Штуки-Дрюки stuki-druki.com
Ищущий да обрящет:
*********

Катон - биография, информация, личная жизнь


Катон

Катон

Марк По́рций Като́н (лат. Marcus Porcius Cato, для различия с правнуком называемый также «Ста́рший», «Це́нзор», или «Цензо́рий»; 234—149 до н. э.) — древнеримский политик и писатель, известный как новатор римской литературы и консервативный борец против пороков и роскоши.

Происходил из незнатной плебейской семьи, возвысился в годы Второй Пунической войны под покровительством патрицианского семейства Валериев Флакков. Завоевал известность публичными выступлениями, в которых обличал засилье аристократии и всеобщий упадок морали. В 195 году до н. э. достиг консульства, в 184 году до н. э. стал цензором. В последней должности исключил некоторых своих противников из сената и из сословия всадников, а также провёл радикальные реформы, ограничившие траты римлян на предметы роскоши и оздоровившие государственный бюджет. В дальнейшем продолжал отстаивать свои взгляды, выступая в сенате и на форуме, но стал больше времени уделять литературной деятельности. На склоне лет Катон побывал в Карфагене, вновь набиравшем силу, и после возвращения стал решительно убеждать окружающих в необходимости уничтожения этого города; широко известно постоянно повторяемое им высказывание «Карфаген должен быть разрушен!». Умер вскоре после начала Третьей Пунической войны.

Его трактат «Земледелие» (или «О сельском хозяйстве») — самое древнее сохранившееся прозаическое произведение на латинском языке и важный источник по истории сельского хозяйства, экономики и быта. Дошедшее до наших дней во фрагментах сочинение «Нача́ла» — первое историческое сочинение на латинском языке в прозе. Другие его сочинения сохранились лишь в небольших отрывках.

Марк Порций Катон родился в 234 году до н. э. в Тускуле (в настоящее время возле древнего города находится коммуна Монте-Порцио-Катоне, или Гора Порция Катона). Из свидетельств Плутарха и Тита Ливия выводится другая дата — 239 год до н. э., однако некоторые свидетельства Плутарха противоречат сами себе, и современные исследователи рассматривают первую датировку в качестве почти безальтернативной.

Катон происходил из плебейского рода Порциев, родоначальник которого, по античной этимологии, занимался разведением свиней (лат. porcus — свинья). Относительно полного имени Катона у древних авторов есть разногласия. Когномен (третья часть имени) Cato, по сведениям Плутарха и Плиния Старшего, был дан ему при жизни за острый ум (эта этимология согласуется с римской традицией наделения людей когноменами по наиболее явным особенностям их характера и внешности). При этом наверняка вымышленной является версия, будто при рождении когноменом Катона было «Приск» (Priscus — «Древний»). Предки Катона неизвестны по имени, и потому точное время принятия когномена неизвестно. Цицерон упоминает ещё и прозвище (агномен — четвёртая часть имени) Sapiens («Мудрый»), якобы данное ему в старости. Известно и несколько других вариантов агноменов — «Цензор» (более правильная, но менее распространённая в литературе форма — «Цензорий», Censorius), «Старший» и «Оратор». М. Е. Грабарь-Пассек указывает, что четвёртая часть имени появилась позднее, когда в середине I века до н. э. его правнук и полный тёзка оказался одним из самых известных политиков своего времени, вследствие чего возникла потребность в различении двух Катонов. По другой версии, и номен Porcius, и когномен Cato — слова не из латинского, а из этрусского языка. По этническому происхождению род Порциев, по разным версиям, был либо коренным латинским, либо этрусским, либо сабинским.

Среди исследователей нет единства по вопросу о положении семейства Порциев к моменту рождения Марка, хотя все источники и современные авторы сходятся в том, что его семья не относилась к нобилитету — правящей элите Римской республики. Главный биограф Катона Плутарх ограничивается указаниями на древность рода и отсутствие прославленных предков. Он также упоминает о прадеде Марка, который служил в кавалерии, и в одной из войн под ним погибло пять лошадей (служба в кавалерии не была доступна беднякам).

Детство Катон провёл в Сабинской области, занимаясь сельским хозяйством в отцовском поместье (М. Е. Грабарь-Пассек полагает, что поместье находилось в Самнии). В 218 году до н. э. с нескольких побед Ганнибала началась Вторая Пуническая война, и Марк попал в действующую армию. Временем начала службы Катона считается 217 или 216 год до н. э. В битве при Каннах он почти наверняка не участвовал. Необычно рано, в 214 году до н. э., Катон достиг должности военного трибуна, хотя традиционно для занятия этой магистратуры требовался 5-летний или даже 10-летний военный опыт. Примерно до 210 года до н. э. Катон служил в Сицилии под руководством Марка Клавдия Марцелла.

Около 209 года до н. э. Катон служил под началом Квинта Фабия Максима Кунктатора. Плутарх относит к этому периоду его знакомство с учением пифагорейцев в Южной Италии. В. А. Квашнин относит к 207 году до н. э. второй военный трибунат Катона, хотя ранее автор классического сборника «Магистраты римской республики» Т. Броутон не обнаружил свидетельств о его повторном пребывании в должности в этом году. В этом году Катон служил в армии Гая Клавдия Нерона и участвовал в битве при Метавре. В условиях военного времени талантливый Катон получил возможность быстро возвыситься.

Традиционно Марка воспринимают как нового человека (homo novus), пробившегося исключительно благодаря собственным талантам, а не семейным знакомствам. Впрочем, Валерий Максим свидетельствует, что его отец имел связи в Риме. Возможно, родители Катона находились в хороших отношениях с другими ветвями рода Порциев, представители которых несколько раз были магистратами и которые могли помочь талантливому родственнику. Плутарх и Корнелий Непот сообщают, что молодому Катону покровительствовал сосед, Луций Валерий Флакк из влиятельной патрицианской семьи. При этом истоки их союза в источниках отражены недостаточно ясно. Плутарх начинает изложение биографии Катона не с участия в Пунической войне, а с защиты интересов сабинских крестьян в суде; Корнелий Непот говорит о посещениях римского форума (по совету Флакка) перед рассказом о Пунической войне. Однако более вероятно сближение Марка и Луция (по-видимому, они были ровесниками) в годы Второй Пунической войны. После битвы при Каннах, в которой погиб весь цвет римского нобилитета, выжившие аристократы покровительствовали талантливой незнатной молодёжи. Последние должны были восполнить потери римской элиты, занимая прежде недоступные высокие должности. Некоторые исследователи полагают, что около 210 года до н. э. Катон на некоторое время вернулся в свою усадьбу, где, в том числе, был принят у Флакков. Эта гипотеза отчасти объясняет непоследовательность хронологии у Корнелия Непота и Плутарха.

В 204 году до н. э. (по другой версии, в 205 году до н. э.) Марк стал квестором у полководца Публия Корнелия Сципиона, который готовился к вторжению в Африку. В Сицилии во время подготовки к переправе Катон поссорился со своим командующим. По версии Плутарха, Марк обвинил Сципиона в недостаточно серьёзном отношении к подготовке десанта и в чрезмерных тратах: по его словам, полководец много времени проводил в театрах, а солдат баловал щедрыми денежными раздачами. С этими обвинениями Катон якобы даже прибыл в Рим, хотя последнее утверждение явно вымышленное. По другому мнению, Плутарх не совсем точно передал содержание ссоры, причины которой, к тому же, лежали в разногласиях на внешнюю политику Рима между одним из покровителей Катона Фабием Максимом (другом Валериев Флакков) и Сципионом. Достоверно неизвестно, переправился ли Катон в Африку и участвовал ли он в битве при Заме: в историографии встречается весь спектр мнений по этому вопросу. В последние годы Второй Пунической войны Катон находился в Сардинии и вернулся в Рим не позднее 202 года до н. э., привезя с собой поэта Энния. В этом же году Катон выступил с речью по вопросу о нарушениях в процедуре избрания плебейских эдилов, что стало одним из его первых засвидетельствованных публичных выступлений.

В 199 году до н. э. Катон стал плебейским эдилом, а в следующем году — претором. Всю претуру Марк провёл в провинции Сардиния, занимаясь преимущественно административными вопросами.

Помимо освобождения провинции от содержания свиты наместника, Катон также изгнал с острова всех ростовщиков. Некоторые исследователи полагают, что именно после претуры, а не после квестуры, Катон привёз Энния в Рим.

Набиравшего известность публичными выступлениями и действиями в Сардинии Марка избрали консулом на 195 год до н. э., причём его коллегой стал покровитель и союзник Луций Валерий Флакк. Примерно в это же время в Риме разгорелась дискуссия вокруг закона Оппия (lex Oppia), проведённого в годы Второй Пунической войны в рамках политики строгой экономии. Этот указ ограничивал траты на роскошь для женщин: им запрещалось носить разноцветные одежды, владеть более чем половиной унции золота (14 грамм) и использовать повозки в столице не иначе, как в религиозных целях. Ливий сохранил речь Катона в поддержку сохранения закона Оппия (её аутентичность подвергается сомнению), но под нажимом знатных матрон и их мужей закон отменили.

Вскоре после вступления в должность Катон отправился в провинцию Ближняя Испания, где началось восстание иберов против римского владычества. Главный источник сведений об этой кампании — Тит Ливий — наверняка пользовался автобиографическими работами самого Катона и, в частности, речью De consulatu suo («О своём консульстве»). Помогали Катону в испанском походе его политические союзники: помощником стал Публий Манлий, а наместником Дальней Испании — претор Аппий Клавдий Нерон. В распоряжение Катона сенат передал 2 легиона, 800 всадников, 15 тысяч вспомогательных войск и 25 кораблей, и с учётом отрядов своих помощников он располагал крупными силами. После вторжения Катона в северо-восточную часть Пиренейского полуострова и битвы при Эмпории римляне предприняли несколько экспедиций для подчинения мятежных общин. Хотя сохранившиеся источники свидетельствуют скорее о победе Катона, некоторые исследователи (в частности, Т. А. Бобровникова) трактуют свидетельства Ливия как усугубление восстания иберов из-за жестокости Катона. Крайнее недовольство действиями Марка высказывал и Сципион. Именитый полководец стал консулом в 194 году до н. э. и требовал немедленного отзыва Катона из провинции, но сенаторы не поддержали его. Несмотря на возражения Сципиона, сенат всё же предоставил Катону право провести триумфальное шествие в Риме. По сообщению Плутарха, Катон якобы хвастался тем, что взял в Испании больше городов (около 400), чем провёл там дней. Значительную часть военной добычи Марк распределил между своими легионерами, хотя ранее он обвинял Сципиона в том, что его щедрые денежные раздачи солдатам развращают солдат. Его подарки — 270 ассов каждому легионеру — в то время считались очень крупными, и превосходили их только раздачи Сципиона своим солдатам при окончании Второй Пунической войны. Сам Катон, по собственному уверению, не взял ничего из добычи, хотя часть денег он наверняка отложил для строительства святилища Девы Виктории (Victoria Virgo) в Риме. Незадолго до возвращения в Италию Катон восстановил работу железных и серебряных шахт или организовал новые, благодаря чему доходы казны с провинции выросли.

После возвращения в столицу в 194 году до н. э. Катон, возможно, был легатом у Тита Семпрония Лонга в Цизальпийской Галлии, где сражался против бойев и лигуров. Другое свидетельство о деятельности Марка в 194—193 годах до н. э. — о войне во Фракии — не очень правдоподобно. В 191 году до н. э. Катон участвовал в Сирийской войне против Антиоха III в качестве военного трибуна (по другой версии, основанной на сведениях Ливия, он был легатом) в армии консула Мания Ацилия Глабриона. Исполняя поручения полководца, Катон посетил несколько греческих городов. В битве при Фермопилах Катон исполнил манёвр, предопределивший победу римлян над сирийскими войсками и их союзниками этолийцами. Ночью он повёл отборные войска на стратегически важные высоты, занятые этолийцами, и выбил их с холмов. После битвы Катон отправился в Рим, чтобы сообщить о победе.

После возвращения в Рим Катон часто выступал с речами в сенате, на форуме и в судах, осуждая по разным поводам политиков-нобилей. В римской истории было немало «новых людей», которые первыми в роду возвысились до консульства, но традиционно они старались слиться с нобилями, пользуясь покровительством одного из знатных семейств. Катон, сотрудничавший с Валериями Флакками, пошёл в наступление на аристократию, причём его мишенями становились преимущественно противники его покровителей (прежде всего Корнелии Сципионы и их союзники). Цицерон считает выбор могущественных врагов намеренным: по его мнению, Катон целенаправленно начал враждовать с влиятельными нобилями ради завоевания славы для своего рода. Другой мишенью Катона стали новые пороки, проникавшие в среду римской аристократии.

Через год после возвращения из Греции Катон принял участие в выборах цензоров на 189 год до н. э. Из шести кандидатов наибольшей популярностью пользовался Глабрион, недавно отпраздновавший триумф и раздавший римлянам множество подарков. Катон обвинил своего прежнего командующего в растрате добычи, нажитой на войне с Антиохом. Двое трибунов привлекли Глабриона к суду, а Катон стал свидетелем и указал на то, что некоторые золотые и серебряные сосуды, которые он видел в Греции, к моменту триумфального шествия исчезли. В ответ Глабрион привлёк к суду Марка за лжесвидетельство. Когда недавний триумфатор снял свою кандидатуру под нажимом Катона, обвинения против него были сняты. Впрочем, своими действиями против своего недавнего командира Марк мог оттолкнуть от себя избирателей, и цензорами были избраны другие люди. Благодаря решительной борьбе Катона с самыми влиятельными нобилями ряды его сторонников в сенате расширились. Среди них почти не было бывших консулов и представителей самых влиятельных семейств, а большинство составляли сенаторы, достигшие лишь должности претора или младших магистратур. Кроме того, Марка по-прежнему поддерживали Валерии Флакки и их союзники.

В 189 году до н. э. Катон вернулся в Грецию, куда его отправили в должности легата для участия в переговорах с этолийцами. В 186 году до н. э. Катон участвовал в преследовании приверженцев оргиастического культа Вакха, которых обвиняли в тайных ночных сборищах, поощрении разврата и массового пьянства, вследствие чего наблюдался всплеск преступности. Известны фрагменты из речи Катона «О заговоре» (De coniuratione), осуждавшей вакханалии.

Вскоре состоялись выборы цензоров на 184 год до н. э. — в отличие от других магистратур, цензоров выбирали не ежегодно, а обычно один раз в пять лет. Другие кандидаты по-своему готовились к голосованию: Луций Корнелий Сципион, брат Сципиона Африканского, именно сейчас исполнил давний обет об организации игр для народа; похожее мероприятие организовал Марк Фульвий Нобилиор. Всего на два цензорских места претендовали девять человек — пять патрициев и четыре плебея, включая Катона. К этому времени Марк считался весьма радикальным политиком, и его оппоненты в предвыборных речах обещали умеренную цензуру. Катон не стал отрицать свой радикализм, а напротив, убеждал народ в необходимости немедленного очищения нравов.

Катон добился избрания вместе с Луцием Валерием Флакком и немедленно приступил к осуществлению своей программы реформ, направленных на «оздоровление государства». Впрочем, свою цензуру Марк начал сведением старых счётов. Так, Катон исключил семерых сенаторов из списка членов этого органа, в их числе — Луций Квинкций Фламинин, брат известного полководца, и Манилий (или Манлий; по-видимому, сторонник Сципиона Африканского). Поводом для изгнания первого сенатора, по двум незначительно различающимся версиям, стала казнь галла в угоду своей любовнице или любовнику. Основанием для исключения Манилия и вовсе стало нарушение древнего обычая: он якобы поцеловал свою жену в присутствии своей дочери. Кроме того, принцепсом (сенатором, которому первому предоставлялось право высказывать своё мнение по рассматриваемым вопросам) вместо Тита Квинкция Фламинина Катон сделал своего коллегу и союзника Валерия Флакка. Затем цензоры провели смотр сословия всадников и исключили многих из них, включая Луция, брата Сципиона Африканского. Впрочем, существует предположение, что чистка всадников не носила политического характера, а преследовала исключительно военные цели. По мнению Д. Кинаста, Катон во время испанского похода 195 года до н. э. столкнулся с относительной слабостью римской кавалерии. Эта кампания, по мнению немецкого исследователя, выявила потребность в зачистке сословия всадников от римлян, которые по разным причинам не могли составить эффективную кавалерию. Многие из потерпевших от Катона принадлежали к нобилитету по рождению, и бесцеремонность цензуры стала, как замечает Н. Н. Трухина, «вопиющим нарушением неписаных привилегий знати». Вскоре цензоры проводили и перепись населения и имущества (ценз), которая также отличилась суровостью. В частности, Катон понижал в имущественном классе многих римлян, чьи имения не обрабатывались должным образом.

Наконец, цензор инициировал принятие новых законов, призванных ограничить траты на предметы роскоши и на домашних рабов с помощью резкого увеличения налогов, взимаемых во время каждого ценза. В результате, с одежды, повозок, женских украшений и домашней утвари, которые оценивались в 1500 денариев (в начале II века до н. э. эта сумма равнялась 15 000 ассов) и более, взимался такой же налог, как если бы они стоили в десять раз больше. Аналогичный метод взимания налогов применялся для всех рабов, купленных более чем за 1200 денариев, что ударяло прежде всего по владельцам домашней прислуги, но не по владельцам рабов в сельском хозяйстве и промышленности. Из свидетельств античных источников, редко освещавших экономические вопросы, принцип взимания налога неясен: либо налогом в десятикратном размере облагались те хозяйства, где всё имущество оценивалось более чем в 15 тысяч ассов (в этом случае под действие строгого налогообложения попадали не только богатые римляне, но и значительная часть «среднего класса»), либо налогами облагался каждый предмет в отдельности, и его платили только богачи за свои самые дорогие вещи. Кроме того, цензор, по свидетельству Плутарха, повысил обычный налог на имущество, однако Тит Ливий смешивает этот вид сборов и упомянутый налог на роскошь. В любом случае, принцип взимания налога на имущество также неясен.

Цензор приложил много усилий к уменьшению государственных расходов и повышению доходов. Во время цензуры он пересмотрел контракты для откупщиков налогов (публиканов) в сторону увеличения их взносов. Публиканы пожаловались на сокращавшего их прибыль Катона в сенате, но он всё равно заключил контракты на новых условиях, причём всех пожаловавшихся он не допустил к откупам. Государственные подряды на ремонт зданий Порций пересмотрел в сторону уменьшения выплачиваемых сумм, а все незаконно построенные здания на общественных землях (ager publicus) и нелегальные врезки в государственные водопроводы и акведуки приказал разрушить. Цензор вёл и активную строительную деятельность. В частности, на деньги, вырученные от перезаключения откупных контрактов, он заложил базилику на римском форуме (известна как базилика Порция), отремонтировал городскую канализацию и облицовал фонтаны камнем.

В 181 году до н. э. Катон поддержал принятие закона Бебия—Корнелия против нарушений во время выборов (lex Baebia—Cornelia de ambitu), который строго регламентировал раздачу подарков и организацию праздничных игр кандидатами в предвыборный период.

Хотя цензура закрепила известность Катона, из-за борьбы с нобилями он нажил немало врагов. По свидетельству Плиния Старшего, его 44 раза привлекали к суду, но ни разу не смогли осудить.

В зрелом возрасте Катон занялся расширением земельных владений, унаследованных от отца, путём покупки новых участков и организации там сельскохозяйственного производства. По мнению В. И. Кузищина, советы по выбору имения в начале трактата «О земледелии» основаны на личном опыте приобретения Катоном новых участков. По-видимому, владения Катона были не единой компактной латифундией, а рядом отдельных поместий и несколькими участками арендованной государственной земли (ager publicus). Площадь последних едва ли превышала традиционное ограничение в 500 югеров (125 гектаров). Кроме того, Плутарх сообщает о том, что к старости Катон стал заниматься ростовщичеством вопреки запрету на этот вид деятельности для сенаторов.

В 171 году до н. э. Катон вошёл в состав специальной комиссии по расследованию нарушений наместников в Испании — Марка Тициния, Публия Фурия Фила, Гая Матиена. Последние двое по итогам расследования и суда были осуждены за должностные преступления, а Марк Тициний — оправдан, причём Катон выступал в суде с речами как обвинитель. Хотя его суровые законы против роскоши были фактически отменены ещё при жизни Катона, он продолжал клеймить пороки современников. По-прежнему настороженно Катон относился к распространению в Риме греческой культуры (см. разделы «Теория упадка нравов» и «Катон и греческая культура»). Когда в 155 году до н. э. в Рим из Афин прибыло посольство во главе с философом Карнеадом, Катон требовал скорейшей отправки их на родину: якобы послы развращали римскую молодёжь греческой философией.

В конце 150-х годов (по разным версиям, в 153 либо в 152 году до н. э.) Катон отправился в Карфаген в составе посольства для арбитражного разрешения спора между Карфагеном и Нумидией о спорной территории. Включение в состав посольства столь заслуженного сенатора свидетельствовало о важности миссии. Приграничный спор не был улажен (карфагеняне отказались принять посредничество римлян), но послы воочию убедились, что новая, независимая внешняя политика Карфагена, имела серьёзный фундамент в виде восстановленной экономической мощи вражеской столицы. После возвращения в Рим Катон принялся активно лоббировать скорейшее начало войны с Карфагеном до полного разрушения этого города. Самым известным эпизодом этой кампании стала знаменитая фраза «Ceterum censeo Carthaginem esse delendam» («Кроме того, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен»), которую он повторял, высказываясь в сенате по любому вопросу. Главным оппонентом Марка по этому вопросу в сенате стал Сципион Назика Коркул, родственник и зять Сципиона Африканского.

В 150 году до н. э. Катон упоминается как авгур, но он наверняка вступил в эту жреческую коллегию раньше. Умер Катон в 149 году до н. э., вскоре после начала Третьей Пунической войны.

Вернувшись с фронтов Второй Пунической войны и занявшись политической деятельностью, Катон начал сочинять речи для публичных выступлений и одним из первых в Риме стал их публиковать. Цицерон знал о 150 речах Катона, но до наших дней сохранились небольшие фрагменты примерно 80 из них. В античную эпоху знали также и письма Марка.

После рождения первого сына Марк лично обучал его грамоте и для педагогических нужд составил историческое сочинение, написав его «крупными буквами». Впоследствии Катон познакомился со многими греческими сочинениями на разные темы и под их влиянием создал несколько серьёзных произведений. Всего их известно около восьми:

«Земледелие» (в оригинале — «О сельском хозяйстве», или De agri cultura; реже De re rustica) — сборник советов по управлению сельскохозяйственным имением. Труд сохранился до наших дней, и это самое раннее из известных в настоящее время прозаических произведений на латинском языке;
«Нача́ла» (Origines) — история Рима и Италии, первое прозаическое сочинение этого жанра на латинском языке. Сохранились фрагменты;
Сочинение энциклопедического характера для сына. Точное название неизвестно, условно обозначается как «К сыну» (Ad filium) или «К сыну Марку» (Ad Marcum filium);
«Поэма о нравах» (Carmen de moribus) — по-видимому, прозаический труд;
Лечебник;
«О военном деле» (De re militari);
Сочинение по праву (его существование подвергается сомнению);
Сборник изречений.




Катон - афоризмы, цитаты, высказывания >>>