лого Штуки-дрюки

Игнатий Гриневицкий - биография, информация, личная жизнь

Игнатий Гриневицкий

Игнатий Гриневицкий

Игнатий Иоахимович Гриневицкий. Родился 17 июня 1856 года в фольварке Басин Минской губернии - погиб 1 (13) марта 1881 года в Санкт-Петербурге. Русский революционер польского происхождения, член подпольной революционно-террористической организации «Народная воля». Убийца императора Александра II.

Игнат Гриневицкий родился 17 июня 1856 года в фольварке Басин Свислочской волости Бобруйского уезда Минской губернии (в настоящее время - Кличевский район Могилевской области Белоруссии) в семье обедневшего польского дворянина.

Из дворянской семьи родового герба Пржегоня.

Учился в реальной гимназии в Белостоке.

В 1875 году поступил в Петербургский технологический институт, где принимал участие в студенческом революционном движении. В 1879 году вступил в народнический кружок и, пройдя безуспешный путь «хождения в народ», вошел в организацию «Народная воля», распространяя сначала нелегальную литературу, после работал в нелегальной типографии, занимался пропагандой среди рабочих.

Во время участия в «Народной воле» имел подпольные клички «Михаил Иванович» и «Котик».

Современники описывали его так: «Невысокого роста, шатен, с небольшой растительностью на лице, чуть заметно картавивший букву "л", с некоторой наклонностью к юмору. Круглоголовый, кудрявый, с высоким лбом мыслителя, Игнатий был добродушен, сдержан, не склонен к конфликтам».

Гриневицкий имел кроткий нрав, являлся католиком.

Перед тем, как отправиться на акцию против царя Александра II, он оставил завещание: «Мне не придется участвовать в последней борьбе. Судьба обрекла меня на раннюю гибель, и я не увижу победы, не буду жить ни одного дня, ни часа в светлое время торжества, но считаю, что своей смертью сделаю все, что должен был сделать, и большего от меня никто, никто на свете требовать не может».

Игнатий Иоахимович Гриневицкий



Личная жизнь Игнатия Гриневицкого:

Сестра Гриневицкого Юлия Пылаева писала в своих воспоминаниях, что у него была невеста - учительница Софья Мюллер. Некоторое время Софья также была связана с революционным движением, но потом разочаровалась в революционерах и отравилась. По легенде, во время ее отпевания в церкви, на глазах всех присутствующих большое паникадило упало на гроб покойной.

Адрес Игнатия Гриневицкого в Санкт-Петербурге: доходный дом на Симбирской улице, 59 (ныне ул. Комсомола, д. 49).

Убийство Александра II

После неудавшегося покушения в Зимнем дворце народовольцы стали основательно готовиться к очередной попытке. Александр II же после этого стал редко покидать дворец. Один из маршрутов его кортежа пролегал по Гороховой улице из Зимнего дворца до Царскосельского вокзала. Первоначально, по инициативе Александра Михайлова, рассматривался вариант минирования Каменного моста, перекинутого через Екатерининский канал. В августе 1880 года под мост с лодки были опущены четыре гуттаперчевые «подушки» с черным динамитом общим весом 7 пудов. К плотам рядом с мостом, на которых стирали белье, были выведены провода. Подрыв должны были осуществить 17 августа 1880 года Андрей Желябов и Макар Тетерка. Покушение сорвалось по нелепой причине - Тетерка, не имевший часов, просто-напросто проспал и опоздал к проезду царя. В тот же день Александр II уехал в Крым.

Очередная, оказавшаяся удачной, попытка покушения на жизнь Александра II началась с наблюдения, продолжавшегося почти три месяца: шесть человек под руководством Перовской ежедневно следили за выездами царя из Зимнего дворца. Наблюдения показали, что регулярно он посещает только развод караулов в Михайловском манеже по воскресеньям. Этой пунктуальностью царя и решили воспользоваться заговорщики. Путь следования царского кортежа пролегал по Невскому проспекту и Малой Садовой улице. Царь ездил очень быстро. Из манежа он возвращался по Екатерининскому каналу. Софья Перовская заметила: на повороте от Михайловского театра на Екатерининский канал кучер обычно задерживает лошадей. Она нашла это место удобным для покушения.

В начале декабря 1880 года народовольцы Анна Якимова и Юрий Богданович под фамилией супругов Кобозевых сняли сырную лавку в полуподвале дома № 8 по Малой Садовой улице на углу Невского проспекта, откуда под мостовую к концу февраля 1881 года была прорыта галерея для закладки динамита. Подготовкой руководил Андрей Желябов. По его плану, если мина бы по каким-либо причинам не взорвалась или же кортеж не поедет по Малой Садовой, то четверо «метальщиков», находящихся на улице, должны были бросить в царскую карету бомбы. Если и после этого Александр II остался бы жив, то Желябов должен был прыгнуть в карету и заколоть царя кинжалом.

В начале 1881 года последовало несколько тяжелых ударов по руководящему звену «Народной воли»: один за другим в руки властей попали ведущие деятели «Народной воли», члены ее Исполнительного комитета: Александр Михайлов, Андрей Пресняков, Александр Баранников, Николай Морозов и ряд других. За два дня до назначенной даты покушения был схвачен Желябов (27 февраля (11 марта) 1881 года). Именно арест последнего заставил террористов действовать без промедления.

К концу февраля, когда работы были уже почти закончены, лавка Кобозева, мало посещаемая покупателями, привлекла внимание дворника соседского дома, который обратился в полицию. 28 февраля, за день до покушения, лавка под предлогом санитарной проверки была осмотрена инженер-генералом Мровинским в присутствии полиции. Мровинский заметил деревянную обшивку, за которой помещалась вынутая из подкопа земля; на полу лавки отчетливы были пятна сырости от свежевырытого грунта. Тем не менее он удовлетворился объяснениями Кобозева-Богдановича. И хотя проверка не закончилась провалом, сам факт того, что лавка находится под подозрением, вызывал беспокойство народовольцев за срыв всей операции.

Еще в конце января были определены четверо добровольцев-«метальщиков»: Игнатий Гриневицкий, Тимофей Михайлов, Иван Емельянов и Николай Рысаков. Им был дан доступ на конспиративную квартиру Николая Саблина и Геси Гельфман в доме 5 по Тележной улице. Там состоялись «лекции» Кибальчича об устройстве и использовании метательных снарядов.

28 февраля Рысаков, Кибальчич, Гриневицкий и Михайлов выезжали за город, под Смольный монастырь для практического испытания снаряда. Снаряд разорвался удачно, проба была успешна. В тот же день стало известно об аресте Желябова, и группу возглавила Софья Перовская. Были сделаны спешные, последние приготовления: Григорий Исаев заложил мину на Малой Садовой, а ночью, накануне покушения, в квартире Исаева и Веры Фигнер Николай Кибальчич, Николай Суханов и Михаил Грачевский изготовили четыре бомбы.

Утром 1 (13) марта Перовская и Кибальчич передали их «метальщикам» на конспиративной квартире. Перовская также карандашом на первом попавшемся конверте начертила план, на котором точками указала места, где должны были стоять участники.

1 (13) марта 1881 года, в воскресенье, Александр II выехал из Зимнего дворца в Михайловский манеж, где собирался принять участие в разводе караулов. Несмотря на постоянные покушения, его сопровождал лишь обычный конвой - шесть конных казаков охраны, а также полицмейстер полковник Дворжицкий, начальник охранной стражи Отдельного корпуса жандармов капитан Кох и командир лейб-гвардии Терского казачьего эскадрона собственного Его Величества конвоя ротмистр Кулебякин, следовавшие каждый в отдельных санях за царской каретой. Каретой управлял лейб-кучер Фрол Сергеев, рядом с ним на козлах располагался ординарец унтер-офицер Кузьма Мачнев.

Террористы расположились по обоим концам Малой Садовой улицы: двое на углу Невского проспекта и у Екатерининского сквера (Рысаков и Емельянов), двое - на углу Большой Итальянской улицы вблизи Манежной площади (Михайлов и Гриневицкий). В то же время Перовская стояла на углу Михайловской площади и Большой Итальянской, наблюдая за перемещением императорского кортежа. В сырной лавке на Малой Садовой сигнала Якимовой о проезде царя по Невскому проспекту ждал Михаил Фроленко, готовый замкнуть электрическую цепь взрывателя.

Однако, кортеж императора, выехав из Зимнего дворца, проехал по Инженерной улице прямо в Манеж, тем самым миновав заминированную Малую Садовую. И после развода караулов император поехал не по Малой Садовой к Невскому проспекту, как предполагали народовольцы, а по Большой Итальянской улице заехал к своей кузине, великой княгине Екатерине Михайловне, в Михайловский дворец, откуда он должен был следовать в Зимний дворец по Инженерной улице, затем по набережной Екатерининского канала. Мина на Малой Садовой становилась совершенно бесполезной.

В этой ситуации Перовская срочно меняет план: условным сигналом она приказывает «метальщикам» переместиться сначала к Михайловской улице, а потом занять позиции на набережной Екатерининского канала. Сама Перовская по Невскому проспекту переходит Казанский мост, идет по противоположному берегу канала и останавливается напротив места предстоящего покушения. Номера метальщиков перепутались, и на пути императорской кареты первым оказался Рысаков.

Приблизительно в 14:15 царский кортеж повернул с Инженерной улицы на набережную, направляясь к Театральному мосту, когда Рысаков бросил бомбу под лошадей кареты императора. Взрывом были ранены казаки и некоторые лица поблизости и разрушена задняя стенка кареты, но сам император не пострадал. Человек, бросивший снаряд, хотя и бросился по набережной канала, по направлению к Невскому проспекту, но почти сразу был задержан и назвался первоначально мещанином Глазовым.

Лейб-кучер Сергеев, ротмистр Кулебякин и полковник Дворжицкий убеждали императора как можно скорее покинуть место покушения, но Александр «чувствовал, что военное достоинство требует посмотреть на раненых черкесов и сказать им несколько слов». Он подошел к задержанному Рысакову и спросил его о чем-то, потом пошел обратно к месту взрыва, и тут стоявший у решетки канала и не замеченный охраной Гриневицкий вдруг бросил под ноги императору бомбу, завернутую в салфетку.

Взрывная волна отбросила Александра II на землю, из раздробленных ног хлестала кровь. Упавший император прошептал: «Несите меня во дворец... там... умереть...». Это были последние слышанные свидетелями слова умирающего. По распоряжению прибывшего из Михайловского дворца великого князя Михаила Николаевича истекающего кровью императора повезли в Зимний дворец.

Царя подхватили и стали тащить на сани. Тогда третий метальщик (И. Емельянов), забыв, что у него под мышкой бомба в виде портфеля, бросился помогать усаживать царя в сани. Не перевязав раны, Александра II повезли во дворец, а когда привезли, он, оказалось, уже умер. Доктора потом утверждали, что если бы ему перевязали раны вовремя и не дали бы истечь кровью, то он остался бы жив. Государя внесли на руках в его кабинет и положили на постель. Лейб-медик Боткин на вопрос наследника, долго ли проживет император, ответил: «От 10 до 15 минут». В 15 часов 35 минут на флагштоке Зимнего дворца был спущен императорский штандарт, оповестив население Санкт-Петербурга о смерти императора Александра II.

В результате двух взрывов из свиты и конвоя было ранено девять человек, из числа чинов полиции и посторонних лиц, находившихся на месте теракта - одиннадцать.

При взрыве Игнатий Гриневицкий получил тяжелые ранения. Скончался около 10 часов вечера в день покушения в придворном Конюшенном госпитале, перед смертью ответив на вопрос об имени и звании «не знаю».

Тело Гриневицкого долгое время не было опознано. В приговоре по делу первомартовцев он назван «умершим 1 марта человеком, проживавшим под ложным именем Ельникова». Одно время погибшего террориста отождествляли с Н.С. Тютчевым, который в действительности находился тогда в Сибири.

Имя И.Я. Гриневицкого в 1975-1988 годах носил мост в Ленинграде (ныне Ново-Конюшенный мост), около которого им был убит император Александр II.

последнее обновление информации: 13.12.2020






Главная Контакты 2014-2021 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.