентября 1882 года переведен в лейб-гвардии Литовский полк с переименованием в прапорщики гвардии.

В 1884 году произведен в подпоручики (со старшинством с 30 августа 1884 года), в следующем году - в поручики гвардии (со старшинством с 5 августа 1885 года).

В 1887 году окончил Николаевскую академию Генерального штаба по 1-му разряду и 7 апреля того же года был произведен в штабс-капитаны гвардии. Назначен состоять при штабе Варшавского военного округа. 26 ноября 1887 года переведен в Генеральный штаб с переименованием в Генерального штаба капитаны и назначением старшим адъютантом штаба 14-го армейского корпуса. Цензовое командование ротой отбывал в лейб-гвардии Литовском полку со 2 ноября 1889 года по 12 декабря 1890-го.

9 апреля 1891 года назначен обер-офицером для особых поручений при штабе 14-го армейского корпуса. С 27 января 1892 - старший адъютант штаба Туркестанского военного округа. 5 апреля 1892 года произведен в подполковники.

В 1894 году участвовал в Памирской экспедиции в должности начальника штаба Памирского отряда.

24 марта 1896 года произведен в полковники и 6 декабря того же года назначен штаб-офицером при управлении Туркестанской стрелковой бригады, 20 сентября 1900 года - штаб-офицером при управлении 1-й Туркестанской стрелковой бригады. С 28 мая по 8 октября 1900 года отбывал цензовое командование батальоном в 12-м гренадерском Астраханском полку.

16 июля 1902 года назначен командиром 18-го стрелкового полка. Командовал этим полком во время Русско-японской войны. Принимал участие в сражении при Сандепу, где был ранен в руку, и Мукденском сражении, в котором был ранен в шею.

19 июня 1905 года произведен в генерал-майоры с назначением командиром 2-й бригады 5-й стрелковой дивизии. За отличия в Русско-японскую войну награжден золотым оружием с надписью «За храбрость» (утверждено высочайшим приказом от 26 февраля 1906 года), 25 сентября 1905 года пожалован орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами, а 11 февраля 1906 года - орденом Святого Станислава 1-й степени с мечами.

10 февраля 1907 года назначен окружным генерал-квартирмейстером штаба Кавказского военного округа. 8 июня 1907 года зачислен в списки 18-го стрелкового полка.

6 декабря 1912 года произведен в генерал-лейтенанты и назначен начальником штаба Казанского военного округа.

25 февраля 1913 года назначен начальником штаба Кавказского военного округа. 6 декабря 1909 года награжден орденом Святой Анны 1-й степени, а 9 июля 1913 года - орденом Святого Владимира 2-й степени (со старшинством с 24 апреля).

Генерал Николай Юденич

С началом Первой мировой войны Юденич стал начальником штаба Кавказской армии, ведшей бои с войсками Османской империи.

На этом посту он наголову разбил турецкие войска под командованием Энвер-паши в Сарыкамышском сражении.

Николай Юденич в Сарыкамышском сражении

Сражение при Сарыкамыше (тур. Sarıkamış Harekâtı), в западной литературе - наступление Энвера (9 (22) декабря 1914 - 5 (18) января 1915) - оборонительная операция русской Кавказской армии против наступательных действий турецких войск в районе населенного пункта Сарыкамыш Карсской области Российской империи в ходе Первой мировой войны. В результате боев 3-я турецкая армия была полностью разгромлена. Русской армии также удалось сорвать планы Османской империи по захвату российского Закавказья и перенести боевые действия на ее территорию.

К 20 ноября (3 декабря) завершилась активная фаза боевых действий в ходе Кеприкейской операции. Русская армия, натолкнувшись на серьезное сопротивление, глубоко вклинилась в оборону турецкой армии, но в связи с значительными потерями не смогла укрепить свои фланги. Однако и турецкая армия не добилась значительных успехов. В ходе сражения были выявлены значительные недостатки как в управлении, так и в организации связи и взаимодействия между подразделениями как в русской, так и в турецкой армиях.

На протяжении ноября, в то время как происходили ожесточенный бои, турецкое командование, обнадеженное частичными успехами своей армии, вело тщательную подготовку и разработку плана масштабного наступления на территорию Российского Закавказья. 25 ноября (8 декабря) 1914 года Энвер-паша, приплыв из Константинополя в сопровождении двух немецких советников (генерала Бронсарта фон Шеллендорфа и майора фон Фельдмана), высадился в Трабзоне, откуда проследовал в штаб-квартиру 3-й армии в Эрзеруме.

При разработке плана по разгрому русской армии военный министр Турции старался использовать немецкую тактику, применявшуюся в битве при Танненберге. Турецкое командование планировало уничтожить всю Сарыкамышскую группу русской армии силами трех армейских корпусов - 9-го, 10-го 11-го. Первые два корпуса должны были совершить обход Сарыкамышской группировки русской армии с севера через Ольты (Олту) и Бардус, образуя котел. Захват Ольты открывал путь к овладению крепостями Карс и Батум с выходом к Ардагану. 11-й корпус должен был наступать фронтально через Пасинскую равнину на Сарыкамыш. Далее турецкая армия должна была вторгнуться вглубь российской территории и идти по направлению к Тифлису - центру российского Кавказа.

Оперативный замысел турок был рассчитан на быстроту и скрытность обхода и энергичные демонстративные действия 11-го корпуса; при этом 9-й и 10-й корпуса выдвигались со слабо организованными тылами в расчете на получение продовольствия от местного мусульманского населения. Однако у некоторых офицеров, в том числе и у командира 3-й армии, вызывало сомнение, что план, примененный в летний период, мог быть использован зимой. Горные дороги Восточной Анатолии были практически непроходимы для транспорта, а глубина снега достигала полутора метров, температура опускалась до −20 градусов. Рассмотревший план атаки командующий 3-й армией Хасан Иззет сделал к нему существенные дополнения. По его мнению, войска нуждались в налаженном снабжении - обеспечении зимней одеждой, продовольствием и боеприпасами. Энвер-паша считал подобные высказывания выражением чрезмерной осторожности. Он доверился сообщениям Хафыз Хаккы-паши, которому был поручен сбор информации о маршрутах передвижения. Согласно предоставленным данным, состояние дорог в зимний период позволяло перемещение пехоты с горной артиллерией. Не веривший в успех этой операции Хасан Иззет по прибытии Энвера-паши был отстранен от занимаемой должности. 6 (19) декабря Энвер-паша взял командование 3-й армией на себя, а Бронсарт фон Шеллендорф возглавил ее штаб. Хафыз Хаккы-бек возглавил 10-й корпус. Также сменились командиры 9-го и 11-го корпусов.

Командование русской армией рассчитывало на то, что зимой турки не будут предпринимать столь масштабных попыток наступления по горным и сильно заснеженным перевалам. Перед русской армией ставилась основная задача - удержание и активная оборона рубежей, занятых при проведении Кеприкейской операции.

Еще до начала активных фазы боевых действий, 30 ноября (13 декабря), император Николай II лично посетил Карс, а 1 (14) декабря - Сарыкамыш, где пообщался с населением и провел встречи с духовными лидерами различных конфессий - экзархом Грузии, католикосом армян, шейх-уль-исламом шиитов и муфтием суннитов. Приезд императора сильно воодушевил личный состав русской армии.

Из четырех основных оперативных направлений только на Сарыкамышском и Батумском русская армия имела преимущества в живой силе и артиллерии. На Ольтинском направлении ситуация для турецкой армии складывалась наиболее удачно - 57 турецких батальонов с 6 эскадронами против неполных 9 батальонов и 7 сотен кавалерии русских; 72 турецких орудий против 24 русских.

Главные силы русской армии находились в составе Сарыкамышского отряда, состоявшего из 1-го Кавказского и 2-го Туркестанского корпусов общей численностью 53,5 батальона пехоты, 32 сотни кавалерии, 9 инженерных рот и 148 орудий. Основные силы - две Кубанские пластунские бригады, 39-я пехотная дивизия, 1-я Кавказская казачья дивизия, 4-я и 5-я Туркестанские стрелковые бригады и 2-я бригада 20-й пехотной дивизии. Руководил отрядом генерал от инфантерии Г.Э Берхман. Ольтинский отряд генерал-лейтенанта Н. М. Истомина состоял из 8,5 батальонов пехоты, 7 сотен кавалерии, 1 инженерной роты, 1 армянской дружины и 24 орудий. Основные силы - 1-я бригада и 2-й дивизион 20-й артиллерийской бригады 20-й пехотной дивизии, пол батальона пехоты, 3-й Горско-Моздокский казачий полк, 4-я добровольческая армянская дружина, сотня 26-й бригады пограничной стражи.

На Эриванском направлении располагался только что сформированный 4-й Кавказский армейский корпус генерала от инфантерии П. И. Огановского, состоявший из 10 батальонов пехоты, 41 сотни кавалерии, 1 инженерной роты, 2 армянских дружин и 58 орудий. На Приморском направлении действовала группировка из 9 батальонов пехоты, 8 дружин ополчения, 1 сотни кавалерии и 20 орудий. Ардаганский отряд генерал-лейтенанта И. А. Геника состоял из 3 батальонов пехоты, 6 сотен кавалерии, 1 дружины и некоторого количества артиллерии. Общая численность русской армии составляла 64 - 65 тыс., из них около 50 тыс. пехоты и 14 тыс. кавалеристов в районе Сарыкамыша, чуть больше 8 тыс. человек в районе Ольты и около 2 тыс. в районе Ардагана, плюс резерв 14 тыс. в крепости Карс.

До войны турецкая армия имела следующую структуру: три армейских корпуса, каждый включал в себя три дивизии, дивизия состояла из трех пехотных и одного артиллерийского полков, немногим более 20 орудий и полутора десятка пулеметов. Общая численность каждого корпуса не превышала 11 тыс. С началом войны турецкое командование начало усиливать 3-ю армию. К декабрю она состояла из трех армейских корпусов. 9-й армейский корпус (командир - Ахмет Февзи-паша) состоял из трех пехотных дивизий - 17-й, 28-й и 29-й; 10-й корпус (командир - Хафыз Хаккы-паша) - 30-й, 31-й и 32-й; и 11-й корпус (командир - Абдул Керим-паша), усиленный артиллерией 9-го корпуса, жандармерией и пехотными соединениями, состоящий из 18-й, 33-й и 34-й дивизий, а также 2-й и Ванской кавалерийских бригад. Общая численность 11-го корпуса составляла 35 тыс.

Турецкие силы располагались в следующем порядке: 9-й корпус находился в районе Гасан-калы, 10-й у Эрзурума, 11-й стоял на фронте напротив Саракамыша. В дополнении к войскам на Ольтинском направлении, турецкая армия в своем составе имела: на Сарыкамышском - 30 батальонов пехоты, 16 эскадронов, курдскую кавалерию и 154 орудия; на Эриванском - 14 батальонов пехоты, курдскую кавалерию и 16 орудий; на Батумском - 9 батальонов пехоты, до 6 тыс. четчиков, 8 орудий. Количество войск, задействованных в наступательной операции составляло 90 - 95 тыс., общий же состав турецких сил был доведен до 120-150 тыс.

Начиная с полудня 6 (19) декабря Истомин доносил в Тифлис сведения о появлении в районе населенного пункта Ид турецкой пехоты (это были полки 28-й и 29-й дивизий). Тогда же турецкие части начали оттеснять заслоны русских в направлении Кош-Экрек. В течение нескольких последующих дней передовые посты Ольтинского отряда обнаруживали передвижение турецких частей. В этот период с наилучшей стороны показали себя армянские лазутчики, доставлявшие достаточно точные сведения о передвижениях турецких сил. К вечеру 8 (21) декабря штабу Ольтинского отряда стало ясно, что турки крупными силами выдвинулись в направлении населенного пункта Ид (не путать с Нарман) с обходным движением на Олты и вскоре начнут крупномасштабное наступление.

Однако фактический командующий Кавказской армией генерал от инфантерии А. З. Мышлаевский не принимал всерьез данную информацию и только после нескольких просьб Истомина, чтобы создать угрозу тылу наступающего противника, Берхман направил 4-ю Туркестанскую стрелковую бригаду, сосредоточенную в Маслагате, по направлению к Пертанус-Кош, с целью их захвата. На следующие день, 9 (22) декабря, в Тифлис из Петрограда пришла информация о том, что в Эрзерум прибыл Энвер-паша, что, в свою очередь, являлось прямым сигналом скорого начала наступательных действий со стороны 3-й армии. Однако Берхман, которому подчинялся в оперативном отношении и Ольтинский отряд, пренебрегал опасностью обходного маневра турок, ссылаясь на непреодолимый, по его мнению, снежный заслон на их пути.

9 (22) декабря турки силами трех корпусов начали наступление. Трем дивизиям 9-го корпуса ставилась задача из района Пертанус-Кош выйти на линию Кизыл-килиса-Ид и далее овладеть Бардусом (Бардизом). Две дивизии 10-го корпуса атаковали Ид, а оставшиеся силы - Ардос. На протяжении всего марша турки встречали серьезные затруднения, связанные с покрытым мощным слоем снега горными переходами. Истомин, раскрыв замысел турок, оставив только арьергард под командованием полковника Кутетадзе, отвел свои части в высокогорье на русско-турецкую границу, чем спас их от возможного окружения.

Ведя бой с превосходящими силами противника, заслоны генерала Истомина начали отступление к Нарману. 31-я дивизия окружила отступающий арьергард русской армии (1,5 батальона в 750 солдат) в районе Ид, захватив их в плен (однако уже ночью русские солдаты численностью до 600 человек смогли сбежать и присоединиться к Ольтинскому отряду). На второй день активных боев за Ольты, к полудню 10 (23) декабря, Истомин с оставшимися 8 батальонами пехоты был вынужден оставить город и эвакуироваться с продовольствием и боеприпасами в сторону Ардагана (первая остановка была в районе Соленопромысловой), в тот же день турки вошли в Ольты.

Главный замысел турок по окружению группировки Кавказской армии в районе Ольты провалился. В первых боях с наилучшей стороны показала себя 4-я армянская добровольческая дружина под руководством А. Гафавяна.

Примечательно, что перед взятием Ольты, 31-я и 32-я турецкие дивизии, не имея точных сведений о расположении русских частей, вели шестичасовой бой друг с другом, в результате чего было убито и ранено около 2 тыс. турок. После - 30-я и 31-я дивизии начали преследование отступающих частей Ольтинского отряда, окончившееся безрезультатно на линии Арсеняк-Косор.

Тогда же Берхман приказал 2-му Туркестанскому корпусу начать наступление на Кеприкей, которое, по причине глубоких снежных заносов и невозможности прохождения личного состава и артиллерии, прекратилось уже через два дня. Его пассивное отношение к надвигающейся угрозе, а также множество задач, стоявших перед Кавказской армией, побудило Мышлаевского и его начальника штаба генерал-лейтенанта Н. Н. Юденича прибыть 11 (24) декабря в штаб Сарыкамышского отряда (населенный пункт Меджингерт). После их прибытия выяснилось, что штаб Берхмана «не придавал значения важным сведениям, поступающим от Истомина» и не передавал их в штаб армии, что сильно ухудшило положение армии, и прежде всего Ольтинского отряда. Мышлаевский сразу же взял руководство на себя (заслуживает внимания тот факт, что опасаясь принять на себя ответственность за будущие решения, он не подписал приказ о вступлении в командование). Первым своим приказом он произвел реструктуризацию отряда на два корпуса - 1-й Кавказский (Г. Э. Берхман) и Сводный (часть 1-го Кав. корпуса и 2-й Туркестанский армейский корпус - Н. Н. Юденич), и два отдельных отряда под командованием все того же Берхмана и полковника С. А. Довгирда.

Суровые погодные условия сильно тормозили и усложняли передвижение турецких частей. 11 (24) декабря только одна дивизия, 29-я, совершавшая обходной маневр, смогла занять Бардуз в 25 километрах от Сарыкамыша, 17-я смогла добраться только до селения Чатак. Остальные дивизии вовсе отстали. 32-я, например, в ходе перехода потеряла до половины своего состава. Энвер планировал обрушить на Сарыкамыш практически все силы 9-го и 10-го корпусов, однако, первоначально, только 17-я и 29-я дивизии смогли выполнить приказ командующего. 28-я должна была атаковать Караурган.

К 12 (25) декабря турецкие части стояли в 6-7 км от Сарыкамыша. В городе на тот момент не было регулярных войск - части Кавказской армии только перебрасывались к Сарыкамышу. Против двух турецких дивизий (18 батальонов пехоты) русские войска смогли выставить отряд из 7 батальонов, 1,5 сотен кавалеристов, около 1 тыс. железнодорожников, 16 пулеметов и двух орудий. Руководителем обороной города был назначен оказавшийся проездом начальник штаба 2-й Кубанской пластунской бригады, полковник Н. А. Букретов с двумя сотнями прапорщиков. В короткий срок он сумел организовать оборону города.

На следующий день 29-я дивизия оттеснила русские войска с Бардузского перевала, захватила важнейшие дороги и стратегические высоты вокруг него. Русские защитники города (комендант генерал-майор Н. Н. Воропанов), уступая в численности нападавшим, ответили артиллерийским огнем, что заставило турок остановить свое наступление до прихода подкреплений (17-й и 28-й дивизий).

Турки смогли захватить только населенные пункты Воронье (Орлиное) Гнездо и Верхний Сарыкамыш, которые, впрочем, несколько раз переходили из рук в руки. 11-й турецкий корпус продолжал давление на основные русские силы, но делал это недостаточно энергично, что позволило русским отводить с фронта одну за другой наиболее сильные части и перебрасывать назад к Сарыкамышу (Кубинский 155-й, Кабардинский 80-й пехотные полки, Туркестанские 15-й,17-й,18-й стрелковые полки, 1-й Запорожский казачий полк с четырьмя орудиями). 13 (26) декабря 18-му Туркестанскому полку, в ходе ожесточенных боев полностью потерявшему один батальон, удалось удержать железнодорожный вокзал.

Наступили решающие дни. К 14 (27) декабря был перерезан участок железной дороги Сарыкамыш-Карс, в тот же день пять турецких дивизий начали штурм города. 15 (28) декабря Мышлаевский, совершенно не веря в успех обороны города, решил, что положение дел отчаянное, и вместе с генерал-майором Л. М. Болховитиновым покинул город на автомобиле и направился в Карс, намереваясь прибыть в Тифлис для организации обороны Закавказья. Перед отъездом он издает два приказа, первый - об организации обороны и назначении двух равноправных командиров - Берхмана и Юденича, второй - об общем отступлении и уничтожении складов. Своими действиями Мышлаевский доказал свою несостоятельность в роли командующего и посеял панику и неразбериху как в военных, так и в гражданских кругах.

Турецкие части были сильно измотаны непрекращающимися многокилометровыми маршами и боями, было множество обмороженных. 15 (28) декабря с пятью батальонами пластунов прибыл генерал-майор М. А. Пржевальский, который сразу же принял командование. Всего под его командованием были силы в количестве 25 батальонов пехоты, одного полка казаков. Общая численность контингента достигала 14 тыс. человек при 34 орудиях.

К 16 (29) декабря Сарыкамыш был полностью окружен, тогда же к городу подошел 10-й корпус и началось ожесточенное наступление, которое возглавил лично Энвер-паша. В тот же день Мышлаевский издал свой последний приказ, в котором назначил Берхмана командиром Сарыкамышского отряда. К вечеру турки захватили вокзал и казармы 156-го Елисаветпольского полка, однако в ночь на 17 (30) декабря в боях обозначился перелом - защитники города смогли отбить вокзал и выбить турецкие части за черту города.

При содействии аджарцев, восставших против российских властей, под контроль турецких войск перешла часть Батумской области, за исключением Михайловского крепостного района и Верхне-Аджарского участка Батумского округа. 17 (30) декабря, 1-я Константинопольская дивизия захватила город Ардаган Карсской области и значительную часть Ардаганского округа.

17 (30) декабря русские части под командованием Довгитра смогли взять важную высоту Ахурезар и подойди к Бардузу на расстояние орудийного выстрела. 18 (31) декабря турки предпринимали безрезультатные попытки взять город. В Сарыкамыш прибыл Дербентский 154-й пехотный полк. Тогда же Юденич провел перегруппировку оставшихся частей и начал контрнаступление сначала в районе Сарыкамыша, а позже - по всему фронту.

19 декабря 1914 года (1 января 1915 года) начали отступление турецкие дивизии, однако из-за неправильно оцененной обстановки командующим Берхманом, преследование турок русским войсками закончилось практически безрезультатно, что послужило основанием 24 декабря 1914 года (6 января 1915 года) для его отстранения и назначения Юденича командующим группировкой Кавказской армии. Тем временем к Сарыкамышу подходили свежие подкрепления - 1-я Кавказская казачья дивизия и 2-я пластунская бригада.

К 21 декабря 1914 года (3 января 1915 года) было восстановлено железнодорожное сообщение с Карсом, что дало возможность перебрасывать свежие части к Сарыкамышу по железной дороге, а на следующий день Сибирская казачья бригада освободила Ардаган.

23 декабря 1914 года (5 января 1915 года) распространилось официальное сообщение штаба Кавказской армии об окончательной победе в Сарыкамышском сражении. Были освобождены Ид и Ольты, а также Батумская область, верхняя Аджария была полностью очищена от турок к концу марта 1915 года.

Потери русской армии были от 16 до 20 тыс. убитых и раненых, еще 6 тыс. получили обморожение. Турецкая 3-я армия оказалась практически полностью разгромленной, ее общие потери составили 70-90 тыс. человек убитых, раненных и попавших в плен.

Нанеся крупное поражение турецким войскам, русская армия смогла перенести боевые действия на территорию противника, тем самым не позволив осуществиться планам турецкого командования - вторгнуться в Закавказье.

24 января (7 февраля) 1915 года Николай Юденич был награжден Орденом Святого Георгия 4-й степени, произведен в чин генерала от инфантерии с назначением командующим Кавказской армией. Примечательно, что Г.Э Берхман получил подобную награду лишь 26 июля (8 августа) 1916 года, так как первоначально главнокомандующий Кавказским фронтом, наместник на Кавказе, граф И. И. Воронцов-Дашков, не причислил его к числу особо отличившихся командиров при отражении турецкого наступления. Причиной этого, по мнению некоторых авторов, стало то, что «Верховному главнокомандующему (Николаю Николаевичу Младшему) совершенно не нужно было, чтобы на этой войне среди победителей значились бы генералы с немецкими корнями и фамилиями».

генерал от инфантерии Николай Юденич

В течение 1915 года подразделения под командованием Юденича вели бои в районе города Ван, который несколько раз переходил из рук в руки. 13-16 февраля 1916 Юденич выиграл крупное сражение под Эрзурумом, а 15 апреля того же года овладел городом Трапезунд. За это сражение (еще до его окончания) Юденич был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени (после него этот орден такой степени в Российской империи больше никто не получал).

К лету-осени 1916 года русские войска контролировали большую часть Западной (Турецкой) Армении.

После Февральской революции Юденича назначили главнокомандующим Кавказским фронтом. Однако после ухода с поста военного министра А. И. Гучкова 2 (15) мая 1917 года новый военный министр А. Ф. Керенский снял Юденича с должности как сопротивляющегося указаниям Временного правительства и отправил его в отставку.

Покинув Тифлис, Юденич поселился в Петрограде. По воспоминаниям жены Юденича Александры Николаевны, Юденич как-то зашел в банк, чтобы взять какую-то сумму денег из своих сбережений. Служащие банка, узнав его, посоветовали немедленно взять все деньги на руки и продать недвижимость. Юденичи продали дом в Тифлисе и земли в Кисловодске. Эти средства обеспечили их на некоторое время вперед, в том числе и начало периода эмиграции. В августе 1917 года Юденич участвовал в работе Государственного совещания. Поддержал Корниловское выступление.

После Октябрьской революции Юденич нелегально проживал в Петрограде, скрываясь на верхнем этаже в доме «Русского страхового общества» на Петроградской стороне, под охраной дворника, бывшего фельдфебеля Лейб-гвардии Литовского полка, который служил с Юденичем еще в Памирской экспедиции 1894-1895 годов.

Его политическая программа после установления власти большевиков исходила из идеи воссоздания «Единой, великой и неделимой России» в пределах ее исторической территории; при этом в тактических целях провозглашалась возможность предоставления культурно-национальной автономии и даже государственной самостоятельности окраинным народам, если они включатся в борьбу против большевиков.

Борьба генерала Юденича против большевиков

В январе 1919 года Юденич, пользуясь документами на чужое имя, вместе со своей женой и адъютантом Н. А. Покотило пересек финскую границу и прибыл в Гельсингфорс. «Русский комитет», созданный в Хельсинки в ноябре 1918 года и претендовавший на роль российского правительства, провозгласил его в январе 1919 года лидером Белого движения на Северо-Западе России, предоставив ему диктаторские полномочия. Юденичу удалось установить связь с Колчаком в Сибири и Русским политическим совещанием в Париже. О целях создаваемой им военной силы лучше всего сказал сам Юденич: «У русской белой гвардии одна цель - изгнать большевиков из России. Политической программы у гвардии нет. Она и не монархическая, и не республиканская. Как военная организация, она не интересуется вопросами политической партийности. Ее единственная программа - долой большевиков!».

Весной 1919 года Юденич побывал в Стокгольме, где встречался с дипломатическими представителями Англии, Франции и США, пытаясь добиться помощи в формировании русских добровольческих отрядов на территории Финляндии. Кроме французского посланника, согласившегося со взглядом Юденича, все остальные посланники высказались против вмешательства во внутренние дела России.

5 мая, по возвращении из Стокгольма в Финляндию, Юденич с той же целью встретился с регентом Финляндии генералом Маннергеймом. Не отказываясь в принципе от идеи участия финской армии в борьбе с большевиками, Маннергейм выдвинул ряд условий, при выполнении которых ему было бы проще добиться разрешения финского сейма на такое участие - основное - признание независимости Финляндии, а также присоединение к Финляндии Восточной Карелии и области Печенги на берегу Кольского полуострова.

Хотя сам Юденич понимал, что «независимость Финляндии есть совершившийся факт» и что в отношениях с Финляндией нужно идти на уступки для получения от нее помощи в борьбе с большевизмом, ему не удалось склонить на эту точку зрения ни Колчака, ни Сазонова, которые стояли на принципах «непредрешения». В результате финские власти не только не разрешили формировать части из русских добровольцев, но и мешали офицерам, желавшим попасть в Северный корпус, отплыть легально из Финляндии в Эстонию.

Еще 17 апреля 1919 года Всероссийское правительство адмирала Колчака выделило Юденичу 10 млн франков. Деньги шли долго, российский дипломатический представитель в Стокгольме получил первый миллион только в июне. 24 мая в Гельсингфорсе Юденич создал и возглавил «Политическое совещание». В его состав вошли А. В. Карташев, П. К. Кондзеровский, В. Д. Кузьмин-Караваев, С. Г. Лианозов, Г. А. Данилевский.

5 июня 1919 года Верховный правитель адмирал Колчак известил Юденича телеграммой о его назначении «Главнокомандующим всеми русскими сухопутными, морскими вооруженными силами против большевиков на Северо-Западном фронте», а 10 июня телеграмма была подтверждена официальным указом.

Получив телеграмму Колчака, Юденич отбыл в Ревель, а оттуда на фронт Северо-Западной армии, возглавлявшейся генералом Родзянко. Объехав армию, Юденич 26 июня вернулся в Гельсингфорс, все еще пытаясь добиться поддержки Финляндии. Однако после того, как Маннергейм 17 июля утвердил новую конституцию Финляндии, 25 июля президентом Финляндии стал профессор Стольберг, а Маннергейм уехал за границу. Надежда на помощь Финляндии пропала и 26 июля Юденич отбыл на пароходе в Ревель.

Несмотря на недовольство «эстонской группы» старших офицеров, видевшей в приехавших из Финляндии Юдениче и его окружении «чужаков, прибывших на все готовое», Юденич был принят как гарантия поступления материальной помощи от союзников. Уже через два дня после получения телеграммы о назначении был получен первый миллион франков из 10 млн, отпущенных Всероссийским правительством Юденичу еще в апреле. 17 июля были выделены еще 100 миллионов рублей. А 5 сентября 1919 года совет министров всероссийского правительства постановил: «Разрешить военному министру отпустить в распоряжение генерала Юденича тридцать восемь миллионов крон на содержание его армии в счет имеющего быть представленным генералом Юденичем перечня расходов по чрезвычайному сверхсметному кредиту на нужды военного времени». Деньги эти в процессе пересылки переводились в другие валюты (фунты стерлингов, финские марки, шведские кроны). Из данной суммы Юденич успел получить только около 500 тыс. фунтов стерлингов.

11 августа 1919 года под давлением английских генералов Х. Гофа и Ф. Марша было создано Северо-Западное правительство, в которое вошли кадеты, эсеры и меньшевики и которое подтвердило государственный суверенитет Эстонии. Юденич вошел в это правительство в качестве военного министра.

В течение августа Юденич успешно занимался вопросами снабжения армии. При этом были подготовлены (и с началом похода выпущены в обращение) бумажные денежные знаки достоинством 25 и 50 копеек, 1, 3, 5, 10, 25, 100, 500 и 1000 рублей. На оборотной стороне этих купюр имелась надпись, гласившая, что они подлежат обмену на общегосударственные российские деньги в порядке и сроки, определяемые Петроградской конторой Государственного банка. По сути, это была своего рода наглядная агитация: каждый, получивший такие купюры в качестве платежа, должен был понять, что они станут настоящими деньгами лишь в том случае, если Петроград будет захвачен войсками Юденича.

В сентябре-октябре 1919 года Юденич организовал второй поход на Петроград. 28 сентября сравнительно хорошо подготовленная Северо-Западная армия, имевшая в своем составе 4 бронепоезда, 4 броневика и 6 танков английского производства, вместе с эстонскими войсками прорвала оборону Красной армии. 12 октября пал Ямбург, во второй половине октября Северо-Западная армия овладела Лугой, Гатчиной, Красным селом, Царским селом и Павловском.

К середине октября белые вышли на ближайшие подступы к Петрограду (Пулковские высоты). Однако им не удалось перерезать Николаевскую железную дорогу, что позволило Троцкому беспрепятственно перебросить подкрепления под Петроград и создать многократное превосходство красных над противником. Финны и англичане не оказали наступавшим эффективной помощи. Усилились трения с эстонцами, которых отпугивали великодержавные устремления Юденича и которым большевики пообещали значительные политические и территориальные уступки.

Отсутствие резервов и растянутость фронта Северо-Западной армии позволили Красной армии 21 октября остановить наступление белых, а 22 октября прорвать их оборону. К концу ноября войска Юденича были прижаты к границе и перешли на эстонскую территорию, где были разоружены и интернированы своими бывшими союзниками.

Во время наступления Юденича на Петроград была сожжена основанная Ломоносовым во владении Усть-Рудица фабрика цветных смальт.

22 января 1920 года Юденич объявил о роспуске Северо-Западной армии. Была сформирована Ликвидационная комиссия, которой Юденич передал оставшиеся у него 227 000 фунтов стерлингов. 28 января Юденич был арестован военнослужащими формирования Булак-Балаховича при содействии эстонских властей, но освобожден после вмешательства французской и английской миссий.

24 февраля 1920 Юденич выехал из Эстонии в вагоне английской военной миссии вместе с генералами Глазенапом, Владимировым и Г. А. Алексинским и 25 февраля прибыл в Ригу.

генерал Николай Николаевич Юденич

Через Стокгольм и Копенгаген Юденич выехал в Лондон. Будучи в Лондоне, Юденич не выступал публично и отказался встречаться с репортерами. Единственным человеком, которому Юденич сделал визит, был Уинстон Черчилль.

Затем Юденич перебрался во Францию и обосновался в Ницце, купив дом в предместье Ниццы Сен-Лоран-дю-Вар. В эмиграции отошел от политической деятельности.

Принимал участие в работе русских просветительских организаций; возглавлял Общество ревнителей русской истории. В доме у Юденичей бывали жившие в Ницце П. А. Томилов, Е. В. Масловский, П. Н. Ломновский, Д. Г. Щербачев, В. К. Пилкин.

Умер 5 октября 1933 года в Каннах от туберкулеза легких. Был похоронен сначала в нижней церкви в Каннах, но впоследствии его гроб был перенесен в Ниццу на кладбище Кокад.

21 июля 1991 года в память похода Северо-Западной Армии генерала Юденича на Петроград организацией «Русское знамя» установлен на Пулковских высотах первый памятник белогвардейцам.

20 октября 2008 года в церковной ограде около алтаря церкви Крестовоздвиженского храма в селе Ополье Кингисеппского района Ленинградской области как дань памяти погибшим чинам армии генерала Юденича был установлен Памятник воинам Северо-Западной Армии.



Личная жизнь Николая Юденича:

Жена - Александра Николаевна Жемчужникова (1871 - 12 февраля 1962 в Ницце, Франция). В первом браке была женой штабс-ротмистра Сычева. Поженились в 1895 году.

Александра Николаевна Жемчужникова - жена генерала Юденича

Александра Николаевна Жемчужникова

Награды Николая Юденича:

- Орден Святого Станислава 3-й ст. (22 мая 1889);
- Орден Святой Анны 3-й ст. (30 августа 1893);
- Орден Святого Станислава 2-й ст. (9 июня 1895);
- Орден Святой Анны 2-й ст. (22 июля 1900);
- Орден Святого Владимира 4-й ст. (8 августа 1904);
- Золотое оружие «За храбрость» (5 мая 1905);
- Орден Святого Владимира 3-й ст. с мечами (25 сентября 1905);
- Орден Святого Станислава 1-й ст. с мечами (11 февраля 1906);
- Орден Святой Анны 1-й ст. (6 декабря 1909);
- Орден Святого Владимира 2-й ст. (9 июля 1913, со старшинством с 24 апреля);
- Орден Святого Георгия 4-й ст. (13 января 1915);
- Орден Святого Георгия 3-й ст. (4 августа 1915) - «За выдающееся руководство июльской операцией Кавказской армии в Ванском вилаете и долине реки Евфрата, благодаря каковому руководству доблестными Кавказскими войсками, при ограниченных войсковых и материальных средствах, достигнуты весьма серьезные результаты выразившиеся в поражении и большом расстройстве сильной турецкой группы, сосредоточенной против нашего левого фланга»;
- Орден Белого орла с мечами (1915);
- Орден Святого Георгия 2-й ст. (15 февраля 1916) - «В воздаяние отличнаго выполнения, при исключительной обстановке, блестящей боевой операции, завершившейся взятием штурмом Деве-Бейнской позиции и крепости Эрзерума 2 февраля 1916 года»;
- Орден Святого Александра Невского с мечами (1916);
- Бухарский орден Благородной Бухары 2-й ст. (1897);
- Французский орден Почетного легиона, Большой крест (1916);
- Французский Военный крест (1916);
- Британский орден Святого Михаила и Святого Георгия, Большой крест (1916)

последнее обновление информации: 12.12.2020






Главная Контакты 2014-2022 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.