Штуки-Дрюки stuki-druki.com
Ищущий да обрящет:
*********

Жести.нет

ВИДЕО: СССР - Канада, суперсерия 1972. Все игры

суперсерия 72

Первая суперсерия СССР-Канада 1972 года: серия из 8 хоккейных матчей между сборными Советского Союза и Канады.

Перед началом сезона 1972-1973 годов впервые в истории хоккея была организована серия матчей между лучшими профессионалами Канады и сборной Советского Союза. Первые четыре игры прошли в Канаде, остальные четыре - в Москве. В итоге сборная Канады одержала 4 победы, СССР - 3, одна встреча завершилась ничьей. Советская команда забросила 32 шайбы, канадская — 31.

Сборную Канады на время «суперсерии» возглавил Гарри Синден, экс-наставник «Бостон Брюинз», талантливый, решительный и жёсткий тренер, сторонник агрессивного и наступательного хоккея. Помощником у него был Джон Фергюсон. В составе сборной Канады самым результативным игроком стал Фил Эспозито, набравший в сумме 13 очков. Его одноклубник, лучший на то время канадский защитник Бобби Орр, пропустил серию из-за травмы колена. Также не было в составе канадцев знаменитого Бобби Халла, который из-за подписания контракта с новой лигой ВХА не был допущен боссами НХЛ к этой серии.

Руководил сборной СССР во время суперсерии-72 против сборной Канады заслуженный тренер СССР Всеволод Бобров, а помогал ему заслуженный тренер СССР Борис Кулагин. В состав сборной СССР не был включен Анатолий Фирсов, признанный лучшим нападающим чемпионата мира 1971 года. В советской команде лучшими бомбардирами стали Александр Якушев — 11 очков (7 голов + 4 передачи), Владимир Шадрин — 8 (3+5) и Валерий Харламов — 8 (3+5).

Предыстория суперсерии.

Встречи между советскими и канадскими хоккеистами берут свою историю с 1954 года, с матчей на чемпионате мира в Стокгольме. С того времени неоднократно организовывались турне сборной СССР по Канаде и сборной Канады по СССР. Тем не менее, все это были игры с любительскими командами, в которых иногда выступали экс-профессионалы из клубов НХЛ.

В 1966 году состоялся матч между канадскими и советскими хоккеистами. Команда любителей «Шербрук Биверс», обладатели Кубка Аллана 1965 года, во время тура по Европе провели три игры в СССР, со сборной страны, с ЦСКА в Калинине и со Спартаком в Москве. Канадцы проиграли все три игры: 8:1 со сборной, с разгромным счётом 15:4 с ЦСКА и со Спартаком — 6:5. В январе 1969 года сборная СССР в турне по Канаде в 10 встречах одержала 10 побед, причём 9 встреч были именно против канадской сборной.

После этих успехов на уровне руководства ИИХФ начал обсуждаться вопрос об участии профессионалов из Канады в чемпионатах мира. Планировалось, что в 1970 году чемпионат мира пройдет в Канаде и в нём смогут принять участие профессиональные игроки, но не из числа основных команд НХЛ. Вместе с этим, летний конгресс ИИХФ 1969 года санкционировал изменение в хоккейных правилах, разрешавших вести силовую борьбу по всей площадке. В поддержку этих планов сборная Канады участвовала на 2-х турнирах в СССР (в августе и декабре 1969), где в её состав включались либо возрастные игроки-профессионалы, завершившие карьеру в НХЛ (Уэйн Карлтон, Джим Маккензи, Билл Харрис), либо юниоры из фарм-клубов НХЛ.

В январе 1970, после встречи руководителей ИИХФ и канадского оргкомитета в Женеве, было принято решение о переносе матчей чемпионата мира в Стокгольм. Причиной послужили разногласия по регламенту проведения турнира, по которому сборная Канады имела наибольшее количество дней отдыха по отношению к своему главному сопернику — сборной СССР. Канадская сторона отказывалась вносить изменения, ссылаясь на договоренности с телекомпаниями о времени трансляции игр.

В итоге, эти разногласия зашли так далеко, что было принято решение о запрете канадцам использовать на чемпионатах любых профессионалов. На этом настаивал президент Международного олимпийского комитета Эвери Брэндедж, который выступал против участия в чемпионате совместно любителей и профессионалов (на тот момент чемпионаты мира и олимпийские турниры не проводились раздельно, такое решение принято только в 1972 году). Представители канадского оргкомитета в ответ заявили, что Канада вообще перестает участвовать в любых соревнованиях, проводимых ИИХФ.

В начале 1970-х годов идея о встречах сборной СССР с профессионалами вновь стала активно обсуждаться, но теперь государственные деятели СССР отказывали в проведении подобных встреч. Однако весной 1972 года соглашение о встрече хоккеистов НХЛ с советской сборной было подписано: во время чемпионата мира 1972 года в Чехословакии были обговорены все условия предстоящей серии (соглашение подписали представитель СССР в ИИХФ Андрей Старовойтов и президент Канадской любительской ассоциации хоккея (КАХА) Джозеф Кричка). Была достигнута договорённость провести 8 матчей — по четыре в Канаде и в СССР, по международным правилам, которые в то время предусматривали двух судей, имеющих равные права (в Канаде американцы, в Москве — европейцы). Также оговаривалось, что тренеры дома получат в своё распоряжение по 35 игроков, а в гостях — по 30, что на каждую игру можно будет выставлять по 19 хоккеистов, в том числе двух вратарей, дома канадцы будут играть в красных рубашках, а гости — в белых, а в Москве — наоборот.

Советская сторона при этом полагала, что игры будут проходить между любителями. В Канаде же Д.Кричка передал права на проведение серии организации «Хоккей-Канада» (образована в 1969 году, объединяла любителей и профессионалов), а та — исполнительному директору Ассоциации игроков НХЛ Алану Иглсону и хоккеисту Бобби Орру, у которого Иглсон был агентом. В итоге, летом 1972 генеральный секретарь Федерации хоккея Канады Гордон Джукс на конгрессе ИИХФ в Мамае передал Старовойтову список игроков, где были только профессионалы. Тем не менее, эта ситуация не вызвала большой напряжённости и протестов в СССР, а советские игроки продолжили планомерную подготовку к предстоящим играм.

В середине июля 1972 стороны окончательно договорились, что игры пройдут в сентябре.

Советские хоккеисты начали упорные тренировки с 1 июля. Среди кандидатов не было Анатолия Фирсова — лучшего бомбардира команды конца 60-х годов, который отказался играть под руководством Всеволода Боброва, выгнавшего его из сборной накануне чемпионата мира 1972 года. Закономерно, что официально об этом факте не сообщалось. Лишь по окончании суперсерии в газете «Советский спорт» было опубликовано покаянное письмо Фирсова, в котором тот признавался в горестной ошибке и заявлял, что впредь почтёт за честь играть за сборную, если его в неё пригласят.

В свою очередь, в Канаде возникли проблемы с комплектованием национальной команды. Национальная хоккейная лига (НХЛ) ультимативно требовала, чтобы в матчах не участвовали представители только что созданной Всемирной хоккейной ассоциации (ВХА). Как результат, несмотря даже на просьбу премьер-министра страны, за сборную не мог сыграть Бобби Халл, один из самых опасных канадских нападающих, который на тот момент уже подписал контракт с клубом ВХА «Виннипег Джетс». Из-за аналогичной проблемы в сборную не попали Джерри Чиверс, Жан-Клод Трамбле и Дерек Сендерсон.

Канадская сборная приступила к тренировкам только в августе. По признанию И.Курнуайе, «все нам говорили: не беспокойтесь, вы их легко обыграете. Тренировались мы вполсилы, по сути, к предстоящим встречам готовились не лучшим образом».

В свою очередь, главный тренер канадской сборной Г.Синден признавался накануне серии: «Я дьявольски нервничаю. Больше всего меня беспокоит скорость, с которой они (сборная СССР) играют».

Примерно за полмесяца до начала игр обе федерации направили в страны-соперницы тренеров, которые оценили ситуацию в сборных: в СССР — Джона Маклеллана и Боба Дэвидсона (главный тренер и главный скаут из «Торонто Мейпл Лифс»), а в Канаду — Аркадия Чернышёва и Бориса Кулагина. Смысл докладов возвратившихся в страну канадских тренеров был таков, что болельщики и специалисты Канады надеялись выиграть все 8 матчей серии. Больше всех канадские газеты критиковали Владислава Третьяка, считая защиту ворот сборной СССР наиболее уязвимой. Одной из причин такой оценки было присутствие канадцев на товарищеском матче сборной клубов Москвы с ЦСКА, в котором Третьяк пропустил восемь голов (счет игры 8:1; несколько лет спустя Третьяк признался, что на следующий день, 23 августа, после того злополучного матча у него была намечена свадьба, и его мысли были далеки от хоккея).

Сборная СССР прилетела в Монреаль вечером 30 августа рейсом Аэрофлота № 301 и почти сразу столкнулась с политической проблемой. Один из чехословацких эмигрантов в Канаде, подавший в суд провинции Квебек на Советский Союз за то, что во время Пражской весны советские танки раздавили его автомобиль, и искавший возмещения материального убытка в размере 1 889 долларов, неожиданно добился своего. Суд Квебека постановил опечатать хоккейное снаряжение советской команды до уплаты денег. В дело вмешался Алан Иглсон, выписавший чеху свой личный чек.

Утром 31 августа хоккеисты провели тренировку без присутствия публики на «Арене» (тренировочном катке «Канадиенс»). 1 сентября в Монреаль прилетели канадцы и посетили очередную тренировку советской команды на катке «Форум», став жертвами хитрости последних - умышленно расслаблено проведённых упражнений на льду. «Русские нападающие на тренировке в „Форуме“, казалось, во время броска не умеют правильно распределять вес тела. Защитники, большие и неуклюжие, чуть не падали, пытаясь резко изменить направление движения», — вспоминал потом канадский вратарь Драйден.

1 игра - 2 сентября 1972 года, Монреаль

СССР - Канада. Видео 1 матча суперсерии 1972 года (полная версия)

1 матч суперсерии-72

2 игра - 4 сентября 1972 года, Торонто

СССР - Канада. Видео 2 матча суперсерии 1972 года (полная версия)

2 матч суперсерии-72

3 игра - 6 сентября 1972 года, Виннипег

СССР - Канада. Видео 3 матча суперсерии 1972 года (полная версия)

3 матч суперсерии-72

4 игра - 8 сентября 1972 года, Ванкувер

СССР - Канада. Видео 4 матча суперсерии 1972 года (полная версия)

4 матч суперсерии-72

Вечером 20 сентября сборная Канады прибыла в Москву. Большинство профессионалов — членов сборной Канады — никогда не было за пределами Северной Америки. Попав в СССР, в страну с совершенно другим политическим строем, они испытали психологический шок. Большу́ю роль сыграли слухи о вездесущности КГБ, что окончательно запугало некоторых игроков. Разместившись в гостинице «Интурист», игроки первым делом начали искать подслушивающие устройства. Сомнений в их существовании у них не было. Одним из наиболее нервных был Фрэнк Маховлич. Ещё в Канаде он вполне серьёзно предлагал тренерам взять с собой палатки и разбить лагерь, как Наполеон, за пределами Москвы: «Идёт холодная война. Советы могут сделать всё что угодно. Они могут начать стройку в четыре утра около гостиницы и не дать нам спать. Для усиления своей пропаганды им нужна победа, и они готовы на всё».

Всеобщая подозрительность вылилась в ряд характерных случаев. Так, канадские игроки усиленно искали «шпионские жучки» у себя в номерах. В одном из номеров под ковром была найдена коробочка, прикрученная на пять винтов к полу. Посчитав это прослушивающим устройством, канадец решил винты на всякий случай выкрутить. Когда последний винт был ослаблен, раздался ужасный грохот, и перед изумлённым «борцом с жучками» разверзлась сквозная дыра. Оказалось, он отвинтил огромную люстру, которая висела этажом ниже в конференц-зале, — она упала прямо на столы, разбившись вдребезги. К счастью, при этом никто не пострадал, поскольку инцидент случился в полтретьего ночи. Но за этот дебош руководство отеля выставило канадской команде счет на 3850 долларов.

В другом номере, Уэйн Кэшмэн заподозрил наличие подслушивающих устройств в зеркале своей комнаты. Он сдёрнул его со стены и выкинул в окно.

Преследовали канадцев в СССР множество других неудобств. Частые ночные телефонные звонки, путаница в расписании тренировок, проблемы с питанием. Канадская сборная даже привезла с собой целый контейнер еды — говядину, молоко и пиво. Однако, по утверждениям канадской сборной, всё это довольно быстро исчезло из «Интуриста». Если говядину и молоко могли простить, то пиво — никогда. «Именно тогда мы страшно разозлились, когда они спёрли наше пиво после пятого матча», — вполне серьёзно заявил Род Жильбер.

Несмотря на все недоразумения и неудобства, за время своего пребывания в Москве канадцы посетили театры, балет, музеи и Кремль, встретившись со многими обычными москвичами. Однако более всего игроков раскрепощало присутствие в Москве их жён или подруг.

Для победы в Серии советским хоккеистам было достаточно в четырёх оставшихся встречах набрать всего три очка. Вместе с этим советские хоккеисты психологически не были готовы к той большой славе, которая «обрушилась» на них по возвращении в СССР. Так, в этом признавались и Александр Рагулин, и Владислав Третьяк, и Борис Кулагин. Перед началом «московской» серии игр, попрощались с командой и улетели домой Вик Хэдфилд, Рик Мартин и Джоселин Говремон. Вместе с этим в сборной оставался травмированный Бобби Орр, который присутствовал на московских матчах в качестве зрителя.

5 игра - 22 сентября 1972 года, Москва

СССР - Канада. Видео 5 матча суперсерии 1972 года (полная версия)

5 матч суперсерии-72

6 игра - 24 сентября 1972 года, Москва

СССР - Канада. Видео 6 матча суперсерии 1972 года (полная версия)

6 матч суперсерии-72

7 игра - 26 сентября 1972 года, Москва

СССР - Канада. Видео 7 матча суперсерии 1972 года (полная версия)

7 матч суперсерии-72

8 игра - 28 сентября 1972 года, Москва

СССР - Канада. Видео 8 матча суперсерии 1972 года (полная версия)

8 матч суперсерии-72

За исключением Солодухина и Шаповалова, представлявших ленинградский СКА, все хоккеисты представляли четыре московских клуба: ЦСКА — 13 игроков, «Спартак» — 7, «Крылья Советов» — 4, «Динамо» — 2. Все четыре тройки нападения были давно уже наиграны либо в клубах (Михайлов — Петров — Блинов, Зимин — Шадрин — Якушев, Лебедев — Анисин — Бодунов), либо в сборной (Викулов — Мальцев — Харламов играли вместе на чемпионате мира в Праге весной 1972 года). Почти то же можно сказать и о 7 защитниках из 9.

Из 14 клубов, выступавших в сезоне 1971/72 годов в НХЛ, в канадской сборной были представлены 10: 6 хоккеистов — из «Монреаль Канадиенс», по 5 — из «Бостон Брюинз», «Нью-Йорк Рейнджерс», «Чикаго Блэкхокс», 4 — из «Детройт Ред Уингз», 3 — из «Торонто Мейпл Лифс», по 2 — из «Ванкувер Кэнакс», «Баффало Сейбрз», «Миннесота Норт Старз», 1 — из «Филадельфия Флайерз». Из 20 форвардов только Жильбер, Рателль и Хэдфилд из «Рейнджерс» составляли готовую тройку.

Во всех восьми играх участвовали — Третьяк, Лутченко, Цыганков, Якушев, Шадрин, Мальцев, Петров и Михайлов; Парк, Бергман, Ф. Эспозито, Курнуайе и П. Маховлич. Больше всех шайб — по 7 — забросили Якушев, Ф. Эспозито и Хендерсон.

Канадцы произвели 254 броска, советские хоккеисты — 236. Профессионалы получили 123 минуты штрафа, советские хоккеисты — 72 минуты.

Значение игр между сборными СССР и Канады было оценено практически сразу. Канадские специалисты заявляли, что игрокам НХЛ придется учиться играть в хоккей заново, важное внимание уделяя командной игре.

Советские специалисты обратили внимание на ряд элементов игры, которые сборной СССР не практиковались или использовались довольно слабо. Среди них — силовая борьба по всей площадке, умение играть в пас в условиях жесткого прессинга, борьба на точке вбрасывания.

Хоккейные встречи такого уровня в дальнейшем неоднократно повторялись — на уровне сборных и клубных команд.

10 ноября 2000 года в Торонто, вблизи Зала хоккейной славы, на углу улиц Йонг и Фронт установлен мемориальный знак. Он представляет собой сооружение немногим более двух метров высотой, с полным списком имен канадских игроков в алфавитном порядке, увенчанное с изображением Хендерсона, радующегося победной шайбе в 8-й игре.


Жестяные новости: