лого Штуки-дрюки

Петр Кропоткин - биография, новости, личная жизнь

Петр Алексеевич Кропоткин

Возраст: 181 (со дня рождения)

Возраст смерти: 78 лет

Петр Кропоткин

Петр Алексеевич Кропоткин. Родился 27 ноября (9 декабря) 1842 года в Москве - умер 8 февраля 1921 года в Дмитрове Московской губернии. Русский революционер-анархист, географ, геоморфолог, историк, философ, публицист. Создатель идеологии анархо-коммунизма, теоретик анархизма.

Петр Кропоткин родился 27 ноября (9 декабря по новому стилю) 1842 года в Москве.

Отец - князь Алексей Петрович Кропоткин (1805-1871), генерал-майор, владел в трех губерниях имениями с более чем 1200 крепостных мужиков с семьями.

Мать - Екатерина Николаевна Сулима, дочь героя Отечественной войны 1812 года генерала Н.С. Сулимы.

Семья принадлежала к древнему роду князей Смоленских, Рюриковичей в тридцатом поколении. Фамилия происходила от прозвища князя Дмитрия Васильевича Крапотки (Кропотки), современника Ивана III. Проживали в доме 26 по Штатному переулку. Будучи убежденным анархистом, ученым-материалистом и сторонником отмирания государства, П. А. Кропоткин весьма иронично относился к тому, что иногда его называли «князем». Сам он никогда по отношению к себе этот дворянский титул не употреблял.

Его мать умерла, когда Петру было три с половиной года.

Учился в 1-й Московской гимназии.

В 1862 году с отличием окончил Пажеский корпус, был произведен в офицеры. После окончания Пажеского корпуса добровольно избрал военную службу в Сибири в казачьих частях.

Научная деятельность

8 октября 1862 года 19-летний Петр был назначен в Читу в чине есаула чиновником по особым поручениям при и.о. губернатора Забайкальской области генерал-майоре Болеславе Казимировиче Кукеле. Под командованием Кукеля прослужил в Амурском казачьем войске несколько лет. Участвовал в экспедициях в Восточной Сибири, в Маньчжурии, сплавлялся по рекам Ингода, Шилка, Амур (1864-1865), где занимался геологическими, орографическими, картографическими и палеогляциологическими исследованиями.

В 1864 году, под именем «купца Петра Алексеева», пересек Маньчжурию с запада на восток, следуя из Старо-Цурухайтуя в Благовещенск через горы Большого Хингана (2034 м). Обнаружил вулканогенный рельеф в хребте Ильхури-Алинь (1290 м). Осенью того же года участвовал в экспедиции Г. Ф. Черняева по реке Сунгари, от устья до города Гирин, на пароходе «Уссури». Собрал материал по общественному устройству бурятов, якутов и тунгусов.

В 1865 году совершил экспедицию в Восточные Саяны, прошел все течение реки Иркут (488 км, левый приток Ангары). Обследовал Тункинскую котловину и верхнее течение реки Оки, где открыл вулканические кратеры в долине Хигол.

В 1866 году возглавил Олекминско-Витимскую экспедицию Восточно-Сибирского отделения Императорского Русского географического общества. В мае 1866 года экспедиция, вышедшая из Иркутска, достигла Лены и спустилась по ней на 1500 км вниз к устью Витима. Оттуда повернула на юг, поднялась на Патомское нагорье (1771 м), пересекла его в верхнем течении реки Жуя (337 км, бассейн Олекмы), где достигла Ленских золотых приисков и продолжила путь на юг.

В районе приисков Кропоткин открыл ледниковые наносы, послужившие основанием для доказательства наличия в прошлом ледникового покрова Сибири. Экспедиция пересекла хребет Кропоткина (открыт Петром Алексеевичем, высота - 1647 м, служит водоразделом Жуи и Витима) и хребты Делюн-Уранский (2287 м) и Северо-Муйский (2561 м), достигла реки Муя (288 км, левый приток Витима). Продолжая движение на юг, завершила открытие Южно-Муйского хребта, пересекла Витимское плоскогорье (1200-1600 м) и Яблоновый хребет (1680 м), и по реке Чита спустилась к одноименному городу. На левом берегу реки были открыты северо-восточные отроги хребта Черского.

Изучил залив Провал на озере Байкал и описал увиденное в итальянском научном обозрении. Выдвинул и обосновал гипотезу о том, что первоначально озеро Байкал было бессточным водоемом. Сделал предположение о том, что Тункинская и Окинско-Илезская горные впадины первоначально были озерами. Дал краткое описание озер в долинах рек Ока Саянская и Жомболок, залитых базальтом. Обнаружил небольшое озеро в кратере одного из вулканов долины реки Хи-Гол.

Обнаружил и исследовал следы послеледникового Озерного периода в истории Евразии. Ввел палеолимнологическое понятие и термины «Озерный период» и «Высыхание Евразии».

Кропоткин встречался с декабристами Д. И. Завалишиным и И. И. Горбачевским, ссыльнокаторжным революционером М. Л. Михайловым.

Участвовал в комиссиях по подготовке проекта реформ тюрем и систем ссылки, а также работал над составлением проекта городского самоуправления, однако вскоре был разочарован существующим управленческим аппаратом и потерял интерес к идее реформистского преобразования.

В газете «Московские ведомости» и, чаще, в воскресном приложении к ней («Современная летопись»), в журналах «Русский вестник», «Записки для чтения» и др. печатал свои путевые заметки о Сибири, Забайкалье, Маньчжурии.

В 1867 году совместно с инженером Зотиковым создал сейсмометр и испытал прибор в Восточной Сибири. Предложил создать сеть сейсмологических пунктов наблюдения в Сибири, что, по его мнению, могло бы разрешить проблему происхождения озера Байкал.

Весной 1867 года, после восстания польских каторжан 1866 года, Петр и его брат Александр расстались с военной службой. Ни тот, ни другой не участвовали в подавлении этого восстания.

В начале осени 1867 года Кропоткин и его брат со всей семьей переехали в Санкт-Петербург. Тогда же 24-летний Петр поступил на математическое отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета и одновременно на гражданскую службу в Статистический комитет Министерства внутренних дел, которым руководил крупный ученый-географ и путешественник П. П. Семенов (Тян-Шанский). В 1868 году был избран членом Императорского Русского географического общества (ИРГО) и позже, в этом же году, - секретарем Отделения физической географии ИРГО, награжден золотой медалью за отчет об Олекминско-Витимской экспедиции.

Зарабатывал переводами (в том числе Спенсера, Дистервега), написанием научных фельетонов для газеты «Санкт-Петербургские ведомости». При этом несколько лет занимается научной работой на тему строения горной Азии и законов расположения ее хребтов и плоскогорий.

Петр Кропоткин в молодости

Петр Кропоткин в молодости

Среди других его работ в ИРГО имеет большое значение блестяще написанная им записка «Доклад комиссии по снаряжению экспедиции в северные моря» («Известия ИРГО», VII, 1871). В этой записке предлагалось снарядить большую морскую экспедицию от Новой Земли к Берингову проливу. Кропоткин предполагал стать во главе этой разведочной экспедиции, но министерство финансов не отпустило денег на приобретение судна. Между тем, изучая литературу для упомянутой записки, Кропоткин пришел к выводу, что к северу от Новой Земли должна существовать земля, лежащая под более высокой широтой, чем Шпицберген.

Земля, существование которой предсказал Кропоткин, была в 1873 году открыта австрийской экспедицией Пайера - Вейпрехта, вероятно, на основании публикаций Кропоткина, и названа в честь кайзера - Землей Франца-Иосифа.

В книге «Взаимная помощь как фактор эволюции» выдвинул гипотезу о преимущественном значении взаимопомощи перед конкуренцией в естественном отборе по Дарвину в прогрессивной эволюции видов (включая человека).

Кропоткин выявил и обосновал положение, согласно которому, пожилые ученые в своем подавляющем большинстве не в состоянии изменить свои устаревающие взгляды; тезис Кропоткина: научные взгляды, теории и школы не изменяются, а сохраняются вместе с их носителями.

Летом 1871 года Кропоткин отправился от Географического общества в научно-исследовательскую поездку по Финляндии и Швеции с целью изучения глетчеров. Однако «разъедающее противоречие» окружающего мира заставило его отставить научную деятельность на второй план. Осенью, вернувшись в Москву, узнал о смерти своего отца.

Революционная деятельность

В 1872 году Кропоткин получил разрешение на поездку за границу. В Бельгии и Швейцарии он встретился с представителями российских и европейских революционных организаций, в том же году вступил в Юрскую федерацию Первого Интернационала, реальным лидером которой был Михаил Бакунин.

По возвращении в Россию, не оставляя работу секретаря отдела физической географии Русского географического общества, Кропоткин стал членом наиболее значительной из ранних народнических организаций - «Большого общества агитации», известного как кружок «чайковцев». Вместе с другими членами кружка он вел революционную агитацию среди рабочих Петербурга, был одним из инициаторов «хождения в народ».

21 марта 1874 года 31-летний Петр Кропоткин сделал сенсационный доклад в Географическом обществе о существовании в недалеком прошлом ледниковой эпохи. А на следующий день он был арестован за принадлежность к тайному революционному кружку и заключен в тюрьму Трубецкого бастиона в Петропавловской крепости.

Однако значимость сделанного ученым в науке была столь велика, что ему, по личному распоряжению Александра II, были предоставлены перо, бумага и возможность работать в тюрьме, где им была написана работа «Исследования о ледниковом периоде», обосновывающая ледниковую теорию - одну из важнейших в науках о Земле. Кропоткин предсказал существование и рассчитал координаты Земли Франца-Иосифа, Северной Земли и Барьера Кропоткина (цепь полярных островов на севере Баренцева и Карского морей - от Земли Франца-Иосифа до Северной Земли) в целом, благодаря чему сохранился суверенитет России над открытыми им землями, несмотря на их первые посещения иностранными, а не русскими, экспедициями).

Условия тюремного заключения, напряженный умственный труд подорвали здоровье Кропоткина. С признаками цинги он был переведен в арестантское отделение Николаевского военного госпиталя. 30 июля 1876 года Кропоткин совершил побег из арестантского отделения (двухэтажный флигель за главным зданием). Вскоре Кропоткин покинул Российскую империю. Пробравшись через Финляндию, Швецию и Норвегию, из Христиании отплыл в Гулль (Великобритания).

Покидая Россию, Кропоткин надеялся через несколько месяцев, когда активные поиски будут прекращены, вернуться под другим именем. Сначала он прибыл в Великобританию, где находился недолго. Революционные интересы звали его в Швейцарию, и, как только это стало возможным (в январе 1877 года), он выехал из Лондона.

В Швейцарии Петр Алексеевич поселился в Ла-Шо-де-Фон, небольшом городе, где население занималось преимущественно часовым ремеслом. Часовщики составляли главную аудиторию анархистской пропаганды, из часовщиков же выходили и некоторые лидеры этого движения.

Петр Кропоткин был всегда завален работой: писал для разных ученых органов, переводил для наших ежемесячных журналов с иностранных языков, которых знал множество; но более всего времени отнимали у него, кроме издаваемого им французского листка, частые выступления на анархических собраниях. Он считался выдающимся оратором.

18 марта 1877 года, в шестую годовщину Парижской коммуны, вместе с другими членами Юрской федерации принял участие в демонстрации, состоявшейся в Берне. В сентябре, в качестве делегата от Швейцарской Юры, участвовал в двух конгрессах анархистов в Бельгии: 6-8 сентября в Вервье, 9-15 сентября в Генте, где бельгийская полиция попыталась арестовать его. Однако ему удалось благополучно скрыться и добраться до Лондона. Оттуда Кропоткин отправился в Париж, где встречался с французскими социалистами.

Весной 1878 года, после очередной годовщины Коммуны, в Париже был осуществлен ряд репрессий, из-за чего Петр Алексеевич, случайно избежав ареста, покинул Францию. Он снова вернулся в Швейцарию, поселившись в Женеве.

Романские страны стали главной ареной деятельности Кропоткина. Основные силы он вкладывал в пропаганду и агитацию на французском языке. В феврале 1879 года начала выходить газета «Le Révolté» («Бунтарь»), созданная Кропоткиным и его помощниками.

В 1881 году швейцарское правительство, по предложению правительства Российской империи, предписало Кропоткину, как опасному революционеру, покинуть пределы страны. Кропоткин переехал во Францию.

22 декабря 1882 года Кропоткин вместе с лионскими анархистами был арестован французской полицией по обвинению в организации взрывов в Лионе. В январе 1883 года в Лионе состоялся суд; под давлением правительства Российской империи Петр Алексеевич был приговорен к пятилетнему тюремному заключению по обвинению «за принадлежность к Интернационалу», которого к тому времени уже не существовало. Не помог протест левых депутатов парламента Франции, не помогла и петиция виднейших общественных деятелей, подписанная Спенсером, Гюго, Ренаном, Суинберном и др. Как до суда, так и в течение двух месяцев после него Кропоткин находился в лионской тюрьме.

В середине марта Кропоткина в числе 22 других заключенных по Лионскому процессу перевели в центральную тюрьму в Клерво. За год тюремного заключения состояние его здоровья ухудшилось: мучили боли в боку, цинга и малярия. Но благодаря стараниям жены Кропоткина, заботившейся о нем в течение всего срока заключения, условия содержания вскоре улучшились, появилась возможность работать.

В Клерво Кропоткин написал на английском языке статью «Чем должна быть география» (впервые опубликована в 1885 году в журнале «The Nineteenth Century» («Девятнадцатый век»)). В середине января 1886 года благодаря протестам левых депутатов и целого ряда общественных деятелей Кропоткин получил свободу.

Весной 1886 года он вместе с семьей переселился в Великобританию, где проживал вплоть до 1917 года. Там Кропоткин продолжил свое сотрудничество с «Британской энциклопедией», для которой он в 1875-1911 годах написал ряд статей по географии России, таких, как «Russia» (1908 Encyclopedia), «Cossacks» (1911 Encyclopedia) и др. Наибольшую ценность представляет статья «Siberia» (1902 Encyclopedia), в значительной мере основанная на личных исследованиях и открытиях есаула Кропоткина. Активно сотрудничал князь Кропоткин и в «Энциклопедии Чемберса».

В 1897 году Кропоткин посетил Канаду и высказал мысль о геологическом родстве Канады и Сибири.

В 1912 году анархисты Европы, Америки и Австралии торжественно отметили 70-летие со дня рождения Кропоткина.

В 1914 году, в начале Первой мировой войны, князь Кропоткин на страницах «Русских Ведомостей» высказал твердую про-Антантовскую позицию.

Анархизм Петра Кропоткина

По мнению Кропоткина, анархизм происходит из того же революционного протеста, того же людского недовольства, что и социализм; и результатом революции он видит установление «безгосударственного коммунизма». Новый общественный строй виделся ему как вольный федеративный союз самоуправляющихся единиц (общин, территорий, городов), основанный на принципе добровольности и «безначалья».

Предполагалось коллективное ведение производства, коллективное распределение ресурсов и вообще коллективность всего, что относится к экономике, к сфере услуг, к человеческим взаимоотношениям. Коллектив представлял бы собой группу заинтересованных в своей деятельности людей, которые понимали бы, зачем и для кого они все это делают, чего было бы достаточно для их добровольной деятельности.

Кропоткин пытался подвести под анархизм какую-либо научную основу и аргументированно показать его необходимость. Для него анархизм представлялся философией человеческого общества. Метод познания Кропоткина основан на едином для всех законе солидарности и взаимной помощи и поддержки. Он стремился доказать, что дарвиновское положение о борьбе за существование следует понимать как борьбу между видами и взаимопомощь внутри видов. Взаимная помощь и солидарность - двигатели прогресса.

Кропоткин исследовал взаимопомощь среди племен бушменов, готтентотов, эскимосов, выявил ее роль в создании таких форм человеческого общежития, как род и община; в период Средневековья - цехи, гильдии, вольные города; в новое время - страховые общества, кооперативы, объединения людей по интересам (научные, спортивные и др. общества). В таких человеческих организациях отсутствуют начальники, отсутствует какая-либо принудительная власть, как мы сейчас понимаем это слово, а все основано на необходимости, понимании, увлеченности людей своим делом. Нередко возникает такая ситуация, что человек не может развить свои способности и склонности либо вообще не имеет представления о том, что ему дается лучше всего. Все это происходит оттого, что государство ориентировано скорее на интересы некой идеальной, несуществующей в реальности личности, а не на людей, способности которых различны, что естественно.

«В Германии существовала школа писателей, которая смешивала государство с обществом, которая не могла представить себе общества без государственного подавления личной и местной свободы, отсюда и возникает обычное обвинение анархистов в том, что они хотят разрушить общество и государство и проповедуют возвращение к вечной войне каждого со всеми. Но государство - лишь одна из форм, которые принимало общество в течение своей истории», - писал Кропоткин.

По мнению Петра Кропоткина, совершенно недопустимо отождествлять правительство и государство, ведь последнее включает в себя не только существование власти над определенной частью общества, но и сосредоточение управления, общественной жизни в одном центре. Наличие государства, помимо всего прочего, предполагает возникновение новых отношений как между различными группами населения, так и между отдельными членами общества.

Он отмечал, что через историю цивилизации проходят «два течения, две враждебные традиции: римская и народная, императорская и федералистская; традиция власти и традиция свободы... Которое нам выбрать из этих двух борющихся течений... - сомненья быть не может. Наш выбор сделан. Мы пристаем к тому течению, которое еще в двенадцатом веке приводило людей к организации, основанной на свободном соглашении, на свободном почине личности, на вольной федерации тех, кто нуждается в ней. Пусть другие стараются, если хотят, удержаться за традиции канонического и императорского Рима!». В обосновании этого он отмечает, что в XII-XVI веках Европа была покрыта множеством богатых городов, их ремесленники, ученые, зодчие производили чудеса искусства, открывали многое в различных областях знаний, их университеты закладывали основу науки, караваны, пересекая океаны, не только пополняли казну, но и возлагали новые знания на алтарь географии. Современное же искусство, по мнению Кропоткина, превосходит средневековое только в скорости, в динамике своего развития, а отнюдь не в качестве.

Характерной чертой всех работ Кропоткина является придание единичной человеческой личности особого значения. Личность - душа революции, и только учитывая интересы каждого отдельного человека и давая ему свободу самовыражения, общество придет к процветанию.

Анархическая теория Петра Кропоткина имеет особый интерес в связи с критикой капитализма и поведения государства при капитализме: «Традиционно считают, что государство есть утверждение идеи высшей справедливости в обществе и что капитализм привносит теорию невмешательства (фр. «laisser faire, laissez passer») - пусть делают, что хотят. Но в той же революционной Франции правительство позволяет нажиться за счет рабочих, попросту не вмешиваясь. Якобинский конвент: за стачку, за образование государства в государстве - смерть!».

Из ситуации возникает неизбежная дилемма, как пишет Кропоткин: «Или государство должно быть разрушено, и в таком случае новая жизнь возникнет в тысяче и тысяче центров, на почве энергической, личной и групповой инициативы, на почве вольного соглашения. Или государство раздавит личность и местную жизнь, завладеет всеми областями человеческой деятельности, принесет с собой войны и внутреннюю борьбу из-за обладания властью, поверхностные революции, лишь сменяющие тиранов, и - как неизбежный конец - смерть».

В своих философских воззрениях Кропоткин был последователем Огюста Конта и Герберта Спенсера. Критически относился к «метафизической» традиции. Упрекал в «схоластике» представителей немецкого классического идеализма, в первую очередь Гегеля. На смену «отвлеченному философствованию», считал Кропоткин, должен прийти «истинно научный метод». Общественным идеалом Кропоткина был анархический (безгосударственный) коммунизм, в котором революционным путем (социальная революция) будет полностью ликвидирована частная собственность.

Возвращение в Россию

После Февральской революции 74-летний Кропоткин вернулся в Россию. 30 мая 1917 года в 2 часа 30 минут он прибыл на Финляндский вокзал в Петрограде. В зале его ждали военный министр Александр Керенский и старый друг Николай Чайковский, ставший после Февральской революции депутатом Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Печать широко отметила приезд старого эмигранта. По случаю возвращения Кропоткин получал поздравления как от частных лиц, так и от общественных и государственных организаций.

После Февральской революции возникавшие комитеты, клубы, общества стремились заручиться именем Петра Кропоткина. 22 июня Комитет по формированию добровольческого отряда из увечных воинов выдвинул его в свои почетные члены.

3-4 июля в Петрограде прошло вооруженное выступление-демонстрация, организованное большевиками. Всероссийский Исполнительный Комитет (ВЦИК), избранный на 1-м Всероссийском съезде Советов в июне 1917 года, объявил события в столице «большевистским заговором» и признал «неограниченные полномочия и неограниченную власть» Временного правительства. Июльский кризис положил конец двоевластию. Новое правительство возглавил эсер Александр Керенский. Петроград был объявлен на чрезвычайном положении. Начались аресты большевиков; Ленину, обвиненному в организации вооруженного мятежа и шпионаже в пользу Германии, удалось скрыться.

После июльского кризиса Керенский предложил Кропоткину войти в состав Временного правительства. В дневнике Кропоткина имеется запись: 20 июля 1917 года. «Приезжал А. Ф. К.». На полях его рукой добавлено: «NB Министерство. Отказ». Керенский делал неимоверные усилия, примиряя непримиримое: он убеждал Кропоткина войти во Временное правительство, предлагал ему на выбор любой пост министра, - вспоминала Эмма Гольдман. - Кропоткин отказался. Он заявил, что считает «ремесло чистильщика сапог более честным и полезным». Он также отказался от ежегодной пенсии в 10 тысяч рублей, предложенной ему Временным правительством.

Кропоткин был разочарован Февральской революцией и встречей с российскими анархистами - «грубыми развязными молодыми людьми, принявшими за основу принцип вседозволенности». Однако, пока в общем и целом, Временное правительство он поддерживал.

В середине августа 1917 года Кропоткин участвовал в созванном по инициативе главы Временного правительства Керенского Государственном совещании, призванном упрочить позиции Временного правительства. Оно проходило в Москве в Большом театре с 12 (25) - 15 (28) августа 1917 года. К работе совещания были привлечены деятели «освободительного движения»: князь П. А. Кропоткин, Е. К. Брешкова-Брешковская, Г. А. Лопатин, Г. В. Плеханов и Н. А. Морозов.

Кропоткин высказался за мирное, эволюционное развитие. Он искренне призывал всех к классовому миру во имя революции, звал «весь русский народ» продолжать войну «до победного конца». Участие Кропоткина в работе Государственного совещания осудил украинский анархо-коммунист Нестор Махно, который очень уважал Петра Алексеевича и считал одним из столпов анархизма.

25 августа генерал Лавр Корнилов, ставший в июле Верховным главнокомандующим, двинул с фронта войска на Петроград с целью установления военной диктатуры, призванной подавить вооруженные отряды пролетариата и ликвидировать Советы. Министры-кадеты в знак солидарности с Корниловым вышли из правительства. В свою очередь, Керенский объявил Корнилова мятежником и отстранил от должности. Действия Керенского были поддержаны революционно настроенными частями Петроградского гарнизона и Балтийского флота, отрядами рабочей Красной гвардии, находившейся под контролем большевиков. 30 августа войска Корнилова были остановлены, а сам он арестован. В тот же день Керенский занял пост Верховного главнокомандующего. Провал правого переворота привел к усилению леворадикального крыла революции.

16 октября культурно-просветительное общество «Народное дело», наряду с В. Г. Короленко, Ф. И. Шаляпиным, И. А. Буниным и Н. В. Чайковским, пригласило Кропоткина в члены-учредители.

Петр Алексеевич Кропоткин

Кропоткин жил в Москве, где его и застала Октябрьская революция. За два дня до нее анархист А. М. Атабекян опубликовал «Открытое письмо Петру Кропоткину», в коем призывал Кропоткина возглавить анархическую социальную революцию, которая должна защитить трудящихся как от ожесточенной классовой борьбы, так и от «уличного большевизма».

Московское вооруженное восстание началось 25 октября (7 ноября), и только в начале ноября большевики смогли захватить город. Кропоткин тогда жил на Большой Никитской и был свидетелем революционных событий.

К Октябрьской революции Петр Алексеевич отнесся неоднозначно: он приветствовал сам факт свержения буржуазии и формальное установление власти в форме Советов, однако он оправданно опасался, что при отчетливой тенденции к концентрации новой власти в центре партия, обладающая этой властью, не пожелает ее ни с кем делить, а главное - не пожелает отдать ее народу, в то время как революция должна стать делом всенародным, всеклассовым.

Большевики предложили Кропоткину квартиру в Кремле, кремлевский паек, причем народный комиссар просвещения Анатолий Луначарский написал его жене, Софье Григорьевне, письмо, в котором просил воздействовать на Петра Алексеевича, чтобы тот не отвергал помощи, исходящей от государственной власти. Но Кропоткин от помощи твердо отказался.

Кропоткину трижды пришлось менять квартиру, поскольку дома «бывших буржуев», в которых он поселялся, реквизировали.

В июле 1918 года Кропоткин обосновался с женой в подмосковном городе Дмитрове, получив «охранное» удостоверение, подписанное Председателем Совнаркома В. И. Ульяновым-Лениным. В нем говорилось: «Дано сие удостоверение... известнейшему русскому революционеру в том, что советские власти в тех местах..., где будет проживать Петр Алексеевич Кропоткин, обязаны оказывать ему всяческое и всемерное содействие... представителям Советской власти в этом городе необходимо принять все меры к тому, чтобы жизнь Петра Алексеевича была бы облегчена возможно более...».

Друг Льва Толстого, граф М. А. Олсуфьев, прежде уездный предводитель дворянства, продал ему за символическую плату пустующий дом на бывшей Дворянской улице, переименованной в Советскую (ныне - Кропоткинская). Несмотря на трудные условия жизни, Кропоткин продолжил активную общественную деятельность, тесно сотрудничал с Дмитровским союзом кооперативов, продолжал работу над новой книгой - «Этика». Дмитровскому периоду жизни «князя анархистов» посвящено стихотворение С. Н. Маркова «Кропоткин в Дмитрове. Год 1919».

После Октябрьской революции в ноябре 1917 года первоначально положительно воспринял первые Декреты Совета народных комиссаров - нового правительства Российской республики. Но затем Кропоткин обнаружил, что новая власть большевиков ликвидировала демократические права и свободы, и опирается в своей деятельности на диктатуру, террор и вооруженное принуждение. Как убежденный демократ Кропоткин стал в активную оппозицию к существующей власти.

Развитие дальнейших событий, красный террор и диктатура партии большевиков заставили маститого старца критичнее отнестись к Октябрьской революции. Будучи убежденным противником любой формы государственной власти, Кропоткин не принимал идею диктатуры пролетариата.

Петр Кропоткин не менее двух раз лично встречался с В. И. Ульяновым, председателем Совета Народных комиссаров. Кропоткин обвинил Ульянова-Ленина в порождении класса новой бюрократии, развязывании Гражданской войны и «красного террора» по отношению к инакомыслящим. П. А. Кропоткин написал несколько писем к В. И. Ульянову-Ленину с изложением своих гражданских и политических взглядов. Письма Кропоткина к Ульянову-Ленину были спрятаны в государственных архивах без права доступа на протяжении всего существования СССР и обнаружены и опубликованы историками лишь в 1990-е годы.

Ульянов-Ленин лично отдал распоряжение органам ВЧК-ГПУ, чтобы «старика не трогали», однако последние годы своей жизни в Дмитрове Кропоткин находился под неусыпным наблюдением чекистов.

Смерть Петра Кропоткина

В начале 1921 года Кропоткин тяжело заболел воспалением легких. Ленин экстренно направил в Дмитров группу лучших врачей во главе с народным комиссаром здравоохранения Н. А. Семашко и В. Д. Бонч-Бруевичем. Кропоткину предлагали усиленное питание, спецпаек. Но Петр Алексеевич не признавал никаких привилегий и от пайка отказался. Он умирал незаметно, «скромно», стараясь никому не доставить хлопот этой своей «процедурой».

8 февраля 1921 года П. А. Кропоткин в 3 часа 10 минут утра тихо скончался в возрасте 78 лет. 9 февраля центральные газеты на первых полосах поместили траурное объявление Президиума Московского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, извещавшее о смерти «старого закаленного борца революционной России против самодержавия и власти буржуазии».

10 февраля в Дмитров прибыл специальный траурный поезд, на котором гроб с телом был доставлен в Москву и установлен для прощания в Колонном зале Дома Союзов (бывшем здании московского Дворянского собрания) на Большой Дмитровке. Это положило начало многолетней советской традиции. С Кропоткиным прощались в течение двух дней - пришли сотни делегаций от заводов, фабрик и учреждений Москвы, тысячи простых людей. Около гроба в почетном карауле стояли и анархисты, в том числе и арестанты, выпущенные под честное слово из тюрьмы на похороны того, кого они считали своим вождем. 13 февраля состоялись похороны Петра Кропоткина на Новодевичьем кладбище.

Могила Петра Кропоткина

Могила Петра Кропоткина

9 декабря 1923 года в Москве в доме 26 по Штатному переулку, где родился Кропоткин, был открыт мемориальный музей. В экспозиции были представлены материалы, посвященные истории княжеского рода Кропоткиных, рисунки, карты и научные труды Петра Алексеевича, фотографии членов кружка «чайковцев». Отдельный интерес представлял кабинет, воспроизводивший убранство его рабочей комнаты в Англии. В 1939 году музей ликвидировали, а его собрание расформировали. Книги передали в Библиотеку им. Ленина, рукописи – в ЦГАОР, в ОПИ ГИМ, в Дмитровский районный краеведческий музей.

В 2014 году в Дмитрове в доме, где жил ученый и мыслитель, был открыт Дом-музей П. А. Кропоткина.

14 апреля 2021 года в городе Кропоткин состоялась церемония открытия памятника, посвященному Петру Алексеевичу Кропоткину.



Личная жизнь Петра Кропоткина:

Жена - Софья Григорьевна Ананьева-Рабинович (1856, Киев - 15 декабря 1941, Москва), дочь революционера, носившего подпольную кличку «Ананьев». Детство провела в Томске, куда был сослан ее отец. Познакомились в Женеве. В браке с 8 октября 1878 года. Вскоре после женитьбы они переехали из Женевы в Кларан. Брак между Петром Кропоткином и Софьей Ананьевой-Рабинович был заключен без церковных обрядов, на анархических принципах полного равноправия в виде трехлетнего договора, предусматривающего возможность расторжения или продления каждые три года. Данный договор непрерывно продлевался супругами 14 раз, в результате чего их брак продлился 43 года, вплоть до смерти Петра Кропоткина.

У них родилась единственная дочь - Александра Петровна Кропоткина (15 апреля 1887, Бромли - 4 июля 1966, Нью-Йорк). Возлюбленная Сомерсета Моэма в 1912 году. Выведена Моэмом в его рассказе «Белье мистера Харрингтона» (1928) под именем Анастасии Александровны Леонидовой. Приехала в Россию из Великобритании летом 1915 года вместе с мужем, юристом и литератором Борисом Федоровичем Лебедевым (1877-1948), после Февральской революции. Эмигрировала из РСФСР после смерти отца в 1921 году. Вторично вышла замуж в США за журналиста Лоримера Хаммонда.

Александра - дочь Петра Кропоткина

Александра Петровна Кропоткина

Библиография Петра Кропоткина:

Петропавловская крепость;
1867 - Поездка в Окинский караул;
1871 - Доклад комиссии по снаряжению в северные моря (в соавторстве);
1875 - Общий очерк орографии Восточной Сибири // Записки Императорского Русского Географического общества по общей географии. Том 5;
1875-1911 - Статьи по географии России для «Британской энциклопедии»: 9, 10 и 11 издания;
1876 - Исследования о ледниковом периоде. Том 1;
1885 - Речи бунтовщика;
1887 - В русских и французских тюрьмах;
1892 - Хлеб и воля;
1892 - Современная наука и анархия;
1896 - Государство и его роль в истории;
1896 - Анархия, ее философия, ее идеал;
1899 - Поля, фабрики и мастерские;
1902 - Записки революционера;
1902 - Взаимопомощь как фактор эволюции;
1904 - The Desiccation of Eur-Asia;
1905 - Идеалы и действительность в русской литературе;
1906 - Нравственные начала анархизма;
1906 - В русских и французских тюрьмах;
1907 - Век ожидания;
1909 - Великая французская революция 1789-1793;
1921 - Этика (из задуманного автором двухтомника был закончен только первый).

Статьи Петра Кропоткина:

«Анархическая работа во время революции»;
«Анархия, ее философия, ее идеалы»;
«Век ожидания»;
«Коммунизм и анархия» (1902);
«Нравственные начала анархизма»;
«Нужен ли анархизм в России?» (1904);
«Об актах личного и коллективного террора»;
«Парижская коммуна»;
«Политические права» (глава из книги «Речи бунтовщика»);
«Представительная демократия» (отрывок из книги «Речи бунтовщика»);
«Революционная идея в революции»;
«Справедливость и нравственность»;
«Что же делать?»;
«Что такое анархия?».

Награды Петра Кропоткина:

1865 - Малая золотая медаль Императорского русского географического общества по отделению физической географии - «Чл.-сотр. Сибирского Отдела кн. П. А. Кропоткину, за путешествие его вверх по Сунгари до китайского города Гириня, и из Цурухайтуевского караула на Аргуни в Манчжурский город Мергень, а оттуда в Благовещенск».

последнее обновление информации: 21.09.2021

© Сбор информации, авторская обработка, систематизация, структурирование, обновление: администрация сайта stuki-druki.com.





Главная Политика конфиденциальности 2014-2024 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.