лого Штуки-дрюки

Петр Вяземский - биография, информация, личная жизнь

Князь Петр Андреевич Вяземский

Петр Вяземский

Князь Петр Андреевич Вяземский. Родился 12 (23) июля 1792 года в Москве - умер 10 (22) ноября 1878 года в Баден-Бадене. Русский поэт, литературный критик, историк, переводчик, публицист, мемуарист, государственный деятель. Один из основателей и первый председатель Русского исторического общества (1866). Действительный член Академии Российской (1839). Ординарный член Императорской Санкт-Петербургской Академии наук (1841). Камергер (1831), тайный советник (1855), обер-шенк (1866). Близкий друг поэта А.С. Пушкина.

Петр Вяземский родился 12 (23 по новому стилю) июля 1792 года в Москве.

Отец - Князь Андрей Иванович Вяземский (1754-1807), русский чиновник и литератор из рода Вяземских, строитель городской усадьбы на Волхонке и подмосковной усадьбы Остафьево, действительный тайный советник, нижегородский и пензенский наместник.

Мать - Дженни О’Рейли (O’Reilly; 1762-1802), родом из Ирландии, также известна под именем княгини Евгении Ивановны Вяземской.

Единокровная сестра - Екатерина Андреевна Карамзина, урожденная Колыванова (1780-1851), внебрачная дочь князя Андрея Ивановича Вяземского (писавшего под псевдонимом Андрей Передумин Колыванов), вторая супруга Николая Михайловича Карамзина, хозяйка знаменитого литературного салона.

Его родители познакомились, когда отец совершал гран-тур по Европе, на тот момент мать была замужем за офицером французской армии, однако оформила развод.

По случаю рождения Петра его отец купил за 26 тысяч рублей подмосковное село Остафьево, где в 1800-1807 годы был выстроен двухэтажный усадебный дом - ныне музей «Русский Парнас». Имение Вяземских стало одним из центров культурной жизни России начала XIX века.

Уже в ранней молодости Петр Вяземский стал единственным наследником огромного состояния и занял блестящее положение в высших кругах столичного дворянства. Благодаря единокровной сестре Екатерине Колывановой, которая в 1804 году стала второй женой Николая Карамзина, он с ранних лет вошел в среду московских литераторов карамзинского круга. После смерти отца Карамзин был назначен опекуном юного князя, который в одном из своих стихотворений назвал его «вторым отцом».

Петр Вяземский получил прекрасное домашнее образование. Далее в 1805-1806 годах учился в Петербургском иезуитском пансионе и пансионе при Педагогическом институте.

В 1805 году поступил на службу в Межевую канцелярию юнкером.

В юности начал сочинять. Его первое известное произведение - франкоязычная трагедия «Эльмира и Фанор» 1802 года. Первое опубликованное стихотворение (под криптонимом К. П. В..ий) - «Послание к ... в деревню» («Вестник Европы», 1808). Регулярно публиковаться начал с 1809 года, впервые опубликовался под своим именем в 1814 году, широкую известность в России как поэт приобрел в 1818-1819 годы. В раннем творчестве испытал мощное влияние со стороны ведущих русских поэтов конца XVIII - начала XIX века - Гавриила Романовича Державина и Василия Андреевича Жуковского, а также французской «легкой поэзии». Но достаточно быстро выработал собственную манеру.

Во время Отечественной войны 1812 года вступил в казачий полк, созданный М. Дмитриевым-Мамоновым, был адъютантом генерала Милорадовича принимал участие в Бородинском сражении в чине поручика, где под ним была ранена одна и убита другая лошадь. На поле боя спас раненого генерала А. Н. Бахметева, за что получил орден Святого Владимира 4-й степени с бантом. По мнению некоторых исследователей, рассказы Вяземского об участии в Бородине были использованы Львом Толстым при написании романа «Война и мир».

В 1813-1817 годах Вяземский - один из самых перспективных молодых поэтов России. Он активно выступает в самых разных жанрах - от эпиграммы и дружеского послания до басни и сатирических куплетов, вступает в литературное общество «Арзамас», заводит множество дружеских связей в литературных кругах, находится в постоянном личном и творческом контакте с Василием Андреевичем Жуковским, Константином Николаевичем Батюшковым, Василием Львовичем Пушкиным.

Петр Вяземский в молодости

Петр Вяземский в молодости

С 1817 года работал в Варшаве в качестве переводчика при императорском комиссаре в Царстве Польском. Там князь присутствовал при открытии первого сейма, переводил речь Александра I, известную своими либеральными обещаниями, и участвовал в составлении Н. Н. Новосильцевым «Государственной уставной грамоты Российской империи». Осуществлял перевод на русский язык франкоязычного проекта конституции П. И. Пешар-Дешана, его редактуру и общую доработку.

28 марта 1819 года Вяземский получил чин надворного советника, а уже 19 октября того же года - равный полковнику чин коллежского советника, между тем как обычный срок чинопроизводства составлял шесть лет. Неоднократно лично встречался с императором Александром I и обсуждал с ним вопросы, связанные с будущей конституцией.

Либеральная атмосфера Варшавы того времени была воспринята легко увлекающимся Вяземским особенно горячо, тем более, что сам он, как представитель когда-то влиятельного древнего рода, тяготился деспотизмом самодержавия, возвышением новоиспеченной аристократии и изолированным положением, в котором находилось старинное родовитое дворянство.

В 1818 году в Варшаве вступил в масонскую ложу Северного Щита, но активного участия в ее деятельности не принимал. Почетный член Московского университета с 1818 года.

В те же годы связался с будущими декабристами. В 1820 году вступил в Общество добрых помещиков и подписал записку об освобождении крестьян, поданную императору графом М. С. Воронцовым. Однако отказ Александра I от идеи проведения масштабных реформ разочаровал Вяземского. Свои убеждения он демонстративно высказывал в получивших широкую известность стихах - «Петербург», «Негодование», «К Кораблю», а также частных письмах и беседах. В результате Вяземский был отстранен от службы: 10 апреля 1821 года, когда он находился в отпуске в России, ему запретили возвращаться в Польшу.

Оскорбленный князь подал в отставку, отказавшись в том числе и от придворного звания камер-юнкера. Александр I высказал ему неудовольствие, но отставка была принята.

В 1821-1828 годах Вяземский находился в опале, под тайным надзором, и жил преимущественно в Москве («терем казарменного типа» в Вознесенском переулке, принадлежавший ему в 1821-1844 годы) и подмосковном имении Остафьево. С конца 1827 года и до осени 1829 года, с перерывами, Вяземский находился в имении родителей жены, селе Мещерском Сердобского уезда Саратовской губернии, ныне Сердобского района Пензенской области.

Неоднократно бывал в Пензе, где получал письма от А. С. Пушкина, Д. В. Давыдова. Не будучи сторонником декабристов, воспринял разгром восстания 14 декабря 1825 года как личную трагедию и резко осудил казнь пятерых участников восстания, трех из которых знал лично.

В 1831 году осудил Жуковского и Пушкина, опубликовавших оды на разгром Польского восстания 1830-1831 годов. Однако в дальнейшем пересмотрел многие свои оценки: в старости отзывался о декабристах без всякого сочувствия, в 1863 году в связи с Польским восстанием 1863-1864 годов опубликовал резкую антипольскую брошюру.

В творчестве Вяземского 1820-х поэзия заметно отошла на второй план - он увлекся журналистикой, работал в популярнейшем русском журнале «Московский Телеграф», выступал с острыми критическими статьями и рецензиями, перевел на русский язык роман Бенжамена Констана «Адольф» и «Крымские сонеты» своего близкого друга Адама Мицкевича, планировал написать роман. Именно тогда имя Вяземского входило в первую пятерку популярнейших поэтов России, его неоднократно называли «остроумнейшим русским писателем», его стихотворения становятся народными песнями («Тройка мчится, тройка скачет...»), цитаты - пословицами («И жить торопится, и чувствовать спешит», «квасной патриотизм», «Дедушка Крылов»).

Петр Андреевич Вяземский и Александр Сергеевич Пушкин

К 1820-м относится начало дружбы Вяземского с Александром Сергеевичем Пушкиным.

Они познакомились в Царском Селе в 1816 году и поддерживали близкие отношения до самой смерти Пушкина, хотя в последние годы несколько отдалились и виделись реже, чем прежде. Пушкин высоко ценил творчество Вяземского, особенно его журнальную прозу, одобрял и поддерживал все его начинания, посвятил ему несколько стихотворений и третье издание поэмы «Бахчисарайский фонтан». Пушкин неоднократно ставил эпиграфами к своим произведениям цитаты из Вяземского - «Евгений Онегин», «Станционный смотритель». Только из-за ссоры с Федором Толстым Пушкин снял эпиграф из Вяземского к «Кавказскому пленнику». Пушкин неоднократно цитировал Вяземского в своем творчестве, ввел его как действующее лицо в «Евгения Онегина». По свидетельству Е. Ф. Розена, Пушкин ввел негласный запрет на критику Вяземского в своем присутствии.

Петр Вяземский с восхищением отзывался о творчестве Пушкина, посвятил ему свой перевод романа «Адольф» (1831), выступил издателем поэмы «Бахчисарайский фонтан», испытал сильное и благотворное влияние пушкинской стилистики. Некоторые стихи Вяземского - например, «Водопад» (1825) и «Казалось мне: теперь служить могу...» (1828) - были выправлены Пушкиным лично. Однако значение фигуры Пушкина для русской культуры Вяземским вряд ли осознавалось. Так, рассуждая в старости на тему русских гениев, Вяземский пришел к выводу, что таковых было всего трое - Петр I, Ломоносов и Суворов, Пушкин же - «высокое, оригинальное дарование», не более.

Журналистская деятельность князя и его независимая позиция вызывала неудовольствие правительства. В 1827 году против Вяземского была развернута настоящая кампания травли - его обвиняли в «развратном поведении» и дурном влиянии на молодежь. На протяжении 1828-1829 годов князь пытался защитить свое честное имя, обратился к Николаю I с «Запиской о князе Вяземском, им самим составленной», в котором откровенно объяснял свою позицию, и одно время даже собирался эмигрировать. Но в итоге Вяземский все-таки вынужден был оставить «Московский телеграф», просить прощения у императора и после этого был принят на службу чиновником особых поручений при министре финансов. В связи с поступлением на службу в апреле 1830 года переехал из Москвы в Петербург, а в апреле 1832 года перевез в столицу семью.

Петр Вяземский в Министерстве финансов

Дальнейшая служба Вяземского также была связана с Министерством финансов: вице-директор департамента внешней торговли (1833-1846), управляющий Главного Заемного банка (1846-1853), член совета при министре финансов (1853-1855).

Князь постепенно рос в чинах: статский советник (1833), действительный статский советник (1839), получал награды - орден Святой Анны 2-й степени с короной (1837), орден Святого Станислава 1-й степени (1848), неоднократно награждался денежными выплатами и арендой.

Сам он относился к своей службе с иронией, граничащей с отвращением, и считал себя совершенно неспособным к финансовой деятельности. Временами продолжал вести себя вызывающе: так, c 1831 года, имея придворное звание камергера, в 1838-1849 годах князь демонстративно не появлялся на придворных церемониях в Зимнем дворце.

Служебная деятельность Вяземского в Министерстве финансов была весьма плодотворной: он написал несколько статей экономического характера, участвовал в разработке русско-английского договора 1843 года, основал библиотеку департамента внешней торговли и многократно управлял департаментом в отсутствие директора, был организатором Второй Всероссийской промышленно-художественной выставки (Москва, 1831). Фактически на протяжении 13 лет внешняя торговая политика России находилась в ведении Петра Вяземского, и не возглавил департамент он по чисто формальной причине: так как в структуру ведомства входил Корпус пограничной стражи, директором департамента мог быть только военный.

Князь Петр Вяземский

В 1830-х годах для Вяземского начинается полоса личных трагедий: смерти детей, многочисленных друзей, среди которых особое положение занимал Пушкин. Под влиянием этих трагедий творчество поэта становится все более меланхоличным на грани мрачности, в нем преобладают стихи-воспоминания, в начале 1840-х начинают встречаться религиозные мотивы. Тогда же приходит официальное признание его литературных заслуг - членство в Российской Академии (2 декабря 1839) и Санкт-Петебургской Императорской Академии наук (19 октября 1841).

От активной литературной деятельности Вяземский постепенно отходит. В 1831, 1833 и 1836 гг. он еще планировал издавать собственные журналы и альманахи, активно участвовал в пушкинском журнале «Современник» (еще в 1827 года Вяземский придумал название журнала и разработал его концепцию, которую сообщил Пушкину), но со смертью Пушкина активность князя в качестве критика и журналиста практически сошла на нет.

Параллельно с внутренней эволюцией от либерализма и свободомыслия к консерватизму и глубокой религиозности Вяземский постепенно переставал восприниматься как модный и актуальный писатель, новому поколению читателей его творчество кажется уже устаревшим, критики, в их числе Виссарион Белинский, отзываются о нем с пренебрежением, а порой и с откровенной издевкой. Из критических работ Вяземского этой поры большой резонанс имели «Языков. - Гоголь» и «Взгляд на литературу нашу в десятилетие после смерти Пушкина» (обе - 1847), в которых он подверг новое поколение русской литературы резкому осуждению. Из писателей в это время ему наиболее близки Василий Андреевич Жуковский, Николай Васильевич Гоголь, Федор Иванович Тютчев, Петр Александрович Плетнев. Во время зарубежных путешествий 1835 и 1838-1839 годов Вяземский свел приятельство также с многими европейскими писателями; наиболее близкие отношения у него возникли со Стендалем, творчество которого князь высоко ценил, также дружил с Адамом Мицкевичем, Шарлем де Сент-Бевом, неоднократно общался с Шатобрианом, Ламартином, Гюго, Альфредом де Мюссе, Алессандро Мандзони.

Начиная с 1840-х годов Петр Вяземский активно пропагандировал за рубежом русскую литературу и добился в этом заметных успехов.

В 1848 году свет увидела написанная Вяземским еще в 1827-1830 годах биография русского драматурга Дениса Ивановича Фонвизина - первая русская биография писателя. Она еще в рукописи получила восторженную оценку Пушкина («книга едва ли не самая замечательная с тех пор, как пишут у нас книги»). Однако, пролежав в рукописи 18 лет, биография опоздала к читателю, к тому же была издана крохотным тиражом 600 экземпляров.

В марте 1848 года Вяземский попытался обратить на себя внимание Николая I запиской о цензуре, где предлагал коренным образом реформировать русскую цензуру и доверить руководство ею честному и образованному человеку. По следам этой записки в России был создан так называемый Бутурлинский комитет, однако на служебном положении самого князя это никак не отразилось.

В 1850 году, после смерти седьмого ребенка - 36-летней дочери Марии, он предпринял паломничество в Иерусалим ко Гробу Господню, а с начала 1850-х годов лечился от тяжелого приступа нервной болезни в Европе.

На Крымскую войну Петр Андреевич отреагировал циклом ярких патриотических стихотворений, которые широко публиковались в России и были переведены на несколько европейских языков, и написанной по-французски книгой политической публицистики «Письма русского ветерана 1812 года о Восточном вопросе, опубликованные князем Остафьевским» (1854-55), которая была издана в Бельгии, Швейцарии и Пруссии (русский перевод сделан в 1883 году Петром Ивановичем Бартеневым).

После воцарения Александра II, который всегда относился к князю с большим уважением и симпатией, Вяземский 22 июня 1855 г. вернулся из Швейцарии в Россию и получил пост товарища министра народного просвещения при министре Аврааме Сергеевиче Норове, а в декабре 1856 - марте 1858 одновременно возглавлял Главное управление цензуры, руководил подготовкой цензурной реформы.

В конце 1850-х годах он пользовался немалым влиянием при дворе, был одним из любимых приближенных императрицы Марии Александровны, посвятил немало стихотворений ей и другим членам правящего дома (в том числе в 1868 году написал стихи на рождение будущего императора Николая II). 31 августа 1855 стал тайным советником, 25 декабря 1855 - сенатором, 3 марта 1861 - гофмейстером Двора Его Императорского Величества, 28 октября 1866 - членом Государственного совета и обер-шенком Двора Его Императорского Величества.

В 1861 году в Петербурге было торжественно отпраздновано 50-летие литературной деятельности поэта.

- "Любить. Молиться. Петь"

Литературная деятельность Петра Вяземского

Литературная деятельность для Вяземского была больше хобби, чем трудом. При этом он был связан личными дружескими отношениями с большей частью писателей, принадлежавших к тому же высшему дворянскому слою общества: Карамзин, Дмитриев, К. Н. Батюшков, В. А. Жуковский, Пушкин и Баратынский - его ближайшие друзья (так как Карамзин был женат на внебрачной дочери его отца Е. А. Колывановой, Вяземский с юности был своим человеком в его доме и быстро познакомился со всей литературной Москвой). Он принимал горячее участие в борьбе «Арзамаса» (где его прозвищем было Асмодей) против «Беседы», в начале 1820-х выступил в защиту романтизма и был толкователем ранних поэм Пушкина.

Как поэт Вяземский может быть назван представителем так называемого «светского стиля» в русской поэзии. Воспитанный на французской литературе XVII и XVIII веков, он оставался всю жизнь под сильным влиянием французского классицизма.

Стиль его многочисленных посланий, стихов «на случай», эпиграмм, мадригалов, куплетов для пения и т. п. свидетельствует об их близкой связи с теми же жанрами во французской «легкой поэзии» конца XVIII века. Отличаясь умом, находчивостью и остроумием, Вяземский сосредоточивал все свое внимание, как в поэзии, так и в прозе, на заостренной мысли, на блестящей игре словами.

В поэтической деятельности Вяземского можно различать несколько периодов. Первый успех Вяземскому принесли эпиграммы, осмеивающие литературных ретроградов. Наряду с сатирическими произведениями, баснями, эпиграммами, осмеивавшие как отдельных лиц, так и общие пороки и свойства людей (например «Да как бы не так», 1822, цикл эпиграмм на Шаликова, Шаховского и другие) в первый период в его творчестве значительное место занимает эпикурейская поэзия. Поэтому можно утверждать, что Вяземский вступил в литературу певцом наслаждения жизнью, счастливой любви, беспечного бытия в кругу близких, понимающих друзей (например, его «Послание к халату», 1817). В печати же он дебютировал стихотворным «Посланием Жуковскому в деревню» и критическими статьями (1808).

Годы политического либерализма вдохновили его на «свободолюбивые» стихотворения. Лучшие из них: «Петербург» (1818), заканчивающийся воззванием к царю дать конституцию России и уничтожить крепостное право, и «Негодование» (1820), грозящее местью деспотам за угнетение народа. Эти стихотворения отражали настроения известной части дворянства накануне декабрьского восстания и по содержанию были близки пушкинским («Деревне» и «Вольности»). В эти же годы политических надежд и разочарований Вяземский пережил увлечение поэзией Байрона, наложившей отпечаток на некоторые его произведения (например, «Уныние», 1849).

Стихотворения второй половины жизни Вяземского, в поэтическом отношении очень продуктивной, отличаются значительно большим вниманием к художественной форме - результат влияния поэзии Пушкина. По настроению они полны грустного лиризма, а иногда свидетельствуют о тяжелой меланхолии и пессимизме автора. Пережив всех близких ему людей, дотянув до эпохи разложения дворянства, наблюдая быстрый рост буржуазии и выступление на общественную сцену ненавистной ему демократической интеллигенции, Вяземский чувствовал себя одиноким и чужим всему, что окружало его в последние десятилетия жизни. В стихах он иногда издевался над враждебной ему современностью, но чаще уходил в далекие воспоминания о прошлом или с тоской изображал свое безотрадное существование.

Особенно развернул он свое полемическое дарование на страницах «Московского телеграфа» Полевого. Однако, разойдясь с идеологическим направлением этого журнала, он перешел в 1830 году в «Литературную газету» Дельвига и позднее в «Современник» Пушкина. Вместе со своими друзьями - редакторами этих органов - он выступил на защиту «литературной аристократии» против нападок Булгарина, Греча и того же Полевого. В журнальных спорах 1820-х годов Вяземский отстаивал допустимость использования галлицизмов.

Не удовлетворяясь журнальной деятельностью, Вяземский попробовал свои силы в серьезной историко-литературной работе, результатом чего явилась до сих пор не потерявшая значения книга о Фонвизине (написана - 1830, напечатана - 1848). В этой книге, как и в предшествовавших ей работах об Озерове и Дмитриеве, Вяземский противопоставил формально-эстетическому разбору творчества писателя его историко-культурное и биографическое изучение. Это было первое применение в России методов, выработанных европейской критикой (мадам де Сталь, Шлегель и др.).

После смерти Пушкина Вяземский почти прекратил журнальную деятельность, относясь с глубоким презрением к новым демократическим течениям в художественной литературе и критике. Особенно вызывали его негодование Белинский и его школа. В старости Вяземский пытался иногда выступать с ярыми патриотическими статьями («Письма русского ветерана», 1865), но чаще уходил от неприятной современности к «образам прошлого». В своей «Старой записной книжке» он собрал интересные клочки воспоминаний, относящихся к лицам и событиям высшего светского круга конца XVIII и начала XIX века, а также оставил ряд небольших статей-монографий, посвященных наиболее дорогим для него умершим людям. «Старая записная книжка» Вяземского - объемная хроника русской и зарубежной жизни - была после его смерти опубликована в 3 томах и вновь переиздана в России в 2003 году.

Несмотря на огромный вклад, внесенный Вяземским в развитие русской литературы XIX века, а во многом и уникальность его фигуры (Вяземский - единственный пример того, когда поэт, прошедший 70-летний творческий путь, издал одну-единственную книгу стихов, причем в 70-летнем возрасте), он долгое время не рассматривался в качестве самостоятельного и крупного явления. Уже в 1840-х годах его поэзия перестала восприниматься критикой как актуальная, а в конце XIX века Вяземский был практически забыт. Тем не менее именно в то время (1878-1896) тиражом 650 экземпляров было издано первое и на данный момент последнее Полное собрание сочинений Вяземского в формате 12 томов. С формальной точки зрения, полным оно не является, так как не включает в себя переписку поэта, некоторые его статьи и стихи. Многие произведения в собрании опубликованы в урезанном цензурой виде.

Князь Петр Андреевич Вяземский

Смерть Петра Вяземского

Активная служебная деятельность Вяземского завершилась в марте 1858 года, когда он покинул Главное управление цензуры, заявив, что предпочитает бороться с цензурой как писатель, а не как ее начальник. Деятельность князя на посту главы русской цензуры вызывала полярные оценки - от литераторов старшего поколения он слышал похвалы, от «революционных демократов», в том числе Александра Герцена - грубую ругань в свой адрес. Вяземский сохранил влияние при дворе, а в 1869 году был назначен состоящим при Особе Ее Императорского величества государыни императрицы Марии Александровны, в этой почетной должности он пребывал до конца жизни.

Еще в конце 1810-х Вяземский начал страдать нервной болезнью, со временем усугубившейся (современный исследователь Л. А. Юферев ставит князю диагноз «рекуррентное депрессивное расстройство»). Болезнь сопровождалась тяжелыми приступами депрессии и мучительной бессонницей, от которой Вяземский безуспешно лечился с помощью хлоралгидрата (эти образы стали одними из главных в поздней лирике поэта).

С конца 1850-х преимущественно жил в Европе - (Германия, Австрия, Италия, Франция, Швейцария. Посвятил множество стихотворений европейским городам - Венеции, Берлину, Виченце, Вероне, Женеве, Флоренции, Дрездену, Праге, Карлсбаду, Ницце, Веве и т. д.

Регулярно бывал и в России, главным образом в Москве, Петербурге и его дворцовых пригородах.

В 1866 году стал основателем и первым председателем Русского исторического общества (переизбран председателем 22 марта 1871-го). В июле-августе 1867-го в свите императрицы совершил большое путешествие по Крыму и Молдавии, после чего написал большой цикл стихотворений «Крымские фотографии 1867 года». Регулярно публиковал в журнале «Русский Архив» выдержки из своих записныx книжек, которые с перерывами вел с 1810-х, и мемуарные статьи, в том числе резко полемическую «Воспоминание о 1812 годе», направленную против искажения истории в «Войне и мире» Льва Толстого. О русской литературе 1850-1870-х годов Вяземский отзывался по преимуществу отрицательно - так, его возмущали произведения Александра Островского и Николая Некрасова. С оговорками он принимал творчество Ивана Тургенева, Алексея Писемского, Ивана Гончарова, Алексея Толстого, Аполлона Майкова.

На протяжении 1850-1870-х Вяземский продолжал писать многочисленные стихи в разных жанрах: от политического памфлета и эпиграммы до стихов-посвящений умершим друзьям и придворных од. В начале октября 1862 года в Москве тиражом 1186 экземпляров вышел первый и единственный прижизненный сборник Вяземского «В дороге и дома», включавший 289 стихотворений и имевший очень скромный успех: за два года было продано около 500 книг. В 1850-1860-х годах активно публиковался в российской прессе, начиная с 1870-х годов практически перестал печататься. В поздней лирике развивал ранние темы и мотивы собственной поэзии, пытался модернизировать эстетику классической русской поэзии XIX века, приспособить ее к требованиям нового времени. Начиная с 1850-х испытывал влияние со стороны одного из своих ближайших младших друзей - Федора Ивановича Тютчева (поэты посвятили друг другу ряд стихотворений).

Но современники не оценили позднее творчество Вяземского - его стихи стали предметом многочисленных пародий (в их числе Василия Курочкина и Дмитрия Минаева), насмешек и воспринимались многими как безнадежно архаичные. Последняя большая публикация Вяземского в России (20 стихотворений) состоялась в апреле 1874 года.

С 1873 году преимущественно жил на водах в Бад-Хомбурге, где работал над подготовкой 12-томного Полного собрания сочинений и «постскриптумами» к старым статьям. Физическое и психическое состояние старого князя постепенно ухудшалось.

10 ноября 1878 года Петр Андреевич Вяземский скончался на 87-м году жизни «от старческой слабости» в отеле «Beausejour» одного из своих любимых европейских курортов - Баден-Баден, которому князь посвятил множество стихотворений, в том числе «Уж если умереть мне на чужбине, так лучше здесь, в виду родных могил...» (в этом же городе скончались 2 его близких друга, дочь, внук, а впоследствии и жена).

Тело покойного перевезли в Россию. 13 ноября 1878 года, после панихиды в Казанском соборе, состоялись похороны на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры Санкт-Петербурга. На погребении присутствовали немногочисленные представители столичной интеллигенции - Тертий Иванович Филиппов, Григорий Петрович Данилевский, Яков Карлович Грот, Михаил Иванович Сухомлинов. Смерть поэта прошла на родине практически незамеченной.

Могила Петра Вяземского

Могила Петра Вяземского

Первая посвященная Вяземскому книга была издана в 1961 году в Вене - докторская диссертация австрийского слависта Гюнтера Вытженса. Это достаточно объективная попытка рассмотреть все стороны творчества Вяземского. В 1964 году в Милане вышла книга видного итальянского слависта Нины Михайловны Каухчишвили «Италия в жизни и творчестве П. А. Вяземского», до сих пор являющаяся самым полным исследованием итальянского периода в жизни поэта. В 1969 году в Ленинграде была издана монография Максима Исааковича Гиллельсона «П. А. Вяземский. Жизнь и творчество» - первая в СССР попытка рассмотреть Вяземского как самостоятельную фигуру. К достоинствам книги относилась солидная научная база, к недостаткам - слабое внимание автора к последним тридцати годам жизни своего героя (в книге им посвящена одна небольшая глава) и уже традиционное бичевание «позднего» Вяземского за «реакционность» и «монархизм».

Начиная с 1980-х годов восприятие Вяземского в истории русской литературы меняется. Он начинает рассматриваться как крупный самодостаточный поэт, оказавший мощное влияние как на свою эпоху, так и на последующие периоды русской литературы (так, Иосиф Бродский называл Вяземского одним из своих главных учителей). Конец ХХ - начало XXI века ознаменовалось выходом нескольких книг о Вяземском в России - В. Г. Перельмутера, Д. П. Ивинского, П. В. Акульшина.

В 2004 году в серии «Жизнь замечательных людей» вышла первая полная биография Вяземского, написанная Вячеславом Васильевичем Бондаренко. Основанная на материалах Российского государственного архива литературы и искусства, она получила положительные отзывы критики и на данный момент является наиболее полным жизнеописанием поэта. В отличие от предыдущих исследований, в книге уделено должное внимание позднему периоду творчества Вяземского.

Тем не менее многие аспекты творчества Вяземского остаются недостаточно изученными по сей день, а некоторое количество его стихотворений, статей и большая часть переписки никогда не публиковались.

В 1913 году ему установлен памятник в имении Вяземских-Шереметевых Остафьево (скульптор Терезия Вильгельмина Нассауская, архитектор Н. З. Панов).

В 2019 году ему установлен памятник во дворе Дома Российского исторического общества на ул. Воронцово Поле в Москве (скульптор Л. М. Баранов).

«Праздник П. А. Вяземского» и районный поэтический конкурс его имени с 2008 года проводится в его костромском имении - поселке городского типа Красное-на-Волге Красносельского района Костромской области при поддержке губернатора Костромской области.

Личная жизнь Петра Вяземского:

Жена - Княгиня Вера Федоровна Вяземская, урожденная княжна Гагарина (6 сентября 1790 - 8 июля 1886).

Старшая дочь генерал-майора Федора Сергеевича Гагарина и Прасковьи Юрьевны, урожденной княжны Трубецкой, во 2-м браке Кологривовой. Родилась в Яссах, куда, во время турецкого похода, последовала за мужем ее мать. В 1794 году князь Гагарин был убит во время мятежа в Baршаве. Вера Федоровна получила воспитание под нежным попечением матери в Москве, куда Прасковья Юрьевна переселилась с малолетними детьми после смерти мужа.

Вигель писал о Вере Федоровне: «Не будучи красавицей, она гораздо более их нравилась... Небольшой рост, маленький нос, огненный, пронзительный взгляд, невыразимое пером выражение лица и грациозная непринужденность движений долго молодили ее. Смелое обхождение в ней казалось не наглостью, а остатком детской резвости. Чистый и громкий хохот ее в другой казался бы непристойным, а в ней восхищал; ибо она скрашивала и приправляла его умом, которым беспрестанно искрился разговор ее».

В сентябре 1811 года в свете было объявлено о помолвке княжны Веры Гагариной с Петром Андреевичем Вяземским, а 18 октября 1811 года состоялась свадьба.

Они жили дружно, несмотря на многочисленные увлечения Петра Андреевича. Поэт посвятил жене несколько стихотворений, самое известное из которых - «К подруге» (1812). Имя Веры Федоровны неразрывно связано с литературным кругом, группировавшимся вокруг ее мужа. Она была другом Жуковского и находилась в родственной связи с семейством Карамзиных.

В 1824 году в Одессе княгиня Вера познакомилась с А. С. Пушкиным. Между ними довольно быстро установились дружеские и доверительные отношения, сохранившиеся до конца жизни поэта, полушутливо Вяземская называла его «приемным сыном». Письма княгини Веры к мужу из Одессы - один из источников сведений о Пушкине в период его южной ссылки.

С Вяземской поэт делился своими тайными планами бегства за границу, и она обещала ему в этом деле свою помощь. Известны шесть писем Пушкина к Вере Федоровне, он называл ее «доброй и милой бабой», «княгиней-лебедушкой». В апреле 1830 года Пушкин писал ей: «Моя женитьба на Натали решена, а Вас, божественная княгиня, прошу быть моей посаженной матерью». Его пожелание не сбылось: Вяземская заболела и не смогла присутствовать на свадьбе.

После дуэли Пушкина с Дантесом княгиня Вера находилась в квартире умирающего поэта. После его смерти написала в Москву письмо, предназначенное для распространения в обществе, с рассказом о преддуэльных событиях и последних днях поэта. Бартенев в разные годы (вероятно, с 1860-х по 1880-е) записывал рассказы супругов Вяземских о Пушкине. Вера Федоровна передала ему утверждение Идалии Полетики о том, что у Пушкина якобы был роман со свояченицей Александрой.

В браке родилось восемь детей, но большинство из них умерли в очень раннем возрасте, а родителей пережил лишь сын Павел.

Дети:

- Андрей Петрович (1812-1814);
- Мария Петровна (1813-1849), с 1836 года была первой женой П.А. Валуева (1815-1890), впоследствии графа и министра внутренних дел; умерла от холеры. По воспоминаниям князя А.М. Мещерского «она была замечательно миловидна, свежа, стройна и умственно развита, ее портил только курносый носик, полученный ею по наследству от отца. Вследствие этого недостатка, в свете, где она считалась в числе львиц, ее прозвали миловидной дурнушкой... Я не менее других ее поклонников находился под влиянием ее оригинальной красоты и чарующих голубых глаз». По свидетельству А.О. Смирновой, П.А. Валуев «имел церемониймейстерские приемы, жил игрой, потому что ни жена, ни он не имели состояния»;
- Дмитрий Петрович (1814-1817);
- Прасковья Петровна (21.02.1817-11.03.1835), умерла от чахотки, была похоронена на Римском некатолическом кладбище. Пушкин писал жене в конце июля 1834 года: «Княгиня едит в чужие края, дочь ее больна не на шутку: бояться чахотки. Дай Бог, чтоб юг ей помог. Сегодня видел во сне, что она умерла, и проснулся в ужасе». Гоголь во время пребывания в Риме бывал на могиле княжны Вяземской и трогательно писал об этом ее отцу. Волконская З. А. посвятила князю Вяземскому стихотворение на смерть его дочери;
- Николай Петрович (30.04.1818-09.01.1825);
- Павел Петрович (1820-1888), камергер, сенатор, историк и литератор; с 1848 года был женат на вдове Марии Аркадьевне Бек, урожденной Столыпиной (1819-1889);
- Надежда Петровна (1822-1840), умерла от туберкулеза в Баден-Бадене;
- Петр Петрович (28.03.1823-18.04.1826).

Княгиня Вера Федоровна Вяземская

Княгиня Вера Федоровна Вяземская

Последние двадцать лет жизни Вяземские жили в основном за границей. Уход за мужем, переписывание его рукописей были непрестанным занятием Веры Федоровны. Последние годы Вяземская провела в Баден-Бадене. Зять ее, граф Валуев, называл ее львицей Бадена. В 1878 году Вера Федоровна овдовела, не имея сил, чтобы перебраться на житье в Россию, она приехала на железную дорогу, увозившую в Петербург тело князя, и приказала поставить в вагон гроб с останками их дочери Надежды, скончавшейся в 1840 году в Баден-Бадене. Там же Вяземскую навещал престарелый император Вильгельм, которого она принимала уже лежа.

Вера Федоровна Вяземская скончалась от рака в возрасте 95 лет в Баден-Бадене. Похоронили ее в Петербурге на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры рядом с могилой мужа.

Награды Петра Вяземского:

- Орден Святого Владимира 4-й степени с бантом (1812);
- Орден Святой Анны 2-й степени с императорской короной (1837);
- Орден Святого Станислава 1-й степени (1848);
- Орден Святой Анны 1-й степени (1856);
- Орден Белого Орла (1865);
- Орден Святого Александра Невского (1877);
- Знак отличия беспорочной службы за ХХХ лет (1856);
- греческий Орден Спасителя, командорский крест (1861);
- вюртембергский Орден Вюртембергской короны, большой крест (1875);
- саксен-веймарский Орден Белого сокола, большой крест (1876).

последнее обновление информации: 21.07.2020






Главная Контакты 2014-2020 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.