лого Штуки-дрюки

Генрих Ягода - биография, информация, личная жизнь

Генрих Ягода

Генрих Ягода

Генрих Григорьевич Ягода (урожденный Генах Гершенович Ягода). Родился 7 (19) ноября 1891 года в Рыбинске Ярославской губернии - расстрелян 15 марта 1938 года в Московской области. Российский революционер, советский государственный и политический деятель. Народный комиссар внутренних дел СССР (10 июля 1934 - 26 сентября 1936). Народный комиссар связи СССР (26 сентября 1936 - 3 апреля 1937). Генеральный комиссар государственной безопасности.

Генрих Ягода родился 7 (19) ноября 1891 года в Рыбинске Ярославской губернии в еврейской семье.

Отец - Григорий Филиппович (Гершен Фишелевич) Ягода (1859-1939), был золотых дел мастером.

Мать - Мария (Маса-Хася) Гавриловна Ягода (урождённая Масин-Зон, 1863-1940), родом из Симбирска, была домохозяйкой.

Кроме Генриха, в семье было ещё двое сыновей - старший Михаил (1889-1905) и младший Лев, а также пять дочерей.

Дед - Фишель Гершевич Ягода (1825-1905), родом из Плоцка, отставной рядовой, поселился в Рыбинске с женой Фейгой Иоселевной Ягодиной не позднее 1863 года. Ему принадлежали три деревянных флигеля по улице Георгиевской (Егорьевской), которые они сдавали под пошивочные мастерские и жили в них сами. Как семье отставного солдата, Ягодам было разрешено повсеместное проживание вне черты оседлости, и они стали первой поселившейся в Рыбинске еврейской семьёй. Его семья проживала на Спасской улице в доме Якушева. 24 апреля 1875 года он был принят в Рыбинское мещанство, в 1889 году стал членом правления еврейской молельни.

Дядя - лесовод Рафаил Гаврилович Масин-Зон.

Двоюродный брат - театральный режиссёр и педагог Борис Вульфович Зон.

Двоюродная сестра - доктор медицинских наук, профессор Татьяна Евгеньевна Ивановская, патологоанатом.

На момент его рождения в 1891 году семья проживала в доме Роговиковского на углу Волжской Набережной и Гоголевской улиц. Около 1896 года семья вновь вернулась в Симбирск, а к 1902 году жила в Нижнем Новгороде.

Семья Ягоды была связана родственными отношениями с семьёй Свердловых. Отец Ягоды приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, жившему в Нижнем Новгороде.

Обучался в гимназиях в Симбирске и в Нижнем Новгороде, где сдал экстерном экзамены за 8-й класс, работал статистиком. Живя в Нижнем Новгороде, Ягода познакомился с Яковом Свердловым.

Семья была также связана с социал-демократами. В 1904 году Гершен Ягода согласился на то, чтобы у него в квартире находилась подпольная типография Нижегородского комитета РСДРП. Юный Генрих участвовал в работе этой подпольной типографии. Но о ее деятельности в Нижнем Новгороде известно лишь со слов самого Ягоды (на основании этого Генрих Ягода в 1919 году настаивал на своём дореволюционном стаже, но впоследствии был уличён в подлоге И. П. Бакаевым, председателем Петроградской ГубЧК).

В декабре 1905 года во время декабрьского вооружённого восстания в Сормове погиб старший брат Михаил.

В 1907 году пятнадцатилетним подростком примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам. По агентурным сведениям Московского охранного отделения, в 1907-1908 годах принадлежал к нижегородской группе анархистов-коммунистов. В 1911 году на Генриха Ягоду было возложено поручение: завязать сношения с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.

Летом 1912 года 20-летнего Генриха Ягоду задержали в Москве: как еврей, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некоего Галушкина, у своей сестры Розы - члена партии анархистов. Он был изобличён «в преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям».

Генрих Ягода в молодости

Генрих Ягода в молодости

Жандармы отметили, что молодой человек имел намерение перейти в православие и устроиться на работу в старой столице. Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у его деда, часовых дел мастера Гавриила Львовича Масин-Зона, был свой дом.

Вскоре после приезда в Симбирск ссыльный Ягода подал прошение на имя симбирского губернатора Ключарёва, прося перевода к родителям в Нижний Новгород. Мотивируя просьбу, Ягода писал: «В г. Симбирске не имею личного заработка и нуждаюсь в семейной обстановке вследствие моего крайне болезненного состояния». Губернатор оставил просьбу без внимания.

Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год. Это позволило Генриху Ягоде уже летом 1913 года не только вернуться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему пришлось принять православие.

С 1913 года работал на Путиловском заводе. Позже, в 1930 году, один из заместителей Ягоды - Трилиссер, старый член партии, отбывший десять лет на царской каторге, по собственной инициативе предпринял исследование биографии своего начальника. Автобиография Ягоды, написанная по требованию Оргбюро ЦК, оказалась лживой. Ягода писал, что он вступил в партию большевиков в 1907 году, в 1911 году был отправлен царским правительством в ссылку и в дальнейшем принимал активное участие в Октябрьской революции. Почти всё это было неправдой. На самом деле Ягода примкнул к партии только летом 1917 года, а до того не имел с большевиками ничего общего.

В 1915 году Генриха Ягоду призвали в армию и отправили на поля сражений Первой мировой войны. Он дослужился до ефрейтора 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса. Осенью 1916 года получил ранение и вскоре был демобилизован. Вернулся в Петроград.

К предреволюционным годам относится знакомство Ягоды с Максимом Горьким, с которым они позже поддерживали дружеские отношения.

молодой Генрих Ягода

В 1917 году сотрудничал в большевистской газете «Солдатская правда».

Был участником Октябрьской революции в Петрограде.

С 22 ноября (5 декабря) 1917 года по апрель 1918 года - ответственный редактор газеты «Деревенская беднота».

С 1918 года работал в Петроградской ЧК. В 1918-1919 годы - сотрудник Высшей военной инспекции РККА. В 1919 году его заметили Я. М. Свердлов и Ф. Э. Дзержинский и перевели в Москву. В 1919-1920 годы - член коллегии Народного комиссариата внешней торговли.

C конца 1919 года по конец 1920 года управляющий делами Особого отдела ВЧК, приказ о назначении подписан И. П. Павлуновским.

С 1920 года член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ.

С сентября 1923 года - второй заместитель председателя ОГПУ. Со смертью Дзержинского в июле 1926 года ОГПУ возглавил Менжинский, занимавший до того момента пост первого зампреда и будучи начальником Секретно-оперативного управления - в последней должности его сменил в июле 1927 года Ягода. Из-за болезни председателя ОГПУ В. Р. Менжинского Ягода фактически возглавлял это учреждение.

В 1930-1934 годах являлся кандидатом в члены ЦК, с 1934 года - член ЦК ВКП(б).

Во внутрипартийной борьбе поддержал И. В. Сталина. Руководил разгромом антисталинских демонстраций в октябре 1927 года.

4 августа 1933 года Ягода был награждён орденом Ленина за руководство строительством Беломорканала.

В начале 1933 году принял участие в разработке дела о вредительстве в системе Наркомата земледелия и Наркомата совхозов СССР, и о шпионско-диверсионной организации, работавшей на Японию (по делу вредителей было арестовано около 100 специалистов-аграрников во главе с заместителями наркома земледелия Ф. М. Конаром и А. М. Маркевичем, а также заместителем наркома совхозов СССР М. М. Вольфом. На суде 14 обвиняемых отказались от своих показаний. Однако 40 человек были приговорены к расстрелу, остальные осуждены на различные сроки заключения. Из 23 обвиняемых по делу шпионажа к расстрелу были приговорены 21 человек).

Некоторое время спустя А. М. Маркевич написал из лагеря заявление на имя Сталина, Молотова и прокурора СССР И. А. Акулова, где указывал на незаконные методы ведения следствия: «Ягода резко оборвал меня: «Не забывайте, что вы на допросе. Вы здесь не зам. наркома. Не думаете ли вы, что мы через месяц перед вами извинимся и скажем, что ошиблись. Раз ЦК дал согласие на ваш арест, значит, мы дали вполне исчерпывающие и убедительные доказательства вашей виновности». Все следователи по моему делу добивались только признания виновности, а все объективные свидетельства моей невиновности отметали».

В это же время заявление на имя заведующей бюро жалоб Комиссии советского контроля М. И. Ульяновой прислал А. Г. Ревис, один из двух нерасстрелянных фигурантов по делу о шпионаже в пользу Японии. Он также сообщил о незаконных методах ведения следствия. Комиссия Политбюро, образованная 15 сентября 1934 года для изучения обоих заявлений (и состоявшая из Кагановича, Куйбышева и Акулова), пришла к выводу о том, что заявления соответствуют истине. Ею, кроме того, были выявлены и другие случаи нарушения законности органами ОГПУ и НКВД: пыток арестованных и фабрикации дел. Комиссия подготовила проект постановления, в котором предусматривалось искоренение незаконных методов следствия; наказание виновных и пересмотр дел о Ревисе и Маркевиче.

Убийство С. М. Кирова предотвратило принятие этого проекта.

Во главе НКВД

В июле 1934 года был образован НКВД СССР. И новый наркомат, и его важнейшую составную часть - Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода.

О настроениях Ягоды в тот момент свидетельствовал позднее начальник Секретно-политического отдела НКВД Г. А. Молчанов: «В 1934 г. Ягода неоднократно указывал мне на необходимость проведения более либерального курса в нашей карательной политике. Мне, например, запомнился разговор, который мы вели летом 1934 г. на водной станции «Динамо». В этом разговоре Ягода прямо мне сказал, что пора, пожалуй, прекратить расстреливать людей».

Подобные заявления Ягоды являлись отражением общего курса правящей элиты на введение репрессий в рамки закона. Аналогичным образом высказывались тогда Ворошилов и Каганович.

Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛАГ и увеличилась сеть советских исправительно-трудовых лагерей, началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. К освещению этой стройки было привлечено 36 видных писателей во главе с Максимом Горьким.

Ягода официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». В честь заслуг Ягоды по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломоро-Балтийского канала в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды́, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды.

Под давлением Сталина участвовал в организации судебных процессов над «убийцами» С. М. Кирова, «Кремлёвского дела» и др., однако противился фабрикации дел о подпольных антисоветских организациях.

В 1935 году Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности». В августе 1936 состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева.

нарком внутренних дел Генрих Ягода

22 августа 1936 года покончил с собой М. П. Томский. В постскриптуме предсмертного письма, адресованного Сталину, он писал: «Если ты хочешь знать, кто те люди, которые толкали меня на путь правой оппозиции в мае 1928 года - спроси мою жену лично, только тогда она их назовёт». Встретившийся с женой Томского Ежов, согласно его собственному заявлению, выяснил, что Томский имел в виду Ягоду.

В сентябре 1936 года Ягода был снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. Из записки И. В. Сталина Г. Г. Ягоде от 26 сентября 1936 г.: «Наркомсвязь дело очень важное. Это Наркомат оборонный. Я не сомневаюсь, что Вы сумеете этот Наркомат поставить на ноги. Очень прошу Вас согласиться на работу Наркомсвязи. Без хорошего Наркомата связи мы чувствуем себя как без рук. Нельзя оставлять Наркомсвязь в нынешнем её положении. Её надо срочно поставить на ноги».

В январе 1937 снят и с этого поста, исключён из ВКП(б). На февральско-мартовском Пленуме ЦК 1937 года подвергался жёсткой критике.

4 апреля центральные газеты СССР вышли со следующим официальным сообщением за подписью председателя Президиума ЦИК СССР Михаила Калинина: «Постановлением Президиума ЦИК СССР от 3 апреля 1937 г. ввиду обнаруженных должностных преступлений уголовного характера... 1. Отрешить от должности народного комиссара связи Г. Г. Ягода. 2. Передать дело Г. Г. Ягода следственным органам».

По сведениям американского историка Ричарда Спенса, Ягода сумел наладить нелегальные поставки леса из ГУЛАГа в Канаду, прибыль от которых поступала на его швейцарский счёт, который остаётся невостребованным по настоящее время.

Арест и расстрел Генриха Ягоды

28 марта 1937 года он был арестован НКВД.

Первоначально Ягоду обвинили в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», затем также в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Против Ягоды выступили его главные сподвижники Я. С. Агранов, Л. М. Заковский, С. Г. Фирин, С. Ф. Реденс, Ф. И. Эйхманс, З. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский и др.

В письме А. Х. Артузова к Н. И. Ежову дана оценка Ягоды, как человека ограниченного, недостойного по всем параметрам тех постов, которые он занимал в ОГПУ. По характеру, по интеллектуальной силе, по культуре, по образованию, по знанию марксизма Ягода - антипод В. Р. Менжинского.

Обвинение в убийстве сына Горького (как и самого Горького) было предъявлено Ягоде и секретарю Горького П. П. Крючкову. Когда Ягода признал себя в этом виновным, он утверждал, что сделал это из «личных соображений» - влюблённости в Тимошу.

Со слов драматурга Владимира Киршона, который был целенаправленно подсажен чекистами в тюремную камеру к Ягоде, тот вспоминал и пытался расспрашивать Киршона как о своей любовнице, невестке покойного Горького Надежде Пешковой («Тимоше»), так и о жене и сыне.

В марте 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил: «Нет, в этом я не признаю себя виновным. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки».

На процессе Ягода признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ.

13 марта суд огласил приговор: все подсудимые были признаны виновными, 18 из них, в том числе Ягода, приговаривались к расстрелу.

Последней попыткой сохранить жизнь было прошение о помиловании, в котором Ягода писал: «Вина моя перед Родиной велика. Не искупить её в какой-либо мере. Тяжело умирать. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь».

Центральный Исполнительный Комитет СССР прошение отклонил. Расстрелян 15 марта 1938 года на спецобъекте «Коммунарка» (его бывшей собственной даче). Следователь Н. М. Лернер сообщал, что, по словам М. И. Литвина, Ягоду заставили наблюдать за расстрелом остальных осуждённых и казнили последним. Перед казнью Ягоду по указанию Ежова избил начальник 1-го отдела ГУГБ НКВД СССР Израиль Дагин (об этом сообщил сам Дагин после своего ареста).

Имя Генриха Ягоды до 1937 года носил Рыбинский машиностроительный завод.

После осуждения Генриха Ягоды, 20 июня 1937 года его родители и сёстры были высланы сроком на 5 лет в Астрахань. 8 мая 1938 года они были приговорены в 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Отец умер в заключении в Воркуте, мать - в Северо-Восточном ИТЛ.

Сёстры: Розалия Григорьевна Шохор-Ягода (1890, Симбирск - 1950), после отбытия срока заключения ещё 5 лет находилась в ссылке на Колыме; Таисия Григорьевна Ягода-Мордвинкина (1895-1988), после освобождения 29 октября 1949 года была выслана в Красноярский край; Эсфирь Григорьевна Ягода-Знаменская (1896, Симбирск - 1938), 16 июня 1938 года была приговорена к расстрелу; Фрида Григорьевна Фридлянд-Ягода), после освобождения из лагеря (1949) была повторно осуждена на 10 лет ИТЛ; Лилия Григорьевна Ягода (1902, Нижний Новгород - 1938), 16 июня 1938 года была приговорена к расстрелу.

В апреле 2015 года Верховный суд России признал Генриха Ягоду не подлежащим реабилитации, сославшись на федеральный закон о реабилитации от 1991 года.



Личная жизнь Генриха Ягоды:

Жена - Ида Леонидовна Авербах (11 августа 1905, Саратов - 16 июня 1938, полигон Коммунарка, Москва), советский юрист. До 9 июня 1937 года - помощник (заместитель) прокурора города Москвы. Сестра литературного критика Л. Л. Авербаха. Племянница первого председателя ВЦИК Я. М. Свердлова. Окончила гимназию в Саратове, трудовую школу в Москве и в 1925 году - правовое отделение Московского университета. В 1919-1922 годах Ида Авербах, перебравшаяся к тому времени в Москву, состояла на комсомольской работе. В 1920-1921 годах - член оргбюро Городского райкома РКСМ в Москве, затем секретарь ячейки РКСМ в трудовой школе Москвы. Член ВКП(б) с 1928 года.

Сын - Генрих (Гарик, 1929-2003).

Генрих Ягода и жена Ида Авербах

Генрих Ягода и жена Ида Авербах

9 июня 1937 года Ида Авербах была арестована как «член семьи изменника родины» (ЧСИР). Вместе с матерью и семилетним сыном Генрихом она была отправлена в ссылку в Оренбург сроком на пять лет.

26 июня 1937 года наказание для Иды Авербах было пересмотрено: жену «врага народа» арестовали по обвинению в контрреволюционной деятельности и заменили высылку на пятилетние работы в ИТЛ, а 5 июля - на заключение в Темниковском концлагере сроком на 8 лет. Её мать Софья Михайловна была выслана сроком на 5 лет в посёлок Акбулак, где заведовала детской консультацией, а 17 апреля 1938 года повторно арестована и осуждена на 8 лет ИТЛ как член семьи изменника родины (срок отбывала в Томском лагере для ЧСИР, в 1939 году этапирована на Колыму).

Сын Генрих с этого момента содержался в детских домах Оренбургской и Куйбышевской областей. Позднее, в 1940 году, по настоянию директора и заведующего учебной частью бугурусланского детдома, мальчик принял фамилию матери - Авербах, что спасло его от возможной гибели. В 1949 году был арестован и осуждён на 5 лет ИТЛ (освобождён по амнистии в 1953 году).

В июне 1938 года наказание Иде Авербах было вновь пересмотрено. Вдова казнённого в марте того же года Ягоды была приговорена к расстрелу в «особом порядке», т.е. даже без формального судебного приговора. Казнена 16 июня 1938 года вместе с группой руководящих сотрудников НКВД СССР и сестрами мужа Э. Г. Ягодой и Л. Г. Ягодой-Знаменской. Место захоронения - спецобъект НКВД «Коммунарка». Реабилитирована посмертно.

К тому времени, когда был оформлен смертный приговор для Иды Авербах, её отец и брат были уже давно репрессированы и расстреляны. Софья Михайловна, мать Иды, осталась в живых и скончалась в 1951 году в ИТЛ на Колыме.

Сын Генрих сумел окончить институт и впоследствии эмигрировать в Израиль. Там он и скончался 28 июля 2003 года. Имел трёх детей - Виктора и Викторию от 1-го брака, Станислава - от 2-го.

Награды Генриха Ягоды:

- Орден Ленина (№ 531, вручен 17 августа 1933) - за общее руководство строительством Беломоро-Балтийского канала;
- Орден Красного Знамени (1927);
- Орден Красного Знамени (1930);
- Орден Трудового Красного Знамени РСФСР (1932);
- Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ (V)» (1922);
- Знак «Почётный работник ВЧК-ГПУ (XV)» (1932);
- Знак «Почётный работник РКМ» (1933).

Образ Генриха Ягоды в кино:

1943 - Миссия в Москву - в роли Генриха Ягоды актер Даниэль Окко;
1968 - Падение Тухачевского - в роли Генриха Ягоды актер Эрланд Эрландсен;
1990 - Враг народа - Бухарин - в роли Генриха Ягоды актер Георгий Склянский;
1993 - Троцкий - в роли Генриха Ягоды актер Георгий Склянский;
1992 - Сталин - в роли Генриха Ягоды актер Колин Дживонс;

Колин Дживонс в роли Генриха Ягоды

Колин Дживонс в роли Генриха Ягоды

1995 - Под знаком Скорпиона - в роли Генриха Ягоды актер Геннадий Сайфулин;
2010 - Зоя - в роли Генриха Ягоды актер Владимир Белоусов;
2017 - Торгсин - в роли Генриха Ягоды актер Дмитрий Поднозов

Дмитрий Поднозов в роли Генриха Ягоды

Дмитрий Поднозов в роли Генриха Ягоды

последнее обновление информации: 21.12.2020






Главная Контакты 2014-2021 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.