лого Штуки-дрюки

Наум Эйтингон - биография, новости, личная жизнь

Наум Эйтингон

Наум Эйтингон

Наум Исаакович Эйтингон. Родился 6 декабря 1899 года в Шклове Могилевской губернии - умер 3 мая 1981 года в Москве. Советский разведчик. Генерал-майор государственной безопасности. Один из руководителей ликвидации Льва Троцкого. Организатор партизанского движения во время Великой Отечественной войны.

Наум Эйтингон родился 6 декабря 1899 года в Шклове Могилевской губернии в еврейской семье.

Отец - Исаак Файвелович Эйтингон, конторщик бумажной фабрики.

Мать - Евгения Гранат.

Дед - Файвел Израилевич Эйтингон, был присяжным поверенным Шкловского уездного и Могилевского окружного судов.

Троюродный брат - Макс Эйтингон (Марк Ефимович, впоследствии Макс Ефимович Эйтингон; 1881-1943), психоаналитик, один из первых и наиболее преданных учеников Фрейда, основатель ряда психоаналитических обществ, издательств, библиотек и институтов, организатор психоаналитического обучения. На деньги Эйтингона были изданы почти все поздние работы Фрейда, созданы три Института психоанализа.

Перед революцией 1917-го семья Эйтингонов переехала из Шклова в Могилев.

Наум учился в Могилевском коммерческом училище.

Трудовую деятельность начал в Могилеве в начале 1917 года, во время немецкой оккупации был рабочим цементного завода, где состоял членом профсоюзного комитета. После поступил на службу в Могилевский губернский продовольственный комитет на должность делопроизводителя 2-го разряда, затем был назначен инструктором по товарообмену.

Член партии левых эсеров с 1917 года.

По утверждениям Павла Судоплатова, с 1918 года служил в Красной Армии.

С 20 марта 1919 года перешел в распоряжение бюро губернской рабочей кооперации, где работал по декабрь. В апреле 1919 года в связи с образованием Гомельской губернии административный центр из Могилева был перенесен в Гомель.

Во время проведения партнедели в октябре 1919 года Эйтингон, будучи на курсах кооперации, вступил в ряды РКП(б).

С декабря 1919-го по май 1920 года служил в учреждениях Гомельского губпрофсоюза.

С 10 мая 1920 года - сотрудник Гомельской ЧК. В докладе представителя ВЧК Романовского от начала декабря 1920 года, связанном с ревизией работы Гомельской губчека и констатацией недостатков, отмечен лично Романовским как «светлое пятно из уполномоченных». В списке личного состава на 15 января 1921 года значился как помощник заведующего секретно-оперативным отделом (СОО) с одновременным исполнением обязанностей заведующего.

В конце января - начале февраля 1921-го находился в командировке в Москве, а с 28 февраля он временно замещал председателя Гомельской губчека Волленберга.

20 марта 1921 года губком РКП(б) утвердил Эйтингона членом коллегии губчека.

Наум Эйтингон в молодости

Наум Эйтингон в молодости

Во время операции против савинковских бандгрупп в 1921 году Эйтингон был ранен командиром отряда Л.И. Рудминским-Черноморцем, деятельность которого расследовал в составе специальной комиссии - Рудминского обвиняли в чрезмерной жестокости. 20 октября 1921 года на заседании Гомельского губпроверкома по чистке партии Эйтингон был временно оставлен вне рядов РКП(б) для «дополнительного испытания» со следующими мотивирующими формулировками: буржуазное происхождение, чересчур быстрая чекистская карьера, комиссарские замашки, отсутствие скромности, недостаточно проникся пролетарской психологией и дисциплинированностью.

24 ноября губпроверком по чистке партии возвращался к вопросу об Эйтингоне и пересматривал его дело, решив «восстановить в правах члена РКП, принимая во внимание факт ранения при участии в борьбе с бандитизмом, а также предстоящий отъезд в Башкирию». Перед тем Оргбюро ЦК РКП(б) в Москве постановило назначить председателя Гомельской губчека Волленберга председателем Башкирской ЧК с правом взять с собою лично отобранных сотрудников.

В 1924 году окончил восточное отделение Военной академии РККА.

Далее начал служить в иностранном отделе ОГПУ. С 1925 года - на работе в Китае (в 1927-1929 годах был вице-консулом Генерального консульства СССР в Харбине), с 1929-го - в Турции.

В 1930-1932 годах - помощник Я. И. Серебрянского в Управлении специальных операций, затем руководитель секции нелегальных операций ИНО ОГПУ.

В 1936-1938 годах - заместитель резидента в Испании А. М. Орлова. Известен как «генерал Леонид Александрович Котов» (во время Гражданской войны в Испании), Грозовский, Леонов, Наумов, тов. Пабло и др.

Занимался организацией шпионских и диверсионных операций за рубежом, среди них:

- убийство диктатора Северного Китая и Маньчжурии Чжан Цзолиня;
- похищение видных участников белого движения генералов А. П. Кутепова и Е. К. Миллера во Франции;
- вывоз в СССР испанского государственного золотого запаса.

Операция «Утка» (ликвидация Льва Троцкого)

По предложению Павла Судоплатова, непосредственным организатором операции по уничтожению Льва Троцкого был назначен Наум Эйтингон («товарищ Пабло», «товарищ Котов», «генерал Леонов»).

Эйтингон сформировал в рамках операции «Утка» две параллельные и ничего не знавшие друг о друге террористические группы из просталински настроенных испанских коммунистов: группа «Мать» (группа Меркадера) и группа «Конь» (группа Сикейроса). Согласно мемуарам Судоплатова, агентом НКВД Григулевичем была также сформирована третья, резервная, сеть; вместе с тем, Григулевич («товарищ Филипп») знал о существовании группы Сикейроса и сотрудничал с ней.

Для организации первого покушения Эйтингон и Судоплатов привлекли советского агента Григулевича, непосредственным же руководителем группы стал известный мексиканский художник Сикейрос. Все члены группы были подобраны самим Сикейросом, и ни один из них сотрудником НКВД не являлся.

Покушение было произведено в ночь на 24 мая 1940 года в форме налета. Около четырех утра 20 человек в форме мексиканской полиции и армии при поддержке завербованного НКВД охранника Роберта Шелдона Харта ворвались во внутренний двор дома Троцкого. В течение 10-15 минут они расстреливали спальню Троцкого, также оставив у ее дверей бомбу, которая, однако, не сработала из-за технической неисправности.

Покушение провалилось: Троцкий и его жена Наталья Седова бросились на пол и оставались там все время обстрела. Единственным пострадавшим оказался спавший в соседней комнате 14-летний внук Троцкого Всеволод Волков: пуля прошла через кожу на его ноге. По мнению Судоплатова, причиной провала стала плохая подготовка: члены группы «Конь» имели боевой опыт в Испании, однако никто из них не имел опыта спецопераций, «обыска и проверок помещений и домов». Открывший нападавшим ворота Шелдон Харт был похищен ими и, с целью конспирации, убит.

Согласно заявлению Эйтингона, Шелдон Харт пытался помешать осуществлению операции, приведя налетчиков в помещение, «где не было ни архива, ни Троцкого». Сам же Троцкий считал Харта жертвой нападавших и даже распорядился прикрепить к дому мемориальную табличку с надписью «В память Роберта Шелдона Харта, 1915-1940, убитого Сталиным».

После провала группы «Конь» охрана дома Троцкого была существенно усилена. Стены были укреплены мешками с песком и дополнительной кирпичной кладкой, на окнах установлены стальные ставни, возле дома начали дежурить пять полицейских патрулей.

Согласно мемуарам Судоплатова, после провала покушения Лаврентий Берия пришел в ярость. От Эйтингона было получено донесение, в котором он выражал готовность понести соответствующее наказание. Однако Сталин оставил это без последствий и приказал задействовать вторую террористическую группу.

Основной версией просталински настроенных мексиканских коммунистов стала версия «театрального» самопокушения. Она вызывала крайнее раздражение самого Троцкого. После ареста полицией нескольких его секретарей 30 июня Троцкий обратился с письмом к президенту Мексики. Вскоре после этого полиция отказалась от версии «самопокушения».

В 1930-х годах Наум Эйтингон участвовал в Гражданской войне в Испании, где действовал под псевдонимом Котов. В этой стране он сблизился с просталински настроенной испанской коммунисткой Марией Каридад Меркадер. Вскоре он завербовал ее и ее сына Рамона Меркадера, в чине лейтенанта воевавшего на Арагонском фронте.

Внедрение Рамона Меркадера в окружение Троцкого началось в 1938 году в Париже, где он появился под именем бельгийского подданного Жака Морнара. Согласно легенде, Морнар был богатым наследником, поддерживавшим левое движение из эксцентричных соображений. Отец Морнара якобы был консулом Бельгии в Тегеране, сам же Жак Морнар занимался экспортно-импортными операциями. Сам Рамон Меркадер (оперативная кличка «Раймонд») прекрасно подходил для этой легенды, так как хорошо говорил по-французски.

В Париже Меркадеру удалось сблизиться с постоянно проживавшей в Нью-Йорке Сильвией Агелофф, сестрой Рут Агелофф, одной из сотрудниц секретариата Троцкого. Первая их встреча произошла 1 июля 1938 года. Через некоторое время речь уже зашла о браке. В 1939 году Меркадер, вслед за Сильвией, также появился в Нью-Йорке, с фальшивым канадским паспортом на имя Фрэнка Джексона. Свое перемещение он объяснил желанием избежать военной службы. В октябре 1939 года Меркадер появился в Мексике, однако долгое время, чтобы не вызывать подозрений, не делал попыток проникнуть в дом Троцкого.

С января 1940 года в Мексике появилась также Сильвия Агелофф, которая начала работать в секретариате Троцкого. С марта 1940 года под предлогом встреч с ней Меркадер-Морнар-Джексон также начал появляться в Койоакане. Также ему удалось войти в доверие к входившим в окружение Троцкого супругам Росмер.

Согласно мемуарам жены Троцкого Натальи Седовой, в последние дни перед покушением Меркадер-Морнар-Джексон начал вызывать подозрения Троцкого из-за ряда мелких несоответствий в своем поведении. Седова утверждает, что Троцкий даже заявил: «Было бы лучше прекратить посещение нашего дома мужем Сильвии» и даже «Мы должны провести небольшое расследование о нем».

Рамон Меркадер появился в доме Троцкого 20 августа в 17:30. Он сообщил, что написал статью о троцкистском движении, и попросил Троцкого ее прочитать. Несмотря на солнечный день, Меркадер был одет в плащ, в который были зашиты альпеншток и кинжал. Троцкий пригласил Меркадера в свой кабинет.

Выбрав момент, когда Троцкий углубился в изучение статьи, Меркадер нанес ему удар ледорубом; лезвие вошло на семь сантиметров в затылок. Несмотря на это, Троцкий не умер сразу, а, издав страшный крик, повернулся и схватился за ледоруб. Как впоследствии утверждал сам Меркадер, от этого крика он растерялся и даже не смог добить свою жертву заранее приготовленным для этого ножом.

В кабинет ворвались охранники О. Шюслер и Ч. Каронель, которые принялись избивать Меркадера. Помня свою легенду, Меркадер начал выкрикивать не на своем родном испанском, а на французском языке: «Они заставили меня сделать это... Они держат в тюрьме мою мать. Они собираются убить ее... Пожалуйста, убейте меня! Я хочу умереть!».

Согласно мемуарам Судоплатова, во время покушения у дома Троцкого находился в готовности автомобиль с Каридад Меркадер и Эйтингоном. Однако операция прошла не так гладко, как планировалось, и Каридад Меркадер осталось лишь смотреть, как полицейские уводят ее сына. В тот же день вечером она и Эйтингон спешно покинули Мексику, улетев на Кубу.

21 августа 1940 года в 7:25 Троцкий умер.

Наум Эйтингон во время Великой Отечественной войны

С июля 1941 года Эйтингон был заместителем начальника 4-го управления НКВД и начальника Особой группы Судоплатова при наркоме внутренних дел Берия.

Его подопечный, шпион-перебежчик Николай Хохлов так описывает внешность и поведение Эйтингона при их первой встрече в 1941 году: «Дверь открылась и в комнату стремительно вошел высокий, полный брюнет в кожаном пальто. Он подошел ко мне крупными, быстрыми шагами и, взглянув в упор, покровительственно улыбнулся. Я встал из-за стола. Незнакомец положил мне руку на плечо и заговорил звучным баритоном... Его широкий лоб уходил двумя острыми углами в редкие, темные волосы. Седина на висках. Узкий, плотно сжатый рот. Крутой, упрямый подбородок».

Вместе с Судоплатовым Эйтингон добился разрешения Берия освободить из тюрем бывших сотрудников разведки и госбезопасности, в которых разведка остро нуждалась с началом войны. «Берию совершенно не интересовало, виновны или невиновны те, кого мы рекомендовали для работы, - вспоминал Судоплатов. - Он задал один-единственный вопрос: "Вы уверены, что они нам нужны?" - "Совершенно уверен", - ответил я. - "Тогда свяжитесь с Богданом Кобуловым, пусть освободит их. И немедленно их используйте"».

В 1941-1942 годах участвовал в акциях, обеспечивавших нейтралитет Турции во Второй мировой войне.

В 1942 году был назначен заместителем начальника 4-го управления НКВД СССР, занимавшегося разведкой, террором и диверсиями в тылу противника. В этом качестве как заместитель Судоплатова провел оперативные игры «Монастырь», «Курьеры», «Березино», «Арийцы».

Операция «Березино»

В 1944 году в ходе операции «Березино» оперативная группа НКВД под его непосредственным командованием захватывала и перевербовывала диверсантов Отто Скорцени в белорусских лесах. В составе группы работал и В. Г. Фишер, ставший позднее известным как Рудольф Абель.

Идея операции была высказана И.В. Сталиным и проведена по его прямой личной инициативе. Накануне летнего наступления 1944 года в Белоруссии - операции «Багратион» - Сталин вызвал к себе начальника Разведывательного управления Кузнецова, начальника военной контрразведки «СМЕРШ» Абакумова и представителя НКВД Судоплатова. Одобрив деятельность «Гейне», Сталин предложил легендировать впечатление активных действий в тылу Красной армии попавших в окружение остатков немецких войск. Так родился план операции «Березино».

Летом 1944 года Александр Петрович Демьянов (оперативный псевдоним «Гейне»), являющийся одним из основных действующих лиц операции «Монастырь», был командирован в освобожденный Минск. 18 августа 1944 года «Гейне» проинформировал немцев, что в Белоруссии в районе реки Березины будто бы скрывается крупная немецкая часть, численностью около 2 тысяч человек, потерявшая связь с командованием и испытывающая острый недостаток в продовольствии и боеприпасах. Немецкое командование приняло решение оказать помощь своим попавшим в беду соотечественникам.

Возглавить комплекс мероприятий было поручено заместителю начальника 4-го управления НКВД Науму Эйтингону.

Им была сформирована оперативная группа из сотрудников 4-го управления, которая была направлена в район Березино. Помимо этого в группу вошли агенты из бывших военнопленных немцев (Вилли Эккардт, Ганс Иоганн Михаэлис и др.), 20 автоматчиков отдельной мотострелковой бригады (ОМСБОН) во главе с майором Борисовым и военнопленный подполковник немецкой армии Генрих Шерхорн, который должен был играть роль командира мифической немецкой части. План операции разрабатывал Михаил Маклярский.

25 августа 1944 года «Гейне» получил ответную телеграмму, в которой говорилось, что его просят связаться с данной немецкой частью, которой они намерены оказать всяческую помощь оружием, продовольствием, а также выслать радиста. «Гейне» просили сообщить местонахождение части. В тот же день в район озера Песочное (где по легенде должна была располагаться часть Шерхорна) выехала оперативная группа НКВД для встречи радиста, в состав которой в частности входили: Наум Эйтингон, Михаил Маклярский, Георгий Мордвинов, Яков Серебрянский, Григорий Зобач, Вильям Фишер, известный в 1960-х годах под именем Рудольфа Абеля. Так началась операция «Березино». Операция проходила в строжайшей секретности, так что об этом даже не знал нарком госбезопасности Белоруссии Цанава, и принял появившуюся в белорусских лесах неизвестную воинскую часть за вражеских диверсантов.

Операция «Березино» продолжалась вплоть до конца войны. Для части Шерхорна, который за время операции был произведен немецким командованием в полковники, высылались оружие, продовольствие, деньги и, наконец, люди. Все люди тут же арестовывались, после обработки часть из них начинала работать на советскую разведку и тем самым включалась в игру. Часть присланных уже после войны была расстреляна. Немецкая разведка пыталась проверить достоверность существования части Шерхорна. Несколько раз в данный район тайно засылались немецкие агенты. Но все восемь агентов были арестованы советскими спецслужбами, а часть из них после работы с ними включилась в игру. В ответ же мнимые немецкие партизаны сообщали о своих успехах и нуждах, а германское командование снова и снова высылало оружие, продукты, людей. Операция продолжалась вплоть до 5 мая 1945 года, когда немцы передали последнюю радиограмму.

Наум Исаакович Эйтингон

Наум Исаакович Эйтингон

С 1945 года Эйтингон - заместитель начальника отдела «С» НКВД (позже НКГБ) СССР, занимавшимся сбором и обобщением разведданных по созданию ядерного оружия.

В послевоенные годы возглавлял операции по уничтожению антисоветских партизан, проводимые СССР против «лесных братьев» в Литве и Западной Белоруссии. Был организатором ликвидации деятелей украинского националистического движения: бывшего советского функционера А. Шумского и греко-католического епископа Т. Ромжи.

В октябре 1951 года был арестован по «делу о сионистском заговоре в МГБ». После смерти И. В. Сталина был освобожден по личному распоряжению Лаврентия Берии и назначен в систему МВД СССР. С мая 1953 года - заместитель начальника 9-го отдела МВД СССР. В августе 1953 года вновь арестован как член «банды Берии» и приговорен к 12 годам заключения.

Вместе с Эйтингоном тогда из органов госбезопасности изгнали, а затем частично подвергли арестам многих опытных профессионалов: генерал-лейтенантов Б. П. Обручникова и П. А. Судоплатова, генерал-майоров С. Ф. Емельянова, А. Ф. Ручкина. Опасаясь ареста, 16 апреля 1954 года застрелился заместитель министра внутренних дел по войскам, генерал армии И. И. Масленников.

В 1964 году Н. И. Эйтингон был освобожден из заключения и работал старшим редактором в издательстве «Международная книга».

Скончался 3 мая 1981 года в Москве. Похоронен на Новом Донском кладбище.

Реабилитирован посмертно в 1992 году.



Личная жизнь Наума Эйтингона:

Неоднократно был женат.

Первая жена - Анна Шульман.

Вторая жена - Ольга Зарубина (Наумова).

Третья жена - Муза Григорьевна Малиновская (Вихрева). Состояли в браке с 1941 года.

Дети:

сын - Владимир Наумович Эйтингон (1924-2014);
дочь - Светлана Наумовна Уруцкоева (1927-2003);
сын - Леонид Наумович Эйтингон (род. 1943);
дочь - Муза Наумовна Малиновская (род. 1947), автор книги «На предельной высоте» о жизни Н. И. Эйтингона и М. Г. Малиновской.

Приемная дочь - Зоя Васильевна Зарубина (5 апреля 1920 - 23 января 2009), переводчик, педагог, общественный деятель (руководитель проекта по переводу документов Манхэттенского проекта на русский язык), один из основателей школы синхронного перевода в СССР, сотрудница советских органов государственной безопасности, разведчица, профессор, декан факультета английского языка МГПИИЯ, создатель и первый директор переводческих курсов ООН.

Зоя Зарубина добилась решения Верховного суда и в окончательный срок отбытия наказания Науму Эйтингону был засчитан срок предыдущего ареста (1951-1953). В итоге время пребывания отчима во Владимирской тюрьме было сокращено на целых 1,5 года, он был освобожден в марте 1964 года.

В период пребывания Наума Эйтингона во Владимирской тюрьме смогла передать записку Судоплатова и Эйтингона о необходимости создания войск специального назначения в СССР на имя Хрущева непосредственно Никите Хрущеву. Помогла устройству Наума Эйтингона на работу (с еще не снятой судимостью) в издательство «Международные отношения» в качестве редактора. Это позволило ему со временем оформить достойную пенсию и получить средства к существованию.

Зоя Зарубина

Зоя Зарубина

Внуки: Елена Владимировна Эйтингон, Леонид Ирбекович Уруцкоев, Елена Ирбековна Уруцкоева, Галина Леонидовна Эйтингон, Анастасия Леонидовна Эйтингон, Александр Геннадьевич Ефремов, Игорь Геннадьевич Ефремов, Алексей Александрович Козлов.

Награды Наума Эйтингона:

- два Ордена Ленина;
- два Ордена Красного Знамени;
- Орден Отечественной войны I степени;
- два Ордена Красной Звезды

последнее обновление информации: 08.11.2021






Главная Контакты 2014-2022 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.