лого Штуки-дрюки

Дмитрий I Иванович Донской - биография, информация, личная жизнь

Дмитрий Донской

Дмитрий Донской

Дмитрий I Иванович Донской. Родился 12 октября 1350 года в Москве - умер 19 мая 1389 года в Москве. Князь Московский (1359-1389), великий князь Владимирский (1363-1389). Полководец, одержавший победу в Куликовской битве. Причислен к лику святых Русской Православной церкви, день памяти - 19 мая (1 июня).

Дмитрий Иванович родился 12 октября 1350 года в Москве.

Отец - Иван II Иванович Красный (30 марта 1326 - 13 ноября 1359), сын Ивана I Даниловича Калиты, князь Звенигородский до 1354 года, князь Московский и великий князь Владимирский в 1353-1359 годах, князь Новгородский в 1355-1359 годах.

Мать - Александра Ивановна (Васильевна; урожденная Вельяминова; ум. 26 декабря 1364 от чумы), великая княгиня московская, вторая жена великого князя московского Ивана Красного (с 1345).

Его отец умер, когда Дмитрию было девять лет. Вскоре умер и его младший брат Семен. Все владения отца отошли Дмитрию.

Его опекуном и де-факто правителем Московского княжества стал митрополит Алексий (в миру Алексей Федорович Бяконт), обладавший большим авторитетом.

В тот же год, что и его отец, в Золотой Орде умер хан Бердибек, началась «великая замятня» - продолжительный период борьбы за власть.

Великое княжество Владимирское по смерти Ивана Красного было отдано нижегородско-суздальским князьям. Но в 1362 году темник беклярбек Мамай, фактически управлявший от имени хана Абдуллы, выдал ярлык Дмитрию Ивановичу, и московское войско выгнало из Переяславля и Владимира Дмитрия Константиновича суздальского. Впоследствии Москва поддержала его права на Нижний Новгород в обмен на отказ от претензий на Владимир. При этом Дмитрий Иванович женился на его дочери Евдокии.

Личная жизнь Дмитрия Донского:

Жена - Евдокия Дмитриевна (1353-1407), дочь великого князя Суздальского Дмитрия Константиновича. Женился на ней в 15 лет, Евдокии тогда было 13 лет. Она получила известность своей благотворительностью. В монашестве - Евфросиния Московская, преподобная. В 2007 году отмечалось 600-летие ее преставления, в ознаменование чего 21 августа того же года была учреждена награда Русской православной церкви - орден преподобной Евфросинии, великой княгини Московской.

В браке у Дмитрия и Евдокии родилось двенадцать детей:

- Даниил Дмитриевич (1370 - 15 сентября 1379);

- Василий I Дмитриевич (30 декабря 1371 - 27 февраля 1425);

- Софья Дмитриевна (умерла в 1427), в 1387 году вышла замуж за Федора, сына Олега Рязанского;

- Юрий Дмитриевич Звенигородский (26 ноября 1374 - 5 июня 1434);

- Мария Дмитриевна (умерла 15 мая 1399) - вышла замуж за князя мстиславского Лугвения (Семена), сына великого князя Литовского Ольгерда;

- Анастасия Дмитриевна - вышла замуж за Ивана Всеволодовича, князя Холмского;

- Симеон Дмитриевич (умер 11 сентября 1379);

- Андрей Дмитриевич Можайский (14 августа 1382 - 9 июля 1432);

- Петр Дмитриевич Дмитровский (29 июля 1385 - 10 августа 1428);

- Анна Дмитриевна (родилась 8 января 1387) - вышла замуж за князя Юрия Патрикеевича;

- Иван Дмитриевич (1380 - 29 июля 1393). В монашестве Иоасаф;

- Константин Дмитриевич (14 мая 1389 - 1433) - князь Углицкий.

Евдокия Дмитриевна (Евфросиния Московская) - жена Дмитрия Донского

Евдокия Дмитриевна жена Дмитрия Донского

Распад Золотой Орды привел к большим изменениям. В мордовских землях укрепился Тагай, в Волжской Булгарии - Булат-Тимур. Оба были разбиты рязанцами в 1365 году у Шишевского леса и суздальцами в 1367 году на реке Пьяне. В 1370 году суздальцы вторглись в Волжскую Булгарию и посадили там мамаевых ставленников. Следствием стало то, что власть Мамая распространилась на все земли западнее Волги.

В 1362 году великий князь литовский Ольгерд Гедиминович разгромил при Синих Водах трех ордынских князей, включил в состав своего государства Киев, Подолье, Посемье и Переяславль Южный, прекратив данническую зависимость этих земель от Золотой Орды.

В 1368 году обострился конфликт в Тверском княжестве, долгое время после разгрома 1327 года находившемся под контролем Москвы. Микулинский князь Михаил Александрович с помощью состоявшего с ним в родстве Ольгерда занял тверской престол, выгнав своего дядю, Василия Михайловича, главу кашинских князей, состоявших в родстве с московскими. Дважды - в 1368 и в 1370 годах - московская рать вторгалась под Тверь и дважды после этого Ольгерд безуспешно осаждал Москву, в которой в 1367 году был отстроен новый белокаменный Кремль.

В 1370 году Мамай выдал ярлык на великое княжение Владимирское Михаилу Тверскому, и тот развернул активные военные действия в Северо-Восточной Руси, в том числе с помощью литовских князей. Дмитрий собрал войска и открыто не подчинился требованиям пришедшего с Михаилом из Орды посла, ответив: «к ярлыку не еду, Михаила на княжение в землю Владимирскую не пущу, а тебе, послу, путь чист».

В 1371 году Дмитрий заключил соглашение с Мамаем, по которому был установлен размер дани ниже, чем при Узбеке и Джанибеке, сам получил ярлык и выкупил находящегося в Орде тверского княжича за 10 тысяч рублей. Ольгерд в третий раз лично двинулся на Москву, московское войско вышло ему навстречу, и был заключен Любутский мир.

печати Дмитрия Донского

печать Дмитрия Донского

печать Дмитрия Донского 2

печать Дмитрия Донского 3

В 1371 году Дмитрий попытался поставить под свой контроль Рязань, его войско возглавлял перешедший на службу в Москву из Великого княжества Литовского Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский. По Рязани пришелся и первый удар Мамая в 1373 году. Но уже в 1374 году у Дмитрия установилось с ним «розмирие». По мнению историков, это означало конец выплаты дани и в том размере, который был установлен в 1371 году.

В 1374 же году прошел съезд князей в Переяславле-Залесском, который предположительно послужил консолидации вокруг Москвы антиордынских сил, в том числе и находившихся в составе великого княжества Литовского. В 1374 году Мамай вновь попытался воздействовать на Дмитрия через Михаила Тверского, вторично выдав ему ярлык, что вызвало поход соединенных сил Северо-Восточной Руси, а также смолян, на Тверь, в результате чего Михаил признал себя младшим братом Дмитрия, обязался участвовать во всех антиордынских акциях Москвы и в 1375 году отказался от претензий на Кашин.

В 1376 году Дмитрий отправил войско во главе с Дмитрием Боброком в Волжскую Булгарию. Был взят откуп с мамаевых ставленников и посажены русские таможенники. В том же году Дмитрий ходил далеко за Оку.

В 1377 году московско-суздальское войско выступило на восточные рубежи Руси и было уничтожено там на стоянке татарами из Мамаевой орды, были разорены Нижний Новгород, а затем Рязань.

В 1378 году по приказу Мамая 5 ордынских туменов (около 50 тыс. войска) во главе с мурзой Бегичем выступили в поход на Москву, вскоре были разбиты княжеской дружиной на р. Вожа в рязанских пределах. В сражении также участвовал Андрей Ольгердович псковский, перешедший на службу к Дмитрию из Литвы после смерти Ольгерда и потери Полоцка в пользу Ягайло и его союзника Скиргайло. В том же году умер митрополит Алексий, и Дмитрий, желая иметь митрополитом своего духовника Михаила-Митяя, вынудил его постричься в монашество и занять архимандрию в придворном Спасском монастыре. Великий князь отказался принять митрополита Киприана (его люди ограбили митрополита и не пустили его в Москву), за что организаторы и причастные были специальным посланием Киприана отлучены от церкви и прокляты «по правилам святых отцов».

В 1379 году Мамай вновь разорил Рязанское княжество, зимой 1379/1380 годов на московскую службу в Переяславль-Залесский перешел Дмитрий Ольгердович стародубский и трубчевский.

Куликовская битва

К апрелю 1380 года противник Мамая Тохтамыш вышел к устью Дона, однако Мамай предпринял поход на Москву с большим привлечением наемников в связи с большими потерями своих войск на Воже, прежде всего генуэзцев. Мамай планировал соединиться на южном берегу Оки с Ягайло литовским и Олегом рязанским. О союзных планах Мамая с Ягайло и Олегом Рязанским Дмитрий узнал от Захария Тютчева, посланного к Мамаю с золотом для переговоров.

Сбор русских войск был назначен в Коломне 15 августа 1380 года. Из Москвы в Коломну выступило ядро русского войска тремя частями по трем дорогам. Отдельно шел двор самого Дмитрия, отдельно полки его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского и отдельно полки подручных белозерских, ярославских и ростовских князей.

Когда Дмитрий вывел свои войска к Коломне, ему пришло требование Мамая восстановить выплату дани в тех размерах, что были при Узбеке и Джанибеке. Тогда Дмитрий ответил отказом и вывел войска от Коломны на устье реки Лопасни, откуда переправился за Оку с оставлением стратегического резерва в Москве, а затем совершил многодневный марш за Дон, ускоряя столкновение с одним только Мамаем.

Уже в Коломне был сформирован первичный боевой порядок: Дмитрий возглавил большой полк; Владимир Андреевич с ярославцами - полк правой руки; в полк левой руки был назначен командующим Глеб Брянский; передовой полк составили коломенцы.

Получивший большую известность, благодаря житию Сергия Радонежского, эпизод с благословением войска Сергием в ранних источниках о Куликовской битве не упоминается.

Русские летописи приводят следующие данные о численности русского войска: «Летописная повесть о Куликовской битве» - 100 тыс. воинов Московского княжества и 50-100 тыс. воинов союзников, «Сказание о Мамаевом побоище», написанное также на основе исторического источника - 260 тыс. или 303 тыс., Никоновская летопись - 400 тыс. (встречаются оценки численности отдельных частей русского войска: 30 тысяч белозерцев, 7 или 30 тысяч новгородцев, 7 или 70 тысяч литовцев, 40-70 тысяч в засадном полку). Однако следует учитывать, что цифры, приводимые в средневековых источниках, обычно крайне преувеличены.

У Мамая было от 60 до 150 тыс. человек (летописи доводят цифру до 800 тыс.).

Для навязывания противнику решающего сражения в поле еще до подхода союзных Мамаю литовцев или рязанцев, а также чтобы использовать водный рубеж для защиты собственного тыла в случае их подхода русские войска перешли на правый берег Дона и уничтожили за собой мосты. Тогда же, во время переправы за Дон, татарские передовые части, преследуя русских разведчиков Семена Мелика, на полном скаку въехали в боевые порядки уже переправившихся дружин, получили отпор и отъехали на высокий холм поодаль, увидев оттуда все русские войска. Вскоре после этого Мамай узнал о форсировании русскими Дона.

Вечером 7 сентября русские войска были выстроены в боевые порядки. Большой полк и весь двор московского князя встали в центре. Ими командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. На флангах встали полк правой руки под командованием литовского князя Андрея Ольгердовича и полк левой руки князей Василия Ярославского и Феодора Моложского. Впереди перед большим полком стал сторожевой полк князей Симеона Оболенского и Иоанна Тарусского. В дубраву вверх по Дону был поставлен засадный полк во главе с Владимиром Андреевичем и Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским. Считается, что засадный полк стоял в дубраве рядом с полком левой руки, однако, в «Задонщине» говорится об ударе засадного полка с правой руки.

Вечером и ночью 7 сентября Дмитрий Иванович объезжал войска, делая смотр. В ночь на 8 сентября Дмитрий с Боброком выезжали на разведку и издали осматривали татарские и свои позиции.

Перед началом битвы Дмитрий Донской встал в первый ряд войска, поменявшись одеждой со своим любимцем Михаилом Бреноком (или Бряноком), вставшим под знамя. После генерального сражения Бренока нашли убитым, а близ него лежало множество русских князей и бояр, защищавших «князя». К одному из них, Семену Мелику, князь обращает слова «крепко охраняем был я твоею стражею».

«Сказание о Мамаевом побоище» сообщает, что русские войска шли в битву под «чермным», то есть, темно-красным или багровым, знаменем с изображением золотого образа Иисуса Христа. Миниатюры XVII века изображают в качестве знамени красный стяг с православным крестом.

Утро 8 сентября было туманным. До 11 часов, пока туман не рассеялся, войска стояли готовыми к бою, поддерживали связь («перекликались») звуками труб. Князь вновь объезжал полки, часто меняя лошадей. В 12 часов показались на Куликовом поле и татары.

Битва началась с нескольких небольших стычек передовых отрядов, после чего состоялся знаменитый поединок татарина Челубея (или Темир-бея) с иноком Александром Пересветом. Оба поединщика пали мертвыми (возможно, этот эпизод, описанный только в «Сказании о Мамаевом побоище», является легендой). Далее последовал бой сторожевого полка с татарским авангардом, возглавляемым военачальником Теляком (в ряде источников - Туляк). Дмитрий Донской сначала был в сторожевом полку, а затем встал в ряды большого полка, поменявшись одеждой и конем с московским боярином Михаилом Андреевичем Бренком, который затем сражался и принял смерть под знаменем великого князя.

Бой в центре был затяжной и долгий. Летописцы указывали, что кони уже не могли не ступать по трупам, так как не было чистого места. В центре и на левом фланге русские были на грани прорыва своих боевых порядков, но помог частный контрудар, когда «Глеб Брянский с полками владимирским и суздальским поступи через трупы мертвых». «На правой стране князь Андрей Ольгердович не единою татар нападши и многих избил, но не смеяша вдаль гнатися, видя большой полк недвижусчийся и яко вся сила татарская паде на средину и лежи, хотяху разорвати». Основной удар татары направили на русский полк левой руки, он не удержался, оторвался от большого полка и побежал к Непрядве, татары преследовали его, возникла угроза тылу русского большого полка.

Владимир Серпуховской, командовавший засадным полком, предлагал нанести удар раньше, но воевода Боброк удерживал его, а когда татары прорвались к реке и подставили засадному полку тыл, приказал вступить в бой. Удар конницы из засады с тыла на основные силы золотоордынцев стал решающим. Татарская конница была загнана в реку и там перебита. Одновременно перешли в наступление полки Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Татары смешались и обратились в бегство.

Ход боя переломился. Мамай, наблюдавший издали за ходом сражения, бежал с малыми силами, как только засадный полк русских вступил в бой. У татар отсутствовали резервы, чтобы попытаться повлиять на исход боя или хотя бы прикрыть отступление, поэтому все татарское войско побежало с поля битвы.

Засадный полк преследовал татар до реки Красивой Мечи 50 верст, «избив» их «бесчисленное множество».

Вернувшись из погони, Владимир Андреевич стал собирать войско. Сам великий князь был контужен и сбит с коня, но смог добраться до леса, где и был найден после битвы под срубленной березой в бессознательном состоянии.

Летописцы сильно преувеличивают число погибших золотоордынцев, доводя его до 800 тыс. Достоверно известно о гибели в битве четырех русских князей: Федора Романовича и Ивана Федоровича белозерских, Федора и Мстислава Юрьевичей тарусских.

Дмитрий I Иванович Донской

После победы на Куликовом поле Дмитрий не продолжил поход вглубь степей (хотя на наличие у него такого плана указывает присутствие в его войске проводников-сурожан) из-за высоких потерь. При этом Мамай, вернувшись в Крым, собрал остаток сил для того, чтобы идти на Русь изгоном, но вынужден был вывести это войско против Тохтамыша и потерпел поражение.

Русские князья лишь обменялись посольствами с Тохтамышем по поводу его воцарения. За грабеж возвращавшихся с Куликова поля обозов Олег вторично был изгнан Дмитрием из Рязани, но в 1381 году по условиям мира, аналогичных миру с Михаилом тверским 1375 года, признал себя младшим братом московского князя.

В условиях закрепления за Москвой роли центра консолидации русских земель и борьбы с Ордой митрополит всея Руси Киприан превратился в естественного союзника Дмитрия. В 1381 году Киприан прибыл в Москву. Тем временем в Литве к власти пришли сторонники антиордынского союза с Москвой во главе с князем Кейстутом, который признал влияние Москвы в Смоленске и в верховских княжествах. Андрей Ольгердович вернулся в Полоцк. Однако уже в 1382 году под прямым военным давлением Тевтонского ордена и дипломатической поддержке Орды Ягайло вернулся к власти.

Хан Тохтамыш, стремясь восстановить данническую зависимость земель владимирского княжения, в 1382 году провел поход на Русь, рассчитанный на то, чтобы русские войска не успели собраться, взял Москву обманом, но один из его отрядов был разбит Владимиром Андреевичем под Волоколамском. Михаил Тверской вновь заявил свои права на владимирское княжение, и Дмитрий заключил соглашение с Тохтамышем, по которому ярлык остался в роду московских князей, Дмитрий выплатил Тохтамышу дань за 2 прошедших с поражения Мамая года, но при этом Тверь получила независимость от владимирского княжения. В мирном договоре 1399 года тверской князь уже называется не младшим братом московского, а просто братом. Тогда же в состав Тверского княжества вернулся Кашин.

Уже в 1382 году произошел разрыв Киприана с Дмитрием Донским, и Дмитрий вернулся к политике создания собственной митрополии. Перспектива даннической зависимости от Орды сыграла свою роль в вопросе самоопределения спорных между Москвой и Вильно русских княжеств. Новгород, в котором в 1379-1380 годах сидел литовский князь Юрий Наримунтович, в 1383 году принял его брата Патрикея.

В 1384 году при посредничестве вдовы Ольгерда Ульяны Александровны был заключен предварительный договор между Дмитрием и Владимиром, с одной стороны, и Ягайло, Скиргайло и Корибутом, с другой, о бракосочетании Ягайло с дочерью Дмитрия и объявлении православия государственной религией великого княжества Литовского, но в том же году Ягайло подписал с тевтонцами Дубисский договор, по которому обязался в течение 4 лет, напротив, принять католицизм. Второе намерение было реализовано: в 1385 году Ягайло заключил с Польшей унию и женился на наследнице польского престола Ядвиге. Утверждение унии на литовско-русских землях было связано с сопротивлением: в частности, Святослав Иванович смоленский погиб в сражении с литовцами (1386), а Андрей Ольгердович потерял Полоцк (1387).

В 1386 году после нападений ушкуйников на земли по Волге Дмитрий Донской привел войска из 29 волостей на расстояние 15 верст к Новгороду и получил от него контрибуцию 8 тыс. руб. в два срока (сумма в точности соответствовала признанной Дмитрием задолженности по ордынскому выходу за 1381-1382 годы; очевидно, Дмитрий хотел таким образом восполнить собранную в 1383-1384 годах с разоренной войной территории великого княжения и ушедшую в Орду сумму). После очередного конфликта с Рязанью был заключен «вечный мир», скрепленный браком Федора Ольговича с дочерью Дмитрия Донского Софьей.

В 1388 году, незадолго до смерти Дмитрия Донского, имел место конфликт с Владимиром Андреевичем Храбрым по вопросу наследования московского престола сыном Дмитрия Василием. Сначала Дмитрием были арестованы серпуховские бояре, затем, после обещаний Владимиру дополнительных владений, последний признал Дмитрия отцом, а Дмитриевичей старшими братьями (после смерти Дмитрия Василию пришлось реализовать обещания отца: Владимир получил Волоколамск и Ржев, а затем обменял их на Углич и Козельск). Дмитрий успел помириться на этом с Владимиром за два месяца до смерти.

Итоги правления Дмитрия Донского

За первые 20 лет своего правления Дмитрий сумел стать признанным главой антиордынской политики в русских землях, собирателем русских земель («всех князей русских привожаше под свою волю»). Представление о независимости и политическом единстве Руси стало при нем совпадать с идеей сильной великокняжеской московской власти. Великое княжество Владимирское окончательно перешло под власть Москвы, тем самым сделав процесс московского возвышения необратимым. Территория Московского княжества расширилась при Дмитрии за счет территорий Переяславля, Галича, Белоозера, Углича, Дмитрова, части Мещеры, а также костромских, чухломских, стародубских и северных коми-зырянских (где была основана Пермская епископия) земель.

В то же время при нем были потеряны западные земли, включая Тверь (1383) и Смоленск (1386), а основная территория была разорена как войнами с Великим княжеством Литовским (с первым литовским вторжением в 1368 году закончилась отмеченная летописцем тишина великая на 40 лет, наступившая в Северо-Восточной Руси после разгрома Твери) и другими княжествами, так и нашествием Тохтамыша и последующей выплатой значительной дани.

К беспрестанным разорениям и опустошениям, то от внешних врагов, то от внутренних усобиц, необходимо добавить необыкновенные природные обстоятельства того времени - нашествие чумы, редкую по интенсивности солнечную активность и, как следствие, пожары, засухи, голод.

В Москве, кроме белокаменного Кремля, были возведены монастыри-крепости (Симонов, Андроников), прикрывавшие подступы к центру города. При Дмитрии Донском в Москве была впервые начата чеканка серебряной монеты - раньше, чем в других русских княжествах и землях.

Культурную жизнь княжества времен Донского характеризует создание произведений, связанных с победой русского оружия (ставших позже основой «Сказания о Мамаевом побоище» и «Задонщины», прославлявших успехи русского оружия на Куликовом поле).

В своем завещании Дмитрий Донской первым из московских князей упоминает великое княжение (Владимир, Переяславль-Залесский, Кострому), Белоозеро, Дмитров, Углич, Галич. Также ново было распоряжение Димитрия, чтобы мелкие князья Московской земли жили в Москве при дворе великого князя, а не по своим вотчинам. Однако, завещание содержало неясные указания на то, кто должен был наследовать великое княжение после Василия Дмитриевича, и завещание использовалось затем Юрием Дмитриевичем в борьбе против племянника Василия Васильевича, к которому в 1425 году при поддержке его деда по матери Витовта и хана Улу-Мухаммеда в нарушение родового принципа наследования перешло великое княжение.

Великий князь владимирский и московский Дмитрий Иванович Донской умер 19 мая 1389 года, погребен в Москве в Архангельском соборе Кремля.

икона Дмитрий Донской

Дмитрий Донской причислен к лику святых на Поместном соборе РПЦ в 1988 году. День памяти - 19 мая (1 июня нового стиля). Также его память празднуется в соборе Тульских святых, день памяти 22 сентября.

С 2015 года установлено общее празднование памяти Дмитрия Донского и его супруги княгини Евдокии 19 мая (1 июня).

Имя Дмитрия Донского за несколько столетий стало символом русской воинской славы. В годы Великой Отечественной войны в честь Дмитрия Донского была названа танковая колонна, созданная по инициативе Московской патриархии на пожертвования верующих и переданная в 1944 году танковым войскам СССР.

В 2002 учрежден Орден «За Служение Отечеству» в память святого великого князя Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского. В русском флоте именем князя в разное время были названы парусные линейные корабли 1771 и 1809 годов постройки, винтовой фрегат, океанский броненосный крейсер и атомная подводная лодка.

Именем Дмитрия Донского названы многие улицы и площади российских городов.

Дмитрий Донской (документальный фильм)



Загрузка...



Главная Контакты Карта сайта 2014-2019 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.