Штуки-Дрюки stuki-druki.com
Ищущий да обрящет:
*********

Маразмов.нет: "У некоторых масштаб маразма определяет силу оргазма" (Критикан Политиканов)


Маразм крепчает...

Украина: здравствуй, тоталитаризм!

В планах майданной коалиции - превращение Украины в тоталитарное государство. Об этом пишет Сергей Лозунько в киевском еженедельнике "2000", комментируя ряд антиконституционных намерений, изложенных в коалиционном соглашении: уголовная ответственность за отрицание голодомора, внесудебный запрет Коммунистической партии, запрет антиукраинской пропаганды «в любых проявлениях»...

Рыло майдана

21 ноября на Украине отмечался новый праздник, введенный указом Порошенко, — День достоинства и свободы. Каждый сам может дать оценку — есть ли основания в нынешней Украине для отмечания подобных праздников.

Есть ли достоинство у тех, кто пользуясь численным превосходством и будучи уверенным в безнаказанности, унижает достоинство других? Например избивая кандидатов в депутаты или бросая их в мусорные ящики.

Точно так же имеет ли моральное право учреждать такие праздники нынешний президент, гарант соблюдения Конституции? Среди прочих норм Основного Закона есть и такие:

«Статья 28. Каждый имеет право на уважение его достоинства.

Никто не может быть подвергнут истязанию, жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство, обращению или наказанию».

Как справился г-н Порошенко со своими президентскими обязанностями по части уважения достоинства каждого? Было бы уместно ему отчитаться в этот день на сей счет — вместо пафосных спичей о «достоинстве» и «свободах».

В этот же день были озвучены планы парламентской коалиции, которые наглядно продемонстрировали, что за «достоинство» со «свободой» утверждает в стране майданная власть.

Главным рупором коалициантов выступил глава СБУ Наливайченко. Прежде всего он анонсировал, что новому парламенту будет предложено установить уголовную ответственность за отрицание голодомора и запретить Коммунистическую партию, «которая его организовала». Запрет КПУ предлагается установить «на законодательном уровне».

Насчет запрета Компартии, то Наливайченко имел в виду, конечно же, не ВКП(б) и даже не КПСС, а КПУ, которая была официально зарегистрирована в октябре 1993-го. Вот она-то, по мысли СБУ, и несет ответственность за события 1933 года.

Как видим, сначала пытались запретить КПУ посредством судов — по надуманным обвинениям в «сепаратизме». «Доказательную базу», к слову, собирала СБУ. Но, видимо, теперь и Наливайченко осознает, что дело против КПУ шито белыми нитками и судебные перспективы очевидны: майданная власть проиграет. Даже если удастся продавить запрет в запуганных разного рода люстрациями украинских судах — ведь есть еще ЕСПЧ.

Не мытьем — так катаньем: не через суд, так через принятие закона, не за «сепаратизм» — так за «организацию голодомора».

Полагаю, ситуация, когда власть измышляет один повод за другим для запрета КПУ, лишний раз свидетельствует о том, что в отношении Компартии осуществляется разнузданная политическая расправа.

И осуществляют ее те, кто слово-блудит о своей «приверженности» свободе и демократии, политическим и гражданским правам, правам человека. В целом же идея запрета политической силы — это характеристика евромайдана и тех ценностей, за которые он боролся и которые он принес.

Говорите, на майдане стояли против «диктаторских законов»? Закон о запрете Компартии — если его примут — это будет самый настоящий диктаторский закон, посягающий на политические и гражданские права человека.

Как минимум тех 611 923 чел. (!), которые, по официальным данным, проголосовали за Компартию на последних парламентских выборах. И это в условиях, когда почти 5 млн. жителей Донбасса были лишены возможности принять участие в выборах.

Но Наливайченко не только продемонстрировал неуважение к огромному количеству граждан Украины и заявил о превращении СБУ в политическую охранку по расправе с инакомыслящими, но и показал незнание положений Конституции. Или же он, извините на слове, плевал на нормы Основного Закона.

Нельзя запретить Компартию законом! В ч. 4 ст. 37 Конституции сказано: «Запрещение деятельности объединений граждан осуществляется только в судебном порядке».

Со стороны Верховной Рады закон о запрете КПУ был бы не чем иным, как узурпацией власти, также запрещенной Конституцией.

Кроме того, ст. 15 гласит: общественная жизнь в Украине основывается на принципах политического, экономического и идеологического многообразия.

Никакая идеология не может признаваться государством как обязательная.

Цензура запрещена.

Государство гарантирует свободу политической деятельности, не запрещенной Конституцией и законами Украины».

Как видим, никакая идеология не может признаваться как обязательная — в т. ч. это относится и к антикоммунистической идеологии.

Таким образом, чтобы запретить Компартию, необходимо предварительно внести озвученные Наливайченко антидемократические нормы в Конституцию. И не просто антидемократические, а тоталитарные. Ведь устами главы СБУ предлагается упразднить политическое и идеологическое разнообразие и установить на государственном уровне антикоммунистическую идеологию.

Пройдут ли подобные тоталитарные нормы через Конституционный Суд? Ведь согласно ст. 157 «Конституция Украины не может быть изменена, если изменения предусматривают отмену или ограничение прав и свобод человека и гражданина или если они направлены на ликвидацию независимости или на нарушение территориальной целостности Украины».

А то, что запрет Компартии посягает на конституционно гарантированные права и свободы человека и гражданина — это очевидно. Например, ч. 1 ст. 36 разъясняет: «Граждане Украины имеют право на свободу объединения в политические партии и общественные организации для осуществления и защиты своих прав и свобод и удовлетворения политических, экономических, социальных, культурных и других интересов, за исключением ограничений, установленных законом в интересах национальной безопасности и общественного порядка, охраны здоровья населения или защиты прав и свобод других людей».

Но, допустим, Конституционный Суд пропустит тоталитарные нормы и одобрит предложенный коалицией проект антикоммунистических конституционных изменений. Однако и в этом случае одного лишь голосования двумя третями Верховной Рады будет мало!

Вышецитированные ст. 15, 36 и 37 (хотя гипотетический запрет Компартии противоречит не только с им) — из раздела I Основного Закона. А это значит, что для установления диктаторских тоталитарных норм необходим общенациональный референдум.

Ст. 156: «Законопроект о внесении изменений в раздел I «Общие принципы», раздел III «Выборы. Референдум» и раздел XIII «Внесение изменений в Конституцию Украины» подается в Верховную Раду Украины Президентом Украины или не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины и, при условии его принятия не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины, утверждается всеукраинским референдумом, который назначается Президентом Украины».

И вот если граждане одобрят на всеукраинском референдуме превращение Украины в тоталитарное антикоммунистическое государство — тогда можно принимать закон о запрете КПУ.

Что до уголовной ответственности «за отрицание голодомора 1932—1933 гг. как геноцида». По словам Наливайченко, предлагается взять за образец ответственность за отрицание холокоста в Израиле.

В Израиле закон об ответственности за отрицание холокоста был принят в 1986 году. Наказание предусматривается для «лиц, публикующих письменно или устно материалы, отрицающие или принижающие масштабы преступности деяний, совершенных против еврейского народа или против человечества во время нацистского правления, с целью защиты тех, кто совершал эти преступления, или же с целью выражения солидарности с ними или симпатии к ним».

Однако в нем были установлены и ряд важных правоприменительных ограничений. В частности, само по себе историческое сомнение или беспристрастное научное исследование, ставящее цель разобраться в происходившем, пусть и с позиций, отличных от общепринятых, преступлением не является — при отсутствии цели защиты нацистских преступников или выражения солидарности с ними. Кроме того, защищены представители СМИ, освещающие данную проблему без «выражения солидарности или симпатии по отношению к тем, кто совершал преступления против еврейского народа или против человечества». Наконец, право давать обвинительное заключение за отрицание холокоста имеет только генеральный прокурор.

Аналогичные законы были приняты и в странах Европы. Но есть один важный нюанс: все эти законы основаны на выводах Международного военного трибунала в Нюрнберге. На выводах какого суда-трибунала намерены основывать свои законодательные инициативы Наливайченко со товарищи?

Кроме того, если закон по израильскому образцу (а по вышецитированному тексту видно, что под преследование подпадают не только отрицатели холокоста, но и любых других преступлений «против человечества во время нацистского правления»), то судить придется и тех, кто отрицает, например, Волынскую резню, кто устно или письменно приуменьшает ее масштабы, «с целью защиты тех, кто совершал эти преступления, или же с целью выражения солидарности с ними или симпатии к ним»...

В тексте коалиционного соглашения, подписанного представителями пяти майданных партий, зафиксировано осуществить процесс «декоммунизации всех сфер общественной жизни Украины», в частности запретить коммунистическую, нацистскую, фашистскую и антиукраинскую пропаганду «в любых проявлениях».

При этом заявлено о необходимости «культивировать память о сопротивлении тоталитаризму, освободительной борьбе и движения за соблюдение прав человека», также признать на государственном уровне «организации, боровшиеся за независимость Украины и соблюдение прав человека» и «осудить тоталитарный коммунистический режим».

Что до запрета нацистской и фашистской пропаганды, то сие можно было бы только приветствовать. Но, судя по всему, на Украине будет весьма специфическая борьба с нацистской и фашистской пропагандой. Такая «борьба», при которой Шухевича — командира «Нахтигаля», карателя 201-го шуцманшафтбатальона — еще, пожалуй, явят публике в качестве антифашиста. Равно и «вояков» из СС «Галичина» запишут в борцы с нацизмом. Ну а ОУН-УПА, очевидно, будет правозащитной организацией, боровшейся за «соблюдение прав человека».

При бандеровском режиме Ющенко уже приходилось слышать именно о таких «антифашистах».

А вот антиукраинская пропаганда, да еще в «любых формах» — это заявка на введение политической цензуры и попрание базовых прав человека. Под «антиукраинскую пропаганду» можно подогнать что угодно: и неприятие майдана, и критику действующей власти, и много чего еще.

То же самое и с коммунистической пропагандой. Скажем, пропаганда идей социальной справедливости. Учения Маркса. Прославление подвига советского народа во время Великой Отечественной войны, совершенного под руководством Коммунистической партии. Ордена и медали на груди ветеранов — со звездами, с портретом генералиссимуса Сталина. Памятники воинам-освободителям. Это что? А это не что иное, как коммунистическая пропаганда.

Надо полагать, на Украине скоро отменят и День Победы 9 Мая, и перестанут отмечать годовщины освобождения городов от немецко-фашистских захватчиков, и снесут памятники погибшим в борьбе с коричневой нечистью — так же, как недавно спилили в «бандеровской» (как уверен Порошенко) Одессе монумент Маршалу Советского Союза Жукову.

И в заключение еще о голодоморе.

Когда Наливайченко озвучивал планы относительно введения уголовной ответственности за отрицание голодомора, то пояснял, что сие важно, дабы избежать повторения таких преступлений в будущем. Мол, безнаказанность организаторов преступлений против украинцев привела к тому, что сегодня эти преступления повторяются, а именно — на Донбассе. Само собой, Наливайченко подразумевал, что преступления совершает отнюдь не майданная власть.

Но есть нечто символичное в том, что очередная годовщина голода 1933 года практически совпала с решением нынешней власти прекратить выплаты пенсий, зарплат и социальных пособий жителям Донбасса.

Чтобы не быть голословным, вот как характеризует происходящее в интервью «Украинским новостям» мэр Донецка Александр Лукьянченко: «...В городе 272 тысячи пенсионеров! За 6 месяцев активной фазы АТО выехало порядка 60 тысяч. 210 тысяч остались. Есть люди, которые вообще нетранспортабельны. Таких больше 10 тысяч. 135 тысяч человек — старше 65 лет... Тот, кто готовил президенту этот указ, я думаю, просто вычеркнул этих граждан... Все это приведет к массовому обнищанию такого количества народа. Это прямое нарушение статьи 15 Конвенции о правах человека... отключили банковскую систему от расчетов в течение суток. Это бесчеловечно. Люди должны были хотя бы запас продуктов сделать. А так, без предупреждения забрать терминалы... Я считаю, нельзя людей бросать на произвол судьбы и обрекать на голодную смерть».

210 тыс. пенсионеров, из которых 135 тыс. — старше 65 лет! И это в одном только Донецке! Этим людям нынешняя власть отказала в выплате пенсий и других социальных пособий, заработанных многими годами тяжелого труда. Лишить людей пенсий — это, как справедливо говорит Александр Лукъянченко, фактически обречь их на голодную смерть.

Не цинично ли на этом фоне звучат спичи о жертвах 80-летней давности — когда смерть от голода грозит ныне живущим гражданам Украины, для которых организовывается голодомор-2014?

© Стресс-служба stuki-druki.com

<<< Маразм крепчает...