Штуки-Дрюки stuki-druki.com
Ищущий да обрящет:
*********


10 мая 2015 на совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель президент России Владимир Путин заявил, что в пакте Риббентропа-Молотова "был смысл", а Польша "стала жертвой собственной политики".

По его словам, СССР был вынужден пойти на соглашение с нацистской Германией, чтобы "не допустить прямого столкновения".

"Смысл обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был", - подчеркнул Владимир Путин.

Он напомнил, что до этого, после подписания Мюнхенского соглашения Польша сама хотела аннексировать часть Чехии. "Получилось так, что после пакта Молотова-Риббентропа и раздела Польши она сама оказалась жертвой той политики, которую пыталась проводить в Европе", - заявил Путин.


Перед Второй мировой войной Польша была государством, не уступавшим в агрессивности гитлеровской Германии. Об этом в статье журналиста украинского еженедельника "2000" С. Лозунько, приводимой ниже.


Сергей Лозунько: Была ли Польша невинной жертвой?

«Англия, ведя за собой Францию, предлагает гарантировать целостность Польши — той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении Чехословацкого государства»

(У. Черчилль, «Вторая мировая война», М., 1997, т.1, стр. 163).

Традиционно на фоне празднования юбилеев Победы в Великой Отечественной войне в польских СМИ разворачивается истерия под общим названием «Польша — жертва преступной политики СССР». Подобного рода тезисы неизменно сопровождают и очередные годовщины подписания советско-германского договора от 23 августа 1939г. и последовавшего вскоре «четвертого раздела» Польши.

Безусловно, говорить, что кремлевское руководство вело себя в отношении Польши (как и ряда других «малых» стран), руководствуясь нормами высочайшей морали, не приходится (как, впрочем, те же США или Англия). Не вызывает сомнения, что Польша действительно пострадала в ходе событий 1939-го и последующих годов. Но была ли она НЕВИННОЙ жертвой? И есть ли основания предложить Варшаве, добивающейся-де «исторической правды» (вкупе с покаяниями), нестареющие слова: «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?»...

Древнегреческий историк Фукидид был прав, когда указывал: «Быть тираном несправедливо, но перестать им быть — крайне опасно».

Одним из итогов Первой мировой войны стало возрождение Польского государства на руинах Германской, Австро-Венгерской и Российской империй. Но обретя свободу и независимость, возрожденная Польша стала претендовать на свободу и независимость других народов. Тому способствовали нестабильная поствоенная политическая ситуация и один из главных принципов «Версальской системы», что устанавливали государства-победители, — разделение России и Германии сильной Польшей. И поляки начали захват территорий соседей по всем направлениям.

Уже в 1918-19 гг. к Польше «под шумок» отошла часть украинских, белорусских и литовских земель. Но это были крохи по сравнению с аппетитами Варшавы, открыто мечтавшей возродить Речь Посполитую в границах 1772 г. (до первого раздела).

С молчаливого согласия Франции и Англии Польша поднимала «национальные восстания» на сопредельных территориях, которые подкрепляла прямыми военными вторжениями.

С августа 1919-го польские войска стали регулярно осуществлять набеги в немецкую Верхнюю Силезию, сопровождая их провокациями вроде «национальных восстаний». В конце концов полякам подвернулся крайне удобный случай. Весной 1921го из-за недоразумений, связанных с выплатой репараций, союзники вошли в Дюссельдорф, Дуйсбург и др. Затем последовал ультиматум немцам с угрозой оккупации Рура. В Германии произошел правительственный кризис. Этим крайне благоприятным внешнеполитическим моментом и воспользовались поляки — 3 мая 1921 г. они военным путем начали очередной захват Верхней Силезии. Союзники предупредили Берлин, что вмешательство рейхсвера будет означать войну. В итоге к октябрю 1921 г. к Польше отошла значительная часть Верхней Силезии с 80% всей промышленности и основной частью угольных запасов.

8 декабря 1919 г. союзники предложили определить восточную госграницу Польши по этническому принципу — т. н. «линия Керзона». Пилсудский с этим не согласился. А спустя несколько месяцев — 25 апреля 1920 г. — польские войска без объявления войны начали агрессию на Восток. Результатом, как известно, стал Рижский договор, подписанный в 1921 г., по которому Варшава «оттяпала» часть украинских и белорусских земель.

колонии для Польши

В октябре 1920 г. Польша силой захватила Вильно и Виленскую область у Литвы, бесцеремонно нарушив Сувалкский договор (между Польшей и Литвой, согласно которому эти территории считались литовскими). Союзники и на это закрыли глаза, ибо настороженно относились к Литовскому государству, возрождение которого происходило при непосредственной поддержке Германии. Поэтому 15 марта 1923 г. конференция послов Англии, Франции, Италии и Японии признала право Польши на столицу Литвы Вильнюс и Вильнюсский край. Лишь Советский Союз заявил тогда о праве Литвы на Вильнюс...

Подобную «миролюбивую политику» Вторая Речь Посполита проводила вплоть до очередного своего краха осенью 1939-го.

Согласно Версальскому договору статус вольного города имел Данциг. Поляки же всеми силами пытались установить контроль над стратегически важным портом, регулярно устраивая провокации. Скажем, 15июня 1932 г. на рейд Данцига вошел польский эсминец «Вихер», и только осуждение Лиги наций вынудило поляков отказаться от силовых действий. 6 марта 1933г. в Данциге высадился польский десант. И лишь жалоба Германии опять же в Лигу наций заставила Варшаву отступить.

В течение всех 20—30 гг. Польша не оставляла намерений аннексировать Литву. Особо вдохновили Варшаву захватнические действия Гитлера в Австрии в марте 1938го. К слову, с фашистским режимом Гитлера польское руководство долгое время находилось в весьма теплых отношениях, заключив пакт о ненападении еще в 1934 г. Когда Гитлер 11—12 марта 1938-го осуществлял аншлюс Австрии, Варшава попыталась то же проделать с Литвой (которую именовали не иначе как «польская Австрия»). 15марта 1938 г. в Варшаве и Вильно прошли антилитовские демонстрации под общим лозунгом «Вперед на Ковно!» (на Каунас — тогдашнюю столицу Литвы). Литве был предъявлен ультиматум, а на литовской границе сосредоточено свыше 100тыс. польских войск. И только позиция СССР и Франции удержала Польшу от военного вторжения (Варшава ограничилась тем, что заставила Литву восстановить с ней дипломатические отношения, расторгнутые после захвата Вильно и Виленской области).

Но что соседние страны! Польша, мня себя «великой державой», мечтала об африканских колониях! «Жизненного пространства» не хватало! С начала 1937 г. поляки стали муссировать тему своей неудовлетворенности состоянием дел в решении колониальных вопросов. 18 апреля 1938 г. Польша широко праздновала День колоний, а само действо сопровождалось шовинистическими демонстрациями с требованием предоставить великой польской нации заморские колонии! В костелах отправляли торжественные службы по этому поводу. В кинотеатрах крутили фильмы на колониальную тему... Да что там! Даже за полгода до разгрома, когда над Польшей уже завис германский меч, Варшава требовала колоний. Так, 10 февраля 1939 г., когда в Гдыне на воду спускали новую подводную лодку «Орел», генерал Соснковский в спиче подчеркивал, как важен для страны флот в плане будущей обороны колониальных владений. А 11 марта 1939 г. в Польше опубликована целая программа по колониальному вопросу! В ней было прямо заявлено, что Польша-де, как и прочие великие европейские державы, должна иметь доступ к колониям...

Пилсудский и Геббельс

Надо полагать, не последнюю роль в разжигании польских аппетитов относительно заморских владений сыграла аннексия Варшавой в союзе с Гитлером территорий в Чехословакии, осуществленная несколькими месяцами ранее. За что Черчилль и назвал Польшу «гиеной».

Сколько произнесено возмущенных тирад по поводу известного выражения Молотова о Польше как «уродливом детище Версаля». Однако советский нарком всего лишь плагиатор. Еще раньше подобной образностью отличился Пилсудский, говоривший об «искусственно и уродливо созданной Чехословацкой Республике». Суть пассажа Пилсудского в том, что поляки претендовали на Тешинскую область. Свои планы Варшава осуществила благодаря Гитлеру.

14 января 1938 г. в ходе встречи с министром иностранных дел Польши Юзефом Беком Гитлер заявил, что «Чешское государство в его нынешнем виде невозможно сохранить, ибо оно представляет собой в результате гибельной политики чехов в Средней Европе небезопасное место — коммунистический очаг». Как было сказано в официальном польском отчете о встрече, «пан Бек горячо поддержал фюрера».

Когда Гитлер выдвигал претензии к Праге относительно Судетской области, он пытался доказать, что Чехословакия чуть ли не тюрьма народов, причем под ее игом-де томятся не только немцы, но и поляки. Соотвественно и Польша, координируя действия с Германией, требовала у Франции и Англии равного подхода к судетской и тешинской проблемам. Все это сопровождалось провокациями на границе и дипломатическими ультиматумами.

СССР, пытавшийся отстоять целостность Чехословакии, 23 сентября направил Варшаве протест. В ответ на это на польско-советской границе были организованы крупнейшие в истории Второй Речи Посполитой военные маневры, завершившиеся грандиозным 7-часовым парадом в Луцке, который принимал лично маршал Рыдз-Смиглы.

25 сентября 1938 г. в беседе со своим американским коллегой польский посол в Париже Лукасевич заявил: «Начинается религиозная война между фашизмом и большевизмом, и в случае оказания Советским Союзом помощи Чехословакии Польша готова к войне с СССР плечом к плечу с Германией. Польское правительство уверено в том, что в течение трех месяцев русские войска будут полностью разгромлены и Россия не будет более представлять собой даже подобия государства». 30 сентября Варшава послала официальный запрос в Берлин: может ли она рассчитывать на доброжелательную позицию Германии, если в результате предстоящего вторжения польских войск в Чехословакию возникнет вооруженный конфликт между Польшей и СССР? На следующий день польский посол в Берлине Липский писал в Варшаву о реакции на него Риббентропа: «В случае польско-советского конфликта правительство Германии займет по отношению к Польше позицию более чем доброжелательную». Аналогичный ответ был получен им и от Геринга: «В случае осложнений с Россией Польша может рассчитывать на самую эффективную помощь со стороны Германии».

В итоге преданная западными союзниками Прага вынуждена была согласиться с претензиями Польши и передать ей область, где проживали 80 тыс. поляков и 120 тыс. чехов. При этом главным приобретением поляков был промышленный потенциал захваченной территории — расположенные там предприятия давали в конце 1938г. почти половину чугуна и стали, производимых в Польше.

За этот свой «подвиг» Юзеф Бек был награжден орденом «Белого орла»! А «Газета Польска» 9 октября 1938-го пафосно писала: «...открытая перед нами дорога к державной (! — Авт.), руководящей (! — Авт.) роли в нашей части Европы (! — Авт.) требует в ближайшее время огромных усилий и разрешения неимоверно трудных задач»...

СССР в свою очередь мог с полным основанием считать Польшу самым враждебным государством из всех, с которыми непосредственно граничил. В ходе военного планирования в СССР в 30-е гг. предполагался конфликт с Польшей в союзе с Германией. Международный фонд «Демократия» в Москве выпустил в 1998 г. сборник документов «1941 год», в котором приводятся советские оперативные планы. Скажем, в плане 1938-го сплошь и рядом такого рода прогнозы: «...главные силы германской армии мы встретим, по всей вероятности, в районе Свенцяны — Молодечно — Гродно. Если будет немцами нарушен нейтралитет Латвии, то, возможно, что часть германских сил поведет наступление к северу от Двины. Барановичское направление будет занято поляками...»; «наиболее выгодным направлением главного удара будет проведение его по обоим берегам р. Немана с задачей разгрома сосредоточивающихся здесь германо-польских сил»; «Прорыв фронта противника позволит нам или развить операцию ударом по германской группировке на территории Литвы, или же нанести удар по Барановичской группировке поляков...». И т. д. и т. п... Т. е. война с «германо-польскими силами».

Война — продолжение политики. А какие цели мог бы ставить СССР в отношении своего врага — Польши?..

Нет, давайте по-другому: а какие цели ставила сама будущая жертва Польша в отношении своего соседа — СССР?

Так, в датированном декабрем 1938 г. докладе 2-го (разведывательного) отдела главного штаба Войска польского без обиняков указывалось: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке... Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться физически и духовно... Главная цель — ослабление и разгром России«.

28 декабря 1938 г. советник посольства Германии в Польше Р.Шелия «сверяет часы» с только что назначенным посланником Польши в Иране Я.Каршо-Седлевским. Вот выдержка из этой беседы: «Политическая перспектива для европейского Востока ясна. Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом... Для Польши лучше до конфликта совершенно определенно стать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на западе и политические цели Польши на востоке, прежде всего в Украине, могут быть обеспечены лишь путем заранее достигнутого польско-германского соглашения. Он, Каршо-Седлевский, подчинит свою деятельность в качестве польского посланника в Тегеране осуществлению этой великой восточной концепции, так как необходимо в конце концов убедить и побудить также персов и афганцев играть активную роль в будущей войне против Советов» («Год кризиса, 1938—1939: Документы и материалы», т.1., М., 1990. стр.162). Целая концепция!.. Или, к примеру, отрывок из беседы Риббентропа с Беком 26 января 1939 г.: «Г-н Бек не скрывал, что Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю» (там же, стр. 195). Или вот замминистра иностранных дел Польши граф Шембек 10 декабря 1938 г. направляет инструкцию польскому послу в Москве Гржибовскому: «Нам чрезвычайно трудно сохранять равновесие между Россией и Германией. Наши отношения с последней полностью основываются на концепции наиболее ответственных лиц Третьего рейха, которые утверждают, что в будущем конфликте между Германией и Россией Польша явится естественным союзником Германии»... Таких примеров из тайной дипломатии (ставших известными в основном благодаря разгрому Германии и захвату советскими войсками архивов) можно приводить массу.

Бек и Гитлер

Т. е. Польша преследовала двоякую цель: 1) разгром и расчленение СССР и 2) захват части территорий СССР.При этом вовсе не исключает союз с фашистской Германией (аннексировала же Польша чехословацкие территории в союзе с Гитлером).

Отсюда все тот же вопрос: какие цели должны были ставить в Москве по отношению к Польше? Как минимум те же, что и Польша по отношению к СССР, т. е. разгром и расчленение вражеского Польского государства!

Да и летом 1939-го, в преддверии неотвратимой большой войны, после отказа Польши участвовать в любых оборонительных союзах с СССР Москве ничего не оставалось, как отстаивать свои интересы любым путем.

Москва в 1939-м переиграла Варшаву (и не только ее), которая слишком понадеялась на западных союзников и переоценила собственные силы. 18 августа 1939 г. польский посол в Париже Ю.Лукасевич в беседе с министром иностранных дел Франции Ж.Бонне заявил, что «не немцы, а поляки ворвутся вглубь Германии в первые же дни войны!». «...Одетые в сталь и броню, ведомые Рыдзом-Смиглы, мы маршем пойдем на Рейн...», — распевали в Варшаве...

Польша мечтала о разгроме и расчленении СССР, захвате его территорий. А получила все то же, но по отношению к себе самой.

Благодаря событиям августа-сентября 1939-го СССР смог осуществить территориальные приобретения за счет Польши (а точнее — вернул то, что поляки отторгли у него двумя десятилетиями ранее), упрочил стратегические позиции.

До 17 сентября 1939-го в Белоруссии польско-советская граница проходила в 40км от Минска, в 140 км — от Витебска, в 120 км от Мозыря. После территориального переустройства осени 1939-го, расстояние от Минска до границы стало 360 км (ее отодвинули на 320 км), от Витебска — 450км (310), от Мозыря — 400 км (280).

В Виленской области граница проходила в 30 км от Полоцка. После переустройства — стало 500 км (470 км).

В Украине польская граница проходила в 30 км от Каменец-Подольского, в 40 км — от Новограда-Волынского, в 100 км — от Коростеня, в 50 км — от Проскурова, в 150 км — от Житомира. После переустройства: граница от Каменец-Подольского прошла в 300км (270), от Новограда-Волынского — в 240 км (200), от Коростеня — в 280 км (180), от Проскурова — в 320 км (270), от Житомира — в 400 км (250).

Летом 1941-го немцам пришлось с боями проходить эти дополнительные сотни километров — теряя технику, людей и, что самое главное, — драгоценное время. Ведь последнее было использовано для мобилизации, эвакуации населения и заводов, подготовки новых оборонительных рубежей.

Сейчас известно о катастрофе первых месяцев войны и стремительном продвижении немцев. Можно только представить, куда могли дойти фашисты и чем бы вообще  закончилась Великая Отечественная война, если б не было «буфера» из экс-польских территорий.

А так Минск немцы взяли через неделю. Полоцк — на 24-й день войны, Витебск — на 18-й, Мозырь — на 51-й. В Украине на линию Новоград-Волынский — Проскуров — Каменец-Подольский фашисты вышли на 17й — 18-й день войны. Бои под Коростенем длились до 53-го дня войны.




Сергей Лозунько - афоризмы, цитаты, высказывания >>>