лого Штуки-дрюки

Захар Чернышев (генерал-фельдмаршал) - биография, новости, личная жизнь

Граф Захар Григорьевич Чернышев

Возраст: 302 (со дня рождения)

Возраст смерти: 62 года

Граф Захар Григорьевич Чернышев

Граф Захарий Григорьевич Чернышев. Родился 18 марта 1722 года - умер 29 августа 1784 года в Москве. Русский военачальник. Генерал-фельдмаршал (22 сентября 1773). Герой Семилетней войны. Возглавлял военное ведомство в 1763-1774 годах. Первый генерал-губернатор Могилевский и Полоцкий (1772-1782), владелец Чечерска. Генерал-губернатор Москвы. Построил известный дворец на Тверской. На основе Ярополецкого поместья в 1772 году учредил чернышевский майорат.

Захарий Чернышев родился 18 марта 1722 года.

Отец - Граф Григорий Петрович Чернышев (1672-1745), русский военачальник и государственный деятель, сподвижник Петра I, родоначальник графов Чернышевых.

Мать - Графиня Авдотья (Евдокия) Ивановна Чернышева, урожденная Ржевская, по прозвищу «Авдотья бой-баба», данному ей Петром I (12 февраля 1693 - 17 июня 1747) - одна из любовниц Петра Великого, по словам Вильбоа, «беспорядочным поведением своим имела вредное влияние на здоровье Петра».

Младший брат - Граф Иван Григорьевич Чернышев (24 ноября 1726 - 26 февраля 1797), русский военачальник. Генерал-фельдмаршал (12 ноября 1796). Вице-президент Адмиралтейств-коллегии (1769-1797). Владелец дворца на Мойке, Чернышевой дачи, Аннинского и Юговских медеплавильных заводов.

Вместе с отцом был пожалован в 1742 году в графы.

Записан на военную службу в 1735 году, через 6 лет было присвоен чин капитана гвардии. В 20 лет был приставлен помощником к Л. Ланчинскому, представлявшему интересы петербургского двора в Вене. За время пребывания за границей расширил кругозор и овладел иностранными языками. В 1743 году был секретарем одной из масонских лож в Вене.

С 1744 года - камер-юнкер наследника Петра Федоровича в чине полковника.

За несколько лет, пока они состояли при молодом дворе, три стройных и высоких брата Чернышева, особенно Андрей, успели заручиться благорасположением великой княгини Екатерины Алексеевны. Захара она называла «горячая голова». Бартенев опубликовал найденные при ремонте в одном из чернышевских поместий «Любовные записочки высокой особы XVIII века к графу Чернышеву». Почерком будущей императрицы по-французски было выведено: «Первый день, как будто ждала вас, так вы приучили меня видеть вас; на другой находилась в задумчивости и избегала общества; на третий смертельно скучала; на четвертый аппетит и сон покинули меня; все мне стало противно: народ и прочее... на пятый полились слезы... Надо ли после того называть вещи по имени? Ну вот: я вас люблю!».

Сохранилась еще одна записка великой княгини, отправленная одному из братьев Чернышевых накануне свидания: «Какой день для меня завтрашний! Окажется ли он таким, каким я желала бы? Нет, никогда тебя не будут любить так, как я люблю. В беспокойстве беру книгу и хочу читать: на каждой строке ты меня прерываешь; бросаю книгу, ложусь на диван, хочу уснуть, да разве это возможно? Пролежавши два часа, не сомкнула глаз; наконец, немного успокоилась потому, что пишу тебе. Хочется снять повязку с руки, чтоб снова пустить себе кровь, может быть это развлечет меня».

Непозволительно близкое общение Чернышева с женой наследника встревожило Елизавету Петровну, которая посоветовала перевести молодого человека в армию (под предлогом того, что он замял дело о злоупотреблении одного полковника).

На военной службе

С 1749 года Чернышев посвятил себя военной службе, к которой имел особую склонность, сначала как командир Санкт-Петербургского пехотного полка, отправленного на Рейн, в следующем году стал генерал-майором, еще через 8 лет - генерал-поручиком.

Во время Семилетней войны отличился в знаменитой Цорндорфской битве, где командовал гренадерами. За время сражения граф Чернышев переменил двух раненных под ним лошадей, потерял своих адъютантов и, наконец, был захвачен в плен около Квартчена. Когда после битвы Захар Григорьевич, Салтыков и другие взятые в плен генералы были представлены Фридриху Великому, последний в отместку за разрушительную артиллерийскую бомбардировку Кюстрина русской армией приказал: «У меня нет Сибири, куда бы их можно было сослать; так бросьте их в казематы кюстринские. Сами они приготовили себе такие хорошие квартиры, так пусть теперь и постоят в них». Приказ короля был исполнен в точности.

Той же осенью после размена пленными Чернышев вернулся в ряды русской армии и командовал 20-тысячным корпусом, одно из подразделений которого в 1760 году овладело Берлином. После смерти императрицы и восшествия на престол Петра III возглавил корпус, приданный на усиление армии Фридриха Великого, который в Берлине возложил на своего недавнего неприятеля орден Черного орла. За день до сражения при Буркерсдорфе получил известие о смерти Петра III и восшествии на престол Екатерины II, которая отдала приказ покинуть армию Фридриха и возвращаться в Россию. Фридрих упросил Чернышева остаться на своих позициях, не вступая в битву, но отвлекая внимание части австрийских войск, что в итоге и привело к поражению последних.

По возвращении в Россию, в июле 1762 года, ему был присвоен чин генерал-аншефа.

27 сентября 1762 года в день коронования императрицы Екатерины II ее давний любимец Чернышев исправлял должность верховного церемониймейстера и был удостоен ордена Св. Апостола Андрея Первозванного. В том же году назначен вице-президентом Военной коллегии, хотя полководческим талантом, по мнению современников, не отличался. В письме к Фонвизину граф П. И. Панин называет Чернышева военным министром и комнатным генералом.

В качестве президента Военной коллегии (1763-1774) способствовал лучшему административно-хозяйственному управлению русской армией в войнах с Турцией и Барской конфедерацией. Ему удалось добиться проведения ряда мер, укрепивших централизм в военном управлении: были приняты новые штаты Военной коллегии, главной канцелярии артиллерии и фортификации, управления комиссариатских учреждений; при Военной коллегии учреждена типография. Были изданы положения, инструкции и учреждены штабы для полков. Самым важным мероприятием стало образование генерального штаба, и на Захара Чернышева было возложено непосредственное высшее заведование этим учреждением. В 1772 году принято новое положение о генеральном штабе, расширившее его полномочия.

Генерал-фельдмаршал Захар Чернышев

Генерал-фельдмаршал Захар Чернышев

В 1772 году вместе с Никитой Паниным интриговал против Орловых, затем конфликтовал с Григорием Потемкиным.

22 сентября 1773 года Чернышев был удостоен чина генерал-фельдмаршала.

Управление Белоруссией

После первого раздела Речи Посполитой в 1772 году назначен генерал-губернатором присоединенных земель (Белорусское генерал-губернаторство). На этом посту расширял дороги, строил присутственные места, поощрял переход униатского крестьянства в православие. В своем имении Чечерске с пышностью принимал наследника престола, а в 1775 году в его Ярополецком поместье гостила сама императрица.

В 1774 году состоял членом петербургской масонской ложи «Девяти Муз», которой в это время руководил Иван Елагин.

Проезжая в 1780 году по белорусским землям на встречу с австрийским императором Иосифом II в Могилеве, Екатерина уподобила новые дороги садам. Со дня въезда (24 мая) она пробыла в Могилеве до 30-го мая. Встреча была устроена великолепная. В трех верстах от города была воздвигнута триумфальная арка, где встретил ее граф Чернышев с чинами губернии и дворянством с их предводителями. Однако на второй день пребывания императрицы в Могилеве губернатор повздорил со всемогущим Потемкиным, и милость государыни отвернулась от него. На предложение светлейшего передать местному епископу награду правительства, гордый и самолюбивый граф вспылил: «У вас есть на то адъютанты, а я уж стар для рассылок!».

Создание Московской губернии

В феврале 1782 года Чернышев получил назначение первым после реформы главнокомандующим (губернатором) Москвы. Он курировал разграничение территории вновь образованной губернии с соседними. В 7 утра 4 октября 1782 залпы на Красной площади возвестили начало торжеств по поводу «открытия Московской губернии». Чернышев произнес речь перед «лучшими людьми города» в Грановитой палате, после чего на литургии в Успенском соборе был объявлен манифест о создании губернии.

За два года он сделал многое для выправления обветшавших улиц первопрестольной. При нем были отремонтированы стены Китая-города, закончена в Кремле постройка присутственных мест; построены каменные караульни у Варварских, Ильинских и Никольских ворот, расчищены от грязи рынки. Екатерина благосклонно выслушивала отчеты губернатора, удостоив Чернышева ордена св. Владимира в самый день его учреждения. Несмотря на то, что указ о создании бульваров на месте стен Белого города был подписан в 1775 году, работы начались только по инициативе Захара Чернышева.

По приказу Чернышева Мытищинский водопровод был протянут до Кузнецкого моста.

Смерть Захара Чернышева

Детей фельдмаршал Чернышев не оставил, но в 1772 году из своих владений образовал первый в России майорат - неделимое владение, которое призван был наследовать старший из графов Чернышевых.

Умер 29 августа 1784 года в Москве. Граф А.А. Безбородко писал, что отпросившись на месяц для поездки в свои белорусские деревни, при возвратном пути Чернышев простудился и, «после недолгой болезни ко всеобщему сожалению умер». Погребен первоначально в Ильинской церкви села Ильинское Волоколамского уезда. В начале XX века его останки перенесены в близлежащую усыпальницу, находящуюся в западной части церкви Казанской иконы Божией матери в Яропольце. В алтаре этого храма до 1941 года хранился символический ключ от Берлина, привезенный в Ярополец Чернышевым.

Простой московский народ, если верить старожилам, еще долго вспоминал Чернышева добрым словом: «Хотя бы он, наш батюшка, два годочка еще пожил; мы бы Москву-то всю такову-то видели, как он отстроил наши торговые лавки». Дворец Чернышева на Тверской был выкуплен казной и стал местом пребывания последующих московских градоначальников, а переулок, на который выходили окна дворца, до 1922 года именовался Большим Чернышевским.

В честь Захара Чернышева названа Чернышевская улица в городе Тихвине, поскольку он, будучи президентом Военной коллегии, вместе с санкт-петербургским генерал-полицмейстером Н. И. Чичериным, подписал регулярный конфирмованный план восстановления Тихвина после пожара 1770 года. Улица получила название «Чернышевская» между 1773 и 1783 годами.

Бюст З.Г. Чернышеву в Чечерске. Установлен в центре города около Чечерской ратуши. Табличка с надписью «Графу Захарию Григорьевичу Чернышеву от признательных потомков Чечерщины».



Личная жизнь генерал-фельдмаршала Захара Чернышева:

Жена - Графиня Анна Родионовна Чернышева, урожденная Ведель (1744 - 9 июля 1830, Смоленск), статс-дама, племянница П. Б. Пассека, старшая сестра Марии Паниной, наследница имения Вейделевка.

Родилась в семье генерал-майора Иродиона Кондратьевича Веделя (нем. Rüdiger von Wedel; в ряде источников назван бароном) из древнего дворянского рода Ведель и его жены Анастасии Богдановны, урожденной Пассек. После смерти жены Иродион Кондратьевич, приехав в Петербург, представил своих дочерей императрице Елизавете Петровне, которая приняла их очень благосклонно и милостиво, а когда генерал-майор Ведель вскоре после того умер, сироты остались во дворце, где и получили воспитание. В 1762 году Петр III произвел их во фрейлины, и они продолжали оставаться при дворе Екатерины II до своего замужества.

Анна в юности была красива. Воспитатель царевича С. Порошин писал, что в середине 1760-х годов юный Павел был очарован ею. 16 августа 1766 года Екатерина II устроила ее свадьбу с Захаром Чернышевым, который был старше невесты на 22 года. Именем жены он назвал сельцо Аннино (ныне один из микрорайонов Красногорска).

Их брак был счастливым, но бездетным.

После выхода замуж Анна Родионовна сохранила близость ко двору, 15 августа 1773 года, в день присоединения к православию великой княжны Натальи Алексеевны, первой жены Павла Петровича, Анна Родионовна была пожалована в действительные статс-дамы, а в коронацию императора Павла, 5 апреля 1797 года, получила орден Святой Екатерины 1-й степени. Анне Родионовне несколько раз приходилось принимать у себя царственных гостей: императрица Екатерина II, Павел Петрович с великой княгиней Марией Федоровной, император Александр I - все посещали ее, проезжая через те города, где она в то время проживала.

В 1780 году, когда граф Захар Григорьевич Чернышев был белорусским генерал-губернатором, императрица Екатерина II провела в Могилеве шесть дней, с 24 по 30 мая, и остановилась в помещении, приготовленном ей в доме графа Чернышева. Ожидались щедрые награждения чиновников, но Екатерина II разгневалась на графа за то, что он повздорил с ее фаворитом князем Потемкиным, и никого не наградила, только лишь графиня Анна Родионовна получила от нее жемчужное ожерелье.

Осенью 1781 года по дороге за границу Павел I и великая княгиня Мария Федоровна заехали в принадлежавшее графу Захару Григорьевичу Чернышеву местечко Чечерск, в Могилевском наместничестве, и провели там несколько дней. Чернышевы устраивали для своих высоких гостей разные празднества, был дан спектакль, шла опера «Новое семейство», сочиненная для этого случая полковником Вязмитиновым, и французская комедия «Anglomanie». Спектакль кончился прологом, игранным детьми и сочиненным секретарем графа, Ф. П. Ключаревым.

Весной 1782 года фельдмаршал Чернышев был назначен генерал-губернатором в Москву, причем ему первому был дан титул Московского главнокомандующего.

Анне Родионовне случилось как-то увидать в одной из московских церквей горько плакавшую женщину, бедную дворянку. Расспросив ее о причине слез, Анна Родионовна узнала, что у нее есть тяжебное дело, что ее обвиняют и она должна всего лишиться. На совет Анны Родионовны обратиться к главнокомандующему или к жене его, женщина ответила, что к графу не пустят, а к жене его и идти нечего: «Говорят, что пренравная, вместо милости прогонит с толчками». Графиня уговорила ее прийти на другое утро - и когда она пришла и смутилась при виде графини, графиня ободрила ее, отвела к своему мужу и сказала: «Вот барышня, которая меня разбранила, если она невинна, будь ее защитником». Вскоре дело было рассмотрено, найдено справедливым и решено в пользу дворянки, когда она явилась благодарить графа, он сказал: «Я исполняю долг обязанности, а тебя благодарю, что жену проучила».

Зимой 1787 года, присутствуя в Могилевской губернии, императрица Екатерина II посетила графиню Анну Родионовну в Чечерске и провела у нее целые сутки. Проводив императрицу, графиня поехала к своей соседке, вдове генерала Фабрициана Федора Ивановича, чтобы поделиться с нею впечатлениями по поводу посещения императрицы, и осталась у нее ночевать. Ночью загорелся дом, страшный треск услышали только тогда, когда большая часть дома уже была охвачена пламенем, поэтому хозяйку и гостью вытащили через окна, практически в одном белье, когда они уже задыхались от дыма и стали терять силы и сознание. Графиня очнулась лишь к полудню и потребовала к себе всех приехавших с ней служащих. Ей сказали, что управляющий ее имениями майор Лукс и землемер Дольнер погибли во время пожара: это известие сильно потрясло ее, и она упала в обморок. После того графиня долгое время отвечала всем тем, кто приглашал ее к себе в гости: «Не желайте вы видеть в своем доме несчастную. Я, куда ни приеду - всюду бедствие и смерть с собою привезу». Бездетную вдову майора Лукса графиня обеспечила, подарив ей деревню и назначив пожизненную пенсию.

После смерти своего мужа графиня Анна Родионовна совсем оставила двор и большой свет, ездила по церквям и жила очень уединенно, по большей части в Чечерске, где у нее были заведены свои порядки и даже была своя полиция. Вот как рассказывает об этом времени Елена Павловна Фадеева, урожденная княжна Долгорукая: «В последний мой приезд в Чечерск она не принимала никого; в это время у нее гостила только генеральша Ледуховская, большая богомолка. Я приехала с мужем, бабушкой и полугодовой дочерью. Бабушка велела доложить через полицеймейстера о своем приезде, и графиня сейчас же прислала просить бабушку и меня с дочерью к себе, исключив моего мужа, которому вход был закрыт, как мужчине. Графиня обедала обыкновенно в 12 часов ночи. Мы пошли к ней в шесть часов пополудни. Чтобы достигнуть до дома, в котором она жила, надобно было пройти через три двора, в первом находился караул из мужчин, а в остальных двух - из женщин, и мужчины не смели туда показываться. Этот устав соблюдался тогда с большою строгостью, и ни для кого не делалось исключений. Графиня приняла нас очень приветливо, радушно, как и всегда, и, по-видимому, была очень довольна нашим посещением. Она лежала на софе, спинка софы была устроена так, что сверху, во всю длину софы, была сделана деревянная полоса, вроде полки, которая была вся уставлена в ряд маленькими образами одинаковой величины. Когда в комнату внесли мою маленькую дочь, графиня взяла ее на руки, сняла с полки один образок и благословила ее им. Обедали мы ровно в полночь, а беседа и разговоры наши продолжались почти до утра».

Графиня Анна Родионовна была истинной патриоткой, любила Россию, любила Москву, с благоговением относилась к памяти Екатерины II, помня ее «к себе щедроты», восторженно отзывалась о пребывании в Москве Императора Александра І. Все это видно из письма графини к старшинам Московского Благородного собрания, когда они предложили поставить бронзовую статую Екатерине II и получили на то дозволение императора Александра І.

Графиня Анна Родионовна была настолько богата, что для нее не составляло никакого лишения учреждение графом Захаром Григорьевичем так называемого «чернышевского майората» в пользу младшего брата, графа Ивана Григорьевича. В Воронежской губернии, в Валуйском уезде, ей принадлежала слобода Вейделевка с хуторами, состоявшая из 40 тысяч десятин земли, с населением в 3 тысячи ревизских душ. В 1792 году графиня предложила своему двоюродному брату Василию Васильевичу Пассеку, бывшему в то время в весьма стесненных обстоятельствах, управление Вейделевкой, с тем чтобы он пользовался половиной дохода с этого имения.

Было у графини еще имение в Смоленской губернии, где она находилась как раз во время нашествия Наполеона І на Россию. По рассказам Марьи Фоминичны Переборенко, в усадьбу графини забрались два французских солдата и принялись хозяйничать - подавай им то одно, то другое. Услышав об этом, Анна Родионовна вышла к ним в ленте со звездой и грозно прикрикнула на них по-французски: «Разве не знаете, кто я такова? Да со мною сам Наполеон ваш знаком, и я сейчас письмо к нему пошлю; вот тогда узнаете, кого осмелились беспокоить!». Солдаты, конечно, испугались, стали извиняться и поспешили уйти, ничего не тронув.

В 1825 году графиня жила в Белгороде, в женском монастыре. Когда император Александр I приехал в Белгород, он, прежде всего, посетил престарелую графиню.

Графиня Анна Родионовна скончалась 9 июля 1830 года, в возрасте 86 лет и была погребена в Смоленске, в женском монастыре.

Графиня Анна Родионовна Чернышева

Анна Родионовна Чернышева

Награды генерал-фельдмаршала Захара Чернышева:

- Орден Святого Александра Невского (1758);
- Орден Белого орла (1761);
- Орден Св. Андрея Первозванного (27 сентября 1762);
- Прусский орден Черного Орла (1762);
- Орден Св. Владимира 1-й степени (22 сентября 1782)

последнее обновление информации: 03.08.2023





Главная Политика конфиденциальности 2014-2024 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.