Штуки-Дрюки stuki-druki.com
Ищущий да обрящет:
*********

Герцог Веллингтон - биография, информация, личная жизнь


Герцог Веллингтон

Герцог Веллингтон

А́ртур Уэ́лсли, 1-й герцог Ве́ллингтон (англ. Arthur Wellesley, 1st Duke of Wellington; 1 мая 1769, Дунканкестл — 14 сентября 1852) — британский полководец и государственный деятель, фельдмаршал (3 июля 1813), участник Наполеоновских войн, победитель при Ватерлоо (1815). 25-й (с 22 января 1828 по 22 ноября 1830) и 28-й (с 17 ноября по 10 декабря 1834) премьер-министр Великобритании.

Третий сын лорда Гаррет-Коллей, графа Морнингтона и Анны, старшей дочери Артура Хилл-Тревора, виконта Данганнон. Родился, вероятнее всего, в родительском доме в Дублине (Ирландия), Верхняя Меррион стрит, 24. Его биографы обычно, ссылаясь на публикацию в газете того времени, утверждают, что он родился 1 мая 1769 года и в тот же день был крещён. Его мать, Анна Морнингтон, в 1815 году утверждала, что Артур родился в Дублине, Меррион стрит, дом 6. Существуют и другие вероятные места рождения.

Детство Веллингтон провёл в двух семейных домах — в большом доме в Дублине и в замке Данган, располагавшемуся в 5 км к северу от Самерхилла по дороге на Трим, графство Мит (провинция Ленстер). В 1781 году отец Артура умирает и графский титул наследует старший сын — Ричард.

Веллингтон пошёл в школу при епархии в Триме, затем учился в академии Уайта в Дублине и, наконец, перешёл в школу Брауна в Челси, Лондон. В 1781 году Веллингтон был зачислен в Итонский колледж, где учился до 1784 года. Из-за своего одиночества там он возненавидел колледж и так что маловероятно, чтобы он мог сказать приписываемые ему слова: «Битва при Ватерлоо была выиграна на полях Итона». Кроме того, Итон в то время не имел полей для игр. В 1785 году отсутствие достижений в Итоне вместе с финансовыми трудностями семьи после смерти отца вынудили молодого Уэлсли вместе с матерью переехать в Брюссель. Первые двадцать лет жизни Уэлсли не демонстрировал никаких способностей. Отсутствие каких-то целей и интересов очень огорчало мать, которая даже сказала: «Я даже и не знаю, что мне делать с моим неспособным Артуром».

Годом позже Уэлсли поступил в Королевскую академию верховой езды в Анже, Франция. Здесь он показал значительные успехи, стал хорошим наездником и выучил французский, что в будущем ему очень пригодилось. По возвращении в Англию в конце 1786 года он поразил свою мать своими достижениями.

В 1793 году герцог Йоркский был направлен во Фландрию командовать британскими войсками союзнической армии, намеревавшейся вторгнуться в революционную Францию. В 1794 году 33-й полк был отправлен туда в подкрепление. Уэлсли, только что купивший 30 апреля 1793 года майорство, в июне сел в Корке на корабль, направившийся во Фландрию, на свою первую настоящую войну. Три месяца спустя, 30 сентября 1793 года он купил чин подполковника. Во время кампании он стал командиром бригады, в сентябре его бригада попала под обстрел восточнее Бреды, незадолго до битвы у Бокстела.

Зимой, в оставшуюся часть кампании его часть защищала линию реки Ваал, а сам он ненадого заболел из-за сырой погоды. Хотя в целом кампания оказалась неуспешной, армия герцога Йоркского возвратилась домой в 1795 году, но Уэлсли получил несколько ценных уроков, включая ведение непрерывного огня против наступающих колонн противника и использование поддержки флота. Он сделал вывод, что многие из просчётов кампании были сделаны по вине ошибок командования и плохой организационной работы в штаб-квартирах. Позднее он заметил, что время, проведённое в Нидерландах «по крайней мере, научило меня тому, чего не надо делать и это навсегда осталось ценным уроком».

Вернувшись в Англию в марте 1795 года, Уэлсли был переизбран депутатом парламента в Триме на второй срок. Он надеялся получить в новом ирландском правительстве пост военного секретаря, однако новый лорд-лейтенант, лорд Кэмден, предложил ему только должность генерального инспектора в Палате вооружений (Board of Ordnance). Отказавшись от такого назначения, он вернулся в свой полк, который в Саутгемптоне готовился к отплытию в Вест-Индию. После семи недель, проведённых в море, шторм вынудил флот вернуться в Пул, на юге Англии. Полку дали время привести себя в порядок и через несколько месяцев в Уайтхолле решили отправить полк в Индию. Уэлсли 3 мая 1796 года по старшинству дали звание полковника и через несколько недель вместе с полком отправили в Калькутту.

Уэлсли принял участие в неудачном англо-русском походе на север Германии, дойдя со своей бригадой до Эльбы. По возвращении Уэлсли ждали хорошие новости: благодаря его новому званию и статусу, семья Китти Пэкинхэм дала разрешение на брак с ней. Артур и Китти поженились 10 апреля 1806 года в Дублине. Брак впоследствии оказался неудачным, и оба долгие годы жили порознь, пока Уэлсли участвовал в войнах. В январе 1806 года Уэлсли был избран в нижнюю палату Парламент от городка Рай (Восточный Суссекс) как кандидат от тори и надолго удалился из армии.

В 1807 году избирался от городов Трэли, Митчелл, и, наконец, Ньюпорт на острове Уайт на юге Англии, депутатом от которого он был в 1807-1809 гг. Затем в том же 1807 году назначен статс-секретарём по делам Ирландии и одновременно стал членом Тайного совета Великобритании. Будучи в Ирландии, он дал устное обещание, что существующие карательные законы, направленные против католиков, будут применяться очень сдержанно. Возможно, это указывает на его намерение впоследствии поддержать эмансипацию католиков.

25 апреля 1808 года получил звание генерал-лейтенанта. В июне 1808 года Уэлсли принял командование над экспедиционным корпусом в 9000 человек, которые предполагалось направить в испанские колонии в Южной Америке в помощь латиноамериканскому революционеру Франсиско Миранде. Однако вместо этого его корпус отправили в Португалию, где они должны были соединиться с 5000 солдат, направленных с Гибралтара.

Завершив все приготовления, армия отправилась из Корка 12 июля 1808 года, чтобы сражаться против французов на Пиренейском полуострове. По мнению историка Робина Нейландса (Нилланса), «Уэлсли к тому времени уже приобрёл тот опыт, на котором основаны его последующие победы. Он знал про управление войсками от самых низов до верха, про важность тыла и снабжения, про ведение боевых действий во враждебном окружении. Он имел политический вес и осознавал важность поддержки из метрополии. Главное — он понял, как, ставя достижимые цели и полагаясь на свои силы и средства, нужно вести и выигрывать военные кампании».

Уэлсли разбил французов в сражении при Ролисе и в Битве при Вимейру в 1808 году, но был смещён с командования сразу после Вимейру. Генерал Хью Далримпл подписал странную Конвенцию в Синтре, согласно которой британский Королевский флот обязался вывезти французскую армию из Лиссабона со всей её добычей, и настоял на присоединении к Конвенции единственного члена правительства — Уэлсли. Тот сохранял пост статс-секретаря по делам Ирландии, равный министерскому. В самой Великобритании Конвенцию сочли позором. Далримпл и Уэлсли были отозваны в Англию, чтобы предстать перед следственной комиссией. Уэлсли согласился подписать предварительное перемирие, но конвенцию не подписывал и был в итоге оправдан.

Тем временем Наполеон сам вторгся в Испанию со своими ветеранами, чтобы подавить восстание. Новый командующий английскими войсками на Иберийском полуострове Джон Мур погиб в битве при Ла-Корунье в январе 1809 года.

Хотя в целом война с французами на континенте складывалась не в пользу англичан, пиренейский театр военных действий стал единственным местом, где англичане в союзе с португальцами оказывали серьёзное сопротивление французам и их союзникам. Новая экспедиция, отправленная в Голландию, потерпела катастрофу из-за просчётов в организации, типичных для Британии того времени. Уэлсли направил меморандум военному министру лорду Каслри по поводу обороны Португалии. В меморандуме он подчеркнул важность гористых границ Португалии и обосновал выбор Лиссабона в качестве главной базы войск, поскольку английский флот сможет помочь защитить его. Каслри и кабинет министров одобрили документ и назначили Уэлсли командующим всех британских экспедиционных сил в Португалии.

Уэлсли прибыл в Лиссабон 22 апреля 1809 года на борту бывшего французского фрегата «Сюрвейянт», едва избежав кораблекрушения. Получив подкрепления, он перешёл в наступление. Во второй битве при Порту он, используя внезапность и быстроту, пересёк реку Дуэро 12 мая днём и вытеснил войска маршала Сульта из города Порту.

Обеспечив безопасность Португалии, Уэлсли вторгся в Испанию, чтобы соединиться с силами генерала Грегорио де ла Куэста. Объединённые силы готовились 23 июля 1809 года атаковать первый корпус маршала Виктора при Талавере. Но Куэста согласился на операцию с неохотой и убедил отложить наступление на день. Задержка позволила французам отойти. Куэста опрометчиво послал свою армию вслед за Виктором и очутился лицом к лицу с практически всей французской армией в Новой Кастилии — Виктор присоединил к своим войскам гарнизоны Толедо и Мадрида. Испанцы стремительно отступили, две британских дивизии наступали, чтобы прикрыть их отход.

На следующий день, 27 июля, в битве при Талавере французы пошли в наступление тремя колоннами. Уэлсли отразил все атаки в этот и последующий дни, но с тяжёлыми потерями для своей армии. Вскоре выяснилось, что после сражения Сульт двинулся на юг, угрожая отрезать англичан от Португалии. 3 августа Уэлсли двинулся на восток, чтобы остановить Сульта, оставив 1500 раненых на попечение испанцев. Однако выяснилось, что силы французов составляют 30 тысяч человек и Уэлсли приказал лёгкой кавалерийской бригаде мчаться изо всех сил и захватить мост через реку Тахо у Альмараса до подхода французов. Обезопасив коммуникации и снабжение с Лиссабоном, Уэлсли решил вновь соединиться с Куэстой. Однако выяснилось, что испанцы оставили раненых англичан французам и выказали себя совсем ненадёжными людьми, обещая и затем отказываясь снабжать британские войска, вызывая раздражение у Уэлсли и сея недовольство между английскими и испанскими союзниками. Недостаток снабжения вкупе с угрозой прибытия весной новых французских войск (включая возможное появление самого Наполеона) заставили англичан отступить в Португалию.

В 1809 году Артур Уэлсли получает титул виконта Веллингтон.

В 1810 году в Португалию вторглась новая большая французская армия под командованием маршала Андрэ Массена. Что в Англии, что в английской экспедиционной армии настрой был пессимистичным: все считали, что из Португалии войска придётся эвакуировать. Вместо этого Веллингтон задержал французов в битве при Буссако. Затем он укрепил полуостров, на котором находится Лиссабон, соорудив массивные земляные укрепления, так называемые линии Торриш-Ведраш. Их возвели в глубокой тайне, а их фланги защищал Королевский флот. Наступавшая французская армия упёрлась в глухую оборону, в войсках начался голод и через шесть месяцев они были вынуждены отступить. Преследование, организованное англичанами, было расстроено серией контратак французского арьергарда под командованием маршала Нея.

В 1811 году Массена вновь отправился в Португалию, чтобы освободить Альмейду; Веллингтон едва сумел остановить французов в битве при Фуэнтес-де-Оньоро 3-6 мая. 16 мая его подчинённый, виконт Бересфорд сразился с «армией Юга Франции» под командованием Сульта. Сражение при Альбуэре стало кровавым для обеих сторон, но не принесло никому решительной победы. Веллингтон 31 июля за свои заслуги получил чин полного генерала. Французы сняли осаду Альмейды и ускользнули от преследования английских войск, однако удержали в своих руках испанские крепости Сьюдад-Родриго и Бадахос, «ключи» к дорогам через горные перевалы в Португалию. За боевые заслуги в Португалии Уэлсли был причислен к португальской знати с пожалованием титула графа Вимейру.

В январе 1812 года Веллингтон захватил Сьюдад-Родриго, воспользовавшись тем, что основные силы французов ушли на зимние квартиры. Чтобы гарнизон крепости не успел получить помощь, англо-португальская армия произвела штурм крепости в довольно короткий срок. Затем войска переместились южнее, осадили Бадахос 16 марта и после почти месяца боёв захватили эту крепость ночным штурмом с большими потерями. Увидев итоги кровавой резни у брешей крепости, Веллингтон потерял обычное хладнокровие и плакал.

Теперь его армия состояла из британских солдат-ветеранов, усиленных прошедшими переобучение подразделениями португальской армии. Направившись в Испанию, он разбил французов в битве при Саламанке, воспользовавшись промахами в манёврах последних. Сражение позволило освободить Мадрид. В награду его сделали графом и затем маркизом Веллингтоном и назначили командующим всеми союзными силами в Испании. Веллингтон попытался взять крайне важную крепость Бургос, которая связывала Мадрид с Францией. Однако неудача, вызванная в первую очередь, недостатком осадных орудий, заставила его стремглав отступить, потеряв более 2000 человек убитыми.

Французы покинули Андалусию, а маршалы Сульт и Мармон объединили свои войска. Объединившись, французы численно превзошли англичан, поставив последних в опасное положение. Веллингтон отвёл свою армию, соединился с меньшим корпусом под командованием Роланда Хилла и начал отступать в Португалию. Маршал Сульт уклонился от атаки.

В 1812 году Уэлсли был дарованы португальские титулы маркиза Торриш-Ведрашского и герцога да Витория («герцог Победы»), декретами от имени королевы Марии, за заслуги перед народом Португалии. Это был единственный раз, когда иностранец получил наследный титул португальского герцога.

В 1813 году Веллингтон пошёл в новое наступление, на этот раз против линий коммуникаций французов. Он прошёл сквозь возвышенности, регион Траз-уж-Монтиш к северу от Бургоса и перевёл свою линию снабжения с Португалии на испанский северный порт Сантандер. Это вынудило французов оставить и Мадрид, и Бургос. Продолжая идти во фланг французским линиям, Веллингтон догнал и разгромил армию короля Жозефа Бонапарта в битве при Витории. Благодаря этой победе он получил чин английского фельдмаршала. Он лично вёл колонну на центр французов, а другие колонны, возглавлявшиеся Томасом Грэмом, Роландом Хиллом и Джорджем Рамсеем, графом Далхузи, обошли французов справа и слева. Эта битва вдохновила Бетховена создать опус 91 «Победа Веллингтона». Британские войска покинули строй, чтобы грабить брошенные французами повозки вместо того, чтобы преследовать разбитого врага. Ввиду такого вопиющего нарушения дисциплины взбешённый Веллингтон написал известное донесение министру обороны и колоний графу Генри Батерсту: «Мы имеем отбросы Земли в качестве обычных солдат».

Однако позже, когда его гнев остыл, он дополнил свой комментарий похвалой своим солдатам, сказав, что хотя многие из людей были «земными отбросами, но это поистине поразительно, что мы делаем из них таких прекрасных парней, какими они становятся».

После взятия небольшой крепости Памплона Веллингтон окружил крепость Сан-Себастьян. Однако французский гарнизон оказался неожиданно стойким и отразил попытку штурма. Союзники потеряли 693 убитыми и 316 захваченными в плен и приостановили осаду в конце июля. Сульт попытался деблокировать крепость, но испанская Галисийская армия отразила эту попытку в битве при Сан-Марсиале, близ Ируна. После этого союзники смогли объединить свои позиции и сузить кольцо вокруг Сан-Себастьяна, который пал в сентябре, несмотря на деятельную оборону. Затем Веллингтон заставил деморализованную и сильно потрёпанную армию Сульта отступать с боями во Францию. Путь отмечен Пиренейской битвой,, битвой при Бидассоа, битвой у реки Нивель. Армия Веллингтона начала вторжение в южную Францию, выиграв битвы у реки Нив и при Ортезе. Последним сражением Веллингтона и Сульта стала битва при Тулузе, в которой союзники понесли тяжёлые потери при штурме французских редутов, потеряв 4 600 солдат. Несмотря на победу, пришли известия об отречении Наполеона и Сульт, не видя причин продолжать сражение, договорился с Веллингтоном о прекращении огня и покинул город.

За подвиги свои Веллингтон был щедро награждён английским правительством: принц-регент пожаловал ему титул герцога (его потомки носят этот титул до сих пор), а парламент назначил 300 тыс. фунтов стерлингов на покупку имения. Поскольку свежеиспечённый герцог, а прежде — виконт, граф и маркиз Веллингтон — не появлялся в Англии до окончания Пиренейской войны, он был награждён всеми патентами на титулы в течение одной уникальной, длившейся весь день церемонии. Хотя Уэлсли почти шесть лет сражался за то, чтобы очистить от французов Испанию и свергнуть с трона Жозефа Бонапарта, его заслуги получили недостаточное признание в этой стране: в той истории, которая преподаётся в испанских школах, вклад Веллингтона и его английских и португальских солдат минимален. Он получил испанский титул герцога де Сьюдад-Родриго, а Фердинанд VII позволил ему оставить у себя часть предметов искусств из королевской коллекции, которые он отбил у французов. В монументе, посвящённом победе при Витории присутствует большая фигура Веллингтона на коне.

В Британии он был популярен благодаря не только своим военным победам, но и своему образу и наружности. Его победы совпали по времени с расцветом Романтизма с присущим ему вниманием к личности человека. Стиль одежды герцога повлиял на моду в Британии: высокий стройный силуэт, чёрная шляпа с плюмажем, роскошный и одновременно строгий мундир и белые брюки стали очень популярными.

Его назначили послом во Францию. Затем он заменил лорда Каслрея в качестве полномочного представителя Великобритании на Венском конгрессе, где он стойко защищал позиции Франции в послевоенном балансе сил в Европе. При реформировании ордена Бани 2 января 1815 года Веллингтон вместо ранга рядового рыцаря ордена получил ранг кавалера Большого креста.

26 февраля 1815 года Наполеон бежал с Эльбы и вернулся во Францию. В мае он вернул себе контроль над страной и столкнулся с новой, седьмой коалицией против себя. Веллингтон уехал из Вены в Бельгию, чтобы взять на себя командование англо-немецкой армией и голландско-бельгийскими союзниками. Неподалёку располагалась прусская армия Гебхарда Леберехта фон Блюхера.

План Наполеона заключался в том, чтобы отрезать союзную и прусскую армию друг от друга и разбить их поодиночке ещё до того, как прибудут австрийские и русские войска. Только так французы имели шанс совладать с подавляющим численным превосходством войск коалиции. После победы Наполеон стал бы искать возможности заключить мир с Австрией и Россией.

Французские войска вторглись в Бельгию, разбили пруссаков при Линьи, а в битве при Катр-Бра не дали Веллингтону прийти на выручку к пруссакам. Эти события вынудили англичан с союзниками отступить к возвышенности у деревушки Мон Сен-Жан (англ.)русск. на дороге на Брюссель, к югу от Ватерлоо. 17 июня начался проливной дождь, который замедлил движение. На следующий день произошла битва при Ватерлоо. Веллингтон впервые сражался против Наполеона. Герцог руководил англо-голландско-немецкой армией, численностью приблизительно 73 000 человек, 26 тысяч (36%) из которых были британцами.

Битва при Ватерлоо началась с отвлекающей атаки французской дивизии на укреплённое шато Угумон. После огневого налёта из 80 орудий первым бросился в атаку I французский корпус графа д’Эрлона. Воины д’Эрлона ударили в центр противника и союзные войска, располагавшиеся перед возвышенностью, в беспорядке отступили на главную позицию. Затем корпус д’Эрлона штурмовал самую укреплённую позицию союзников, Ла-Э-Сент, но безуспешно. Дивизия союзников под командованием генерал-лейтенанта Томаса Пиктона встретила остатки корпуса д’Эрлона лицом к лицу, произошла перестрелка на близком расстоянии, в которой Пиктон погиб. Во время этой схватки граф Аксбридж повёл две свои кавалерийские бригады на врага, захватил французскую пехоту врасплох, оттеснил её к подножию склона и взял два французских имперских орла. Тем не менее, атакующие переоценили свои силы. Наполеон бросил на них свежие кавалерийские части, которые нанесли англичанам огромные потери и оттеснили их обратно.

Незадолго до 16:00 маршал Ней заметил явный массовый отход в центре прозиций Веллингтона. Он принял эвакуацию убитых и раненых в тыл за начало отступления и принял решение воспользоваться этим. Сам Ней в это время имел небольшие пехотные резервы на левом фланге, поскольку большинство пехоты было либо направлено на бесполезную атаку шато Угумон, либо защищали правый фланг. Поэтому Ней решил прорвать центр Веллингтона атакой одних кавалеристов.

Около 16:30 прибыл первый прусский IV корпус под командованием Фридриха Бюлова. Корпус прибыл в тот момент, когда атака французских кавалеристов была в самом разгаре. Бюлов направил 15 бригаду на соединение с левым флангом Веллингтона в районе Frichermont-La Haie, а конная батарея бригады и приданная бригаде артиллерия разворачивалась для поддержки на свой левый фланг. Наполеон отправил графа Лобау со своим корпусом перехватить оставшуюся часть IV корпуса Бюлова, направлявшуюся в деревню Планшенуа. 15-я бригада заставила отступить корпус Лобау в направлении Планшенуа. 16-я бригада фон Хиллера также наступала шестью батальонами на Планшенуа. Наполеон послал все восемь батальонов Молодой гвардии на подкрепление к Лобау, который теперь оказался в сильно стеснённом положении. Молодая гвардия контратаковала и, после ожесточённой стрельбы, защитила Планшенуа, но их самих контратаковали и вытеснили. Наполеону пришлось отправить два батальона Старой гвардии в Планшенуа и после беспощадной борьбы они вновь захватили деревню.

Французская кавалерия атаковывала каре британской пехоты много раз, всегда с большими потерями для французов, но с небольшими — для англичан. Ней сам был сброшен с лошади четыре раза. В конце концов стало очевидным даже для Нея, что с одной кавалерией многого не добьёшься. С опозданием он организовал совместную атаку пехоты и кавалерии, используя дивизию Башелю и полковнику Тиссо из дивизии Фуа (оба подразделения II корпуса Рея) и то, что осталось боеспособным из французской кавалерии. Эта атака была направлена практически по тому же маршруту, что и предыдущие атаки тяжёлой кавалерии.

Между тем примерно в это же время, когда Ней объединёнными усилиями штурмовал центр и правый фланг позиции Веллингтона, Наполеон отдал Нею приказ захватить Ла-Э-Сант во что бы то ни стало. Ней сделал это с тем, что осталось от корпуса д’Эрлона вскоре после 18:00. Затем Ней передвинул конную артиллерию вверх поближе к центру Веллингтона и начал крушить его пехотные каре картечью с близкой дистанции. Всё это просто уничтожило 27-й (Inniskilling) полк, а 30-й и 73-й полки понесли настолько тяжёлые потери, что их пришлось объединить, чтобы построить жизнеспособные каре. Центр Веллингтона сейчас был на грани краха и был уязвим для атак французов. К счастью для Веллингтона, подоспели прусские корпуса Пирха I-го и Цитена. Корпус Цитена позволил двум свежим кавалерийским бригадам Вивиана и Ванделера с края левого фланга Веллингтона переместиться и встать позади обезлюдевшего центра. Корпус Пирха последовал на подкрепление Бюлова и вместе они отбили Планшенуа и вновь дорога на Шарлеруа стала простреливаться прусскими пушечными ядрами. Ценность полученного подкрепления в тот критический момент боя было трудно переоценить.

Французская армия теперь ожесточённо атаковала коалиционные войска по всему фронту. Наивысшей точкой стал момент, когда Наполеон в 19:30 отправил в атаку Императорскую гвардию. Атака Императорской гвардии состояла из пяти батальонов Средней гвардии, но не гренадёров или шассёров Старой гвардии. Маршируя сквозь град картечи и огонь стрелков, сильно поредев, около 3 000 гвардейцев достигли западной части Ла-Э-Сент и разделились на три атакующие группы. Одна, состоявшая из двух батальонов гренадёров, разгромила первую линию коалиции и пошла дальше. Против них была отправлена сравнительно свежая нидерландская дивизия во главе с генерал-лейтенантом Шассе, а артиллерия союзников ударила во фланг французским гренадёрам. Это не смогло остановить наступление гвардии, Шассе приказал своей первой бригаде пойти в штыковую против численно превосходящих французов, что, наконец-таки смогло остановить французские колонны.

Западнее 1500 солдат британской гвардейской пехоты под командованием генерал-майора Перегрина Мейтленда укрылись на земле, ища защиты от французской артиллерии. Как только появились два батальона шассёров, второй группы Императорской гвардии, гвардейцы Мейтленда встали и встретили их залпами практически в упор. Шассёры развернулись для контратаки, но начали колебаться. Штыковая атака гвардейцев отбросила их. Но на подмогу прибыла третья группа, свежий батальон шассёров. Британские гвардейцы отступили, преследуемые шассёрами, но последних остановил 52-й лёгкий пехотный полк, который развернулся во фланг французам, открыл губительный огонь по ним, а затем бросился в атаку. Под стремительным натиском ряды французов были сломлены.

Остатки Императорской гвардии бежали. По французским линиям распространялась паника вместе с оглушительной новостью: «La Garde recule. Sauve qui peut!» («Гвардия отступает. Спасайся, кто может!») Веллингтон поднялся на стременах своей лошади по кличке «Копенгаген» и стал размахивать своей шляпой. Это был условный знак перехода в наступление всей линии войск союзников, в то время как пруссаки уже захватили французские позиции на востоке. Французская армия бежала с поля боя в беспорядке. Веллингтон и Блюхер встретились в постоялом дворе Бель-Альянс на дороге, которая пересекала поле боя с севера на юг, и договорились, что пруссаки должны преследовать отступающую французскую армию назад, во Францию.

20 ноября 1815 года был подписан 2-й Парижский мир. По заключении мира Веллингтон был назначен главным начальником союзных войск во Франции и оставался там до конца оккупации.

По возвращении на родину Веллингтон вновь вернулся в политику. 26 декабря 1818 года его назначили на должность генерал-фельдцейхмейстера, главы Палаты вооружений (Board of Ordnance) в правительстве тори лорда Ливерпула. Палата вооружений отвечала за боеприпасы, вооружение, снаряжение и военные материалы для британской армии и королевского флота. Также в её зону ответственности входил транспорт для орудий, забота о прибрежных крепостях, управление артиллерийскими и инженерными войсками и выпуск военных карт. Кроме того, 9 октября 1819 года Веллингтон стал губернатором Плимута.

В 1818 и 1822 годах он принимал участие в конгрессах Аахенском и Веронском; в 1826 году был послан в Россию для поздравления императора Николая с восшествием на престол.

В 1827 году герцог становится главнокомандующим британской армией (22 января), констеблем Тауэра (5 февраля), а в апреле назначается новый генерал-фельдцехмейстер — соратник по Ватерлоо граф Аксбридж.

Веллингтон наряду с будущим впоследствии премьер-министром Робертом Пилем был в числе увеличивающих своё влияние членов партии тори. В 1828 году он ушёл с поста главнокомандующего и 22 января стал премьер-министром Великобритании. Роберт Пиль, бывший его долгосрочным союзником, становится секретарём по внутренним делам (министр внутренних дел).

Первые семь месяцев своего премьерства он не жил в своей официально резиденции на Даунинг-стрит, 10, находя её слишком тесной. Веллингтон переехал в резиденцию только потому, что его дом, Эпсли-хаус, подлежал большому ремонту и перестройке. На посту премьера он весьма способствовал основанию Кингс-колледжа. 20 января 1829 года Веллингтон был назначен Лордом-хранителем Пяти портов — должность по большей части церемониальную. Веллингтон оставался на консервативных позициях и опасался, что анархия французской революции может распространиться по Европе.

Прозвище «Железный герцог» появилось в период, когда Веллингтон был крайне непопулярен и как личность, и как политик. В июле 1830 года так, с оттенком неодобрения, его называли на страницах ирландской газеты «Фримен джорнел» за твёрдую позицию в политике. В сентябре 1830 года Веллингтона встретил враждебный приём толпы на открытии железной дороги Ливерпуль — Манчестер.

Закон о пиве 1830 года отменил все налоги на него и позволил гражданам открывать пивные пабы (от англ. public house, общественный дом) без особого разрешения, не покупая лицензии.

Летом и осенью 1830 года года страну захватили восстания крестьян-луддитов, разбивавших молотилки — крестьянское движение «Свинг». Давно не было правительства, состоявшего целиков из вигов и те считали, что ключом к власти будут реформы в ответ на требования недовольных. Веллингтон придерживался политики тори: нет реформам и нет расширению избирательного права и в результате 15 ноября 1830 года в парламенте его правительству был вынесен вотум недоверия.

Впечатление, произведённое французской июльской революцией, и вступление на английский престол Вильгельма IV повлекли за собой в ноябре 1830 году падение правительства Веллингтона.

Веллингтон отошёл от активной политической жизни в 1846 году, однако остался на посту главнокомандующего и в 1848 году ненадолго вновь оказался в центре внимания, когда помогал собрать войска, чтобы защитить Лондон от европейской революции.

Консервативная партия раскололась по вопросу отмены «хлебных законов» в 1846 году. Веллингтон и большинство бывших членов правительства поддерживали Роберта Пиля, но большая часть депутатов-консерваторов по главе с лордом Дерби была за то, чтобы оставить протекционистские пошлины. Хлебные законы парламент отменил.

В феврале 1852 года лорд Дерби возглавил новое правительство. 82-летний Веллингтон, к тому времени очень слабо слышаший, при зачитывании в Палате лордов списка новых министров, большинство из которых оказались в правительстве впервые, когда зачитывали новую фамилию, громко переспрашивал: «Кто? Кто?» Этот кабинет лорда Дерби так и получил прозвище «правительство Кто? Кто?».

31 августа 1850 года Веллингтон стал главным смотрителем Гайд-парка и Сент-Джеймсского парка. Он также оставался главнокомандующим, губернатором Тауэра, лордом-хранителем пяти портов и канцлером Оксфордского университета (с 1834 года), а также полковником 33 пехотного полка (позднее названного полком герцога Веллингтона) (с 1 февраля 1806 года) и полковником гвардейского гренадерского полка (с 22 января 1827 года).

Китти, жена Веллингтона, умерла от рака в 1831 году. Несмотря на их в целом несчастливые отношения, Веллингтон был опечален её смертью. Он искал утешения в тёплых отношениях с мемуаристкой Гарриет Арбетнот, женой дипломата, коллеги по партии и друга самого Веллингтона Чарльза Арбетнота. Исследователи отрицают, что Гарриет была любовницей герцога. Смерть Гарриет во время эпидемии холеры в 1834 году стала большим ударом как для герцога, так и для её мужа. Два вдовца провели свои последние годы вместе в Эпсли-Хаусе.

Держась в стороне от партий, он действовал в качестве посредника, и сама королева Виктория обращалась к его советам в затруднительных вопросах. Веллингтон не был гениальным человеком, но обладал недюжинным умом, живым сознанием долга и, в особенности, непреклонной твёрдостью. Его прежняя непопулярность была забыта, и он пользовался любовью и уважением народа, когда его застигла смерть.

Веллингтон скончался 14 сентября 1852 года в возрасте 83 лет, от последствий удара, завершившегося серией эпилептических припадков.

Хотя при жизни он ненавидел путешествия по железной дороге (после того, как стал очевидцем гибели Уильяма Хаскиссона, ставшего жертвой первого железнодорожного инцидента), его тело отвезли на поезде в Лондон, где ему были устроены государственные похороны. Только немногие британцы удостаивались такой чести (среди них Горацио Нельсон, Уинстон Черчилль) и это были последние геральдические государственные похороны в Великобритании. Они прошли 18 ноября 1852 года. На похоронах было негде яблоку упасть из-за огромного количества народу, а необычайное восхваление Теннисоном в "Оде на смерть герцога Веллингтона" свидетельствует о его высочайшем статусе к моменту смерти. Его положили в саркофаг из лаксулянита (редкий вид гранита) в соборе св. Павла рядом с лордом Нельсоном.

Гроб Веллингтона был украшен специально сделанными к этому случаю флагами. Один из них был прусским, в первую мировую его убрали и не вернули потом.

После его смерти ирландские и английские газеты начали спор, родился ли Веллингтон ирландцем или англичанином. Во время жизни он открыто выражал неудовольствие, если его называли ирландцем.

Прозвища Веллингтона:

Самое известное прозвище Велингтона — «Железный герцог» — более связано с жёсткой политикой герцога, нежели с каким-то конкретным инцидентом. Оно часто употреблялось в газетах в качестве уничижительного. Однако оно стало более распространённым, когда в 1832 году на Эпсли-Хаус были установлены железные ставни (которые, как говорили, были способны выдержать мушкетную пулю), чтобы разъярённая толпа не могла бы разбить стёкла. Прозвище стало ещё более популярным после карикатур в журнале Панч, опубликованных в 1844-45 гг.

Кроме того, у Веллингтона были и другие прозвища:

Его офицеры звали его «The Beau» («Красавчик») за его манеру одеваться хорошо, или «The Peer» («Пэр»), когда он стал виконтом в 1809 году.
Испанские солдаты прозвали его «The Eagle» («Орёл»), а португальские — «Douro Douro» («Дуэро Дуэро»), после удачной переправы через эту реку у Порту в 1809 г., обеспечившую победу в битве. «Beau Douro» — Веллингтону показалось забавным, когда его так назвал Адольф Фредерик, полковник гвардейского Колдстримского полка.
«Sepoy General» («сипайский генерал») — так Уэлсли прозвал Наполеон, желая его уязвить за службу в Индии и выставить недостойным противником. Это прозвище употреблялось в официальной французской газете Le Moniteur Universel в целях пропаганды.
«The Beef» («Говядина») — существует теория, что блюдо "говядина по-веллингтоновски" якобы как-то связано с герцогом, однако с ней согласны далеко не все.

Кроме того, в английском языке резиновые сапоги называются «веллингтоновскими». Считается, что первоначально Веллингтон предложил вместо ботфортов кавалерийские сапоги из телячьей кожи с более длинным спереди голенищем, которые лучше защищают уязвимые голени всадников от пуль.




Герцог Веллингтон - афоризмы, цитаты, высказывания >>>