Штуки-Дрюки stuki-druki.com
Ищущий да обрящет:
*********


***

Мастер и Маргарита

О фильме:

Сериал Владимира Бортко по одноимённому роману Михаила Булгакова. Премьера состоялась 19 декабря 2005 года на телеканале «Россия» показом первых двух серий. Режиссёр Владимир Бортко, по его словам, поставил себе задачу наиболее полно и адекватно передать его со<держание.

В фильме широкий звёздный состав. Москва начала 30-х показана в тонах сепии, Ершалаим - жёлтыми и красными оттенками, а чудеса Воланда и его компании показаны в красках. Девиз фильма: «Рукописи не горят!».

Продюсер: Владимир Бортко.

Автор сценария и режиссёр-постановщик: Владимир Бортко.

В ролях:

Олег Басилашвили - Воланд;
Александр Галибин - Мастер (озвучивает Сергей Безруков);
Анна Ковальчук - Маргарита;
Александр Адабашьян - Михаил Александрович Берлиоз, председатель правления МАССОЛИТа;
Кирилл Лавров - Понтий Пилат, прокуратор Иудеи;
Сергей Безруков - Иешуа Га-Ноцри из Гамалы, бродячий философ;
Семён Стругачёв - Левий Матвей, сборщик податей, ученик Иешуа;
Валентин Гафт - Иосиф Каифа, первосвященник иудейский; человек во френче;
Александр Абдулов - Фагот (Коровьев), демон из свиты Воланда;
Александр Баширов, Вано Миранян - кот Бегемот (озвучивает Семён Фурман);
Александр Филиппенко - Азазелло, демон-убийца из свиты Воланда;
Татьяна Школьник - Гелла, вампирша, служанка Воланда;
Андрей Шарков - Иван Савельевич Варенуха, администратор Варьете;
Илья Олейников - Григорий Данилович Римский, финансовый директор Варьете;
Александр Панкратов-Чёрный - Степан Богданович Лиходеев, директор Варьете;
Владислав Галкин - Иван Бездомный;
Гали Абайдулов - козлоногий;
Андрей Федорцов - член домоуправления Пятнажко;
Геннадий Богачёв - Алоизий Могарыч;
Николай Буров - Арчибальд Арчибальдович, метрдотель Грибоедовского ресторана;
Валентин Букин - иностранец в Торгсине на Смоленском рынке;
Валерий Золотухин - Никанор Иванович Босой, председатель жилищного товарищества дома 302-бис по Садовой улице;
Роман Карцев - Максимилиан Андреевич Поплавский, дядя Берлиоза;
Станислав Ландграф - Латунский, литературный критик;
Любомирас Лауцявичюс - Афраний, начальник тайной стражи прокуратора Иудеи (озвучивал Олег Басилашвили) ;
Василий Ливанов - Александр Николаевич Стравинский, профессор, врач психиатрической клиники;
Вадим Лобанов - Николай Иванович, сосед по дому Маргариты;
Дмитрий Нагиев - барон Майгель; Иуда из Кириафа.

А это опять-таки случай так называемого вранья!

Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже и разлила. Так что заседание не состоится.

Бритый кот - это действительно безобразие, тысячу раз согласен признать это.

Вторая свежесть - вот что вздор! Свежесть бывает только одна - первая, она же и последняя. А если осетрина второй свежести, то это означает, что она тухлая!

Да, человек смертен, но это ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!

- Да что ж это такое? Вывести его вон, черти б меня взяли!
- Черти чтоб взяли? А что ж, это можно!

- «Добрые люди»? Ты всех, что ли, так называешь?
- Всех, злых людей нет на свете.

- Достоевский умер.
- Протестую! Достоевский бессмертен!

Интереснее всего в этом вранье то, что оно - вранье от первого до последнего слова.

Кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится.

Меня сломали, мне скучно, и я хочу в подвал.

Не бойтесь, королева, кровь давно ушла в землю, и там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья.

Не шалю, никого не трогаю, починяю примус…

Невидима и свободна!

Никогда и ничего не просите. Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут.

Нет документа, нет и человека.

О боги, боги мои, яду мне, яду!..

Обыкновенные люди… В общем, напоминают прежних… Квартирный вопрос только испортил их…

Он такой же директор, как я - архиерей.

Поздравляю вас, гражданин, соврамши!

Праздничную полночь иногда приятно и задержать.

Рукописи не горят.

«Сим удостоверяется, что предъявитель сего Николай Иванович провёл упомянутую ночь на балу у сатаны, будучи привлечён туда в качестве перевозочного средства…»

Тоже мне бином Ньютона!

Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.

Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков.

У меня, может, целый примус валюты.

Чисел не ставим, с числом бумага станет недействительной.

Что вы, разве я могу предложить даме водку? Это чистый спирт!

Что-то, воля ваша, недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин, застольной беседы. Такие люди или тяжко больны, или втайне ненавидят окружающих.

Я стала ведьмой от горя и бедствий, поразивших меня.