лого Штуки-дрюки

Семён Гудзенко - биография, информация, личная жизнь

Семён Гудзенко

Семён Гудзенко

Семён Петрович Гудзенко (настоящее имя - Сарио). Родился 5 марта 1922 года в Киеве - умер 12 февраля 1953 года в Москве. Русский советский поэт и журналист, военный корреспондент.

Сарио Гудзенко, ставший известным как Семён Гудзенко, родился 5 марта 1922 года в Киеве в еврейской семье.

При рождении мать назвала его итальянским именем Сарио. Имя Семен он взял во время Великой Отечественной войны (по совету Ильи Эренбурга), когда стал печататься как поэт. После первых публикаций в прессе, он писал своей матери: «не пугайся, если встретишь стихи за подписью "Семён Гудзенко", - это я, так как Сарио не очень звучит в связи с Гудзенко. Надеюсь, ты не очень обидишься".

Отец - Пётр Константинович Гудзенко, инженер.

Мать - Ольга Исаевна (Исааковна) Гудзенко, учительница.

Дед - белоцерковский мещанин Кун Меерович Гудзенко.

Двоюродный брат - Михаил Александрович Рогинский (1931-2004), советский и французский художник.

Родители были родом из Белой Церкви, незадолго до рождения будущего поэта семья перебралась в Киев, где жили на улице Тарасовской в доме № 3.

Стихи писал с пяти лет. В 1929-м пошел в киевскую школу №45. Будучи школьником, посещал литературную студию Дворца пионеров. В 1937 году за стихи, написанные к столетию смерти Пушкина и опубликованные в мартовском номере журнала «Молодая гвардия», его наградили путевкой в Артек. Увлекался Маяковским, Багрицким, Тихоновым, Хлебникыв, Симоновым.

В 1939 году Семён Гудзенко поступил в МИФЛИ и переехал в Москву.

В 1941 году добровольцем ушёл на фронт, стал пулемётчиком в Отдельной мотострелковой бригаде особого назначения (ОМСБОН) - спецназе 1941 года. Омсбоновцев небольшими отрядами забрасывали на оккупированную территорию Калужской, Смоленской и Брянской областей. Переходили линию фронта на лыжах, пробирались глухими лесами, подрывали мосты, минировали шоссейные и железные дороги, забрасывали гранатами немецкие штабы. Гудзенко по штатному расписанию был пулеметчиком и не раз со своим «дегтярем» прикрывал отход товарищей. Матери писал: «Служу в войсках НКВД в Особом отряде». Командир вспоминал потом о Гудзенко: «Семен был первым номером ручного пулемета и командиром отделения. Гудзенко многим спас жизнь, не раз выручал своих товарищей».

В 1942 году был тяжело ранен в живот осколком мины. После госпиталя его признали негодным к строевой. С июня 1942-го он служит в редакции газеты ОМСБОНа «Победа за нами».

Семён Гудзенко во время войны

Семён Гудзенко во время войны

В 1943 году ОМСБОН переформировали, и Гудзенко перевели в газету 2-го Украинского фронта «Суворовский натиск». Освещал осаду и штурм Будапешта, где и встретил День Победы.

Как поэта Семена Гудзенко открыл Илья Эренбург весной 1941 года (воспоминания о творческом пути поэта есть в 7-й главе 5-й книги цикла «Люди, годы, жизнь»).

В своей книге Илья Эренбург вспоминал: «Это был один из первых весенних дней. Утром в дверь моей комнаты постучали. Я увидел высокого грустноглазого юношу в гимнастерке. Ко мне приходило много фронтовиков - просили написать о погибших товарищах, о подвигах роты, приносили отобранные у пленных тетрадки, спрашивали, почему затишье, и кто начнет наступать - мы или немцы. Я сказал юноше: «Садитесь!». Он сел и тотчас встал: «Я вам почитаю стихи». Я приготовился к очередному испытанию - кто тогда не сочинял стихов о танках, о фашистских зверствах, о Гастелло или о партизанах. Молодой человек читал очень громко, как будто он не в маленьком номере гостиницы, а на переднем крае, где ревут орудия. Я повторял: «Еще... еще...» Потом мне говорили: «Вы открыли поэта». Нет, в это утро Семен Гудзенко мне открыл многое из того, что я смутно чувствовал. А ему было всего 20 лет; он не знал, куда деть длинные руки, и сконфуженно улыбался. Одно из первых стихотворений, которое он мне прочитал, теперь хорошо известно («Перед атакой»)».

Первую книгу стихов выпустил в 1944 году.

Семён Гудзенко в 1945 году

12 мая 1945 года был награждён Орденом Отечественной войны II степени.

После окончания Великой Отечественной войны работал корреспондентом в военной газете. В последующие годы вышли его книги «Стихи и баллады» (1945), «После марша» (1947), «Закарпатские стихи» (1948), «Битва» (1948), «Поездка в Туву» (1949) «Дальний гарнизон. Поэма» (1953), «Новые края» (1953). «Дальний гарнизон» (1950) Наиболее значительными в творчестве Гудзенко являются его фронтовые стихи и баллады.

Прожил короткую жизнь, но оставил очень яркий след в литературе. Многие знают его строки: «Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели», «Когда на смерть идут, - поют, а перед этим можно плакать...», «Я был пехотой в поле чистом, в грязи окопной и в огне».

Награды Семена Гудзенко:

Орден Отечественной войны II степени;
Орден Красной Звезды (награжден приказом Вс 2-го Украинского фронта №: 128/н от: 14.05.1945 года за освешение штурма Будапешта в прессе);
Медаль «За оборону Москвы»;
Медаль «За трудовую доблесть»;
Медаль «Партизану Отечественной войны»;
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
Медаль «За взятие Вены»;
Медаль «За взятие Будапешта»;
Медаль «За освобождение Праги».

По воспоминаниям поэта Евгения Долматовского, последние месяцы жизни поэта - это был «новый подвиг, который по праву можно поставить рядом с подвигом Николая Островского, Александра Бойченко, Алексея Маресьева: прикованный к постели поэт, точно знающий о том, что его недуг смертелен, продолжал оставаться романтиком, солдатом и строителем. У его постели собирались друзья, чтобы говорить с ним не о недугах и лекарствах, а о борьбе вьетнамского народа за свою независимость, о строительстве на Волге и Днепре, о новых изобретениях и открытиях, и конечно, о стихах. В последние месяцы своей жизни Семен Гудзенко, уже не могший писать сам, продиктовал три стихотворения, которые, несомненно, войдут в золотой фонд советской поэзии».

Умер 12 февраля 1953 года в Институте нейрохирургии имени Н.Н. Бурденко. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

В 1962 изданы «Армейские записные книжки» Гудзенко. Походные и журналистские записи поэта стали историческими документами. Содержание записей чрезвычайно разнообразно. В этом разнообразии выделяются картины западных городов - Будапешта, Вены, Праги - в первые дни после их освобождения Советской. Армией и встречи в эти знаменательные дни конца 1944 - начала 1945 года со множеством людей, представителей разных военных специальностей и званий, с венграми, немцами, чехами.

В начале 1970-х годов режиссёр московского Театра на Таганке Юрий Любимов поставил спектакль «Павшие и живые». В этом спектакле Владимир Высоцкий, в частности, играл роли Гитлера и Семёна Гудзенко. В дальнейшем на своих выступлениях Высоцкий иногда читал стихи Гудзенко, также он давал достаточно высокие оценки военному творчеству поэта. Два стихотворения Семёна Гудзенко вошли в музыкально-поэтический цикл Высоцкого «Мой Гамлет», 1966-1978.

Владимир Высоцкий читает стихи Семена Гудзенко

В 2009 году в Малом зале санкт-петербургской Филармонии состоялась премьера кантаты на стихи поэтов-фронтовиков композитора Владиславы Малаховской. Кантата озаглавлена строчкой из «Моего поколения» Семёна Гудзенко - «Нас не нужно жалеть!». Два из шести номеров кантаты написаны на стихи Гудзенко - «Перед Атакой» и «Моё поколение».

В художественном фильме «Цыган» Будулай исполняет на гитаре песню, в которой звучат 3 четверостишия из сочинения Семёна Гудзенко «Мое поколение».

Нас не нужно жалеть - из к/ф "Цыган"

Личная жизнь Семена Гудзенко:

Жена - Лариса Алексеевна Жадова (1927-1981), советский искусствовед, историк искусства и дизайна, дочь советского военачальника Героя Советского Союза Алексея Жадова. Впоследствии (с 1957) - жена Константина Симонова.

В браке в 1951 году родилась дочь Екатерина Кирилловна Симонова-Гудзенко (урождённая Екатерина Семёновна Гудзенко). Она была удочерена Константином Симоновым и получила отчество по его паспортному имени Кирилл. По профессии - историк-японист, с 2003 года заведующая кафедрой истории и культуры Японии Института стран Азии и Африки при МГУ.

Екатерина - дочь Семёна Гудзенко

Екатерина дочь Семёна Гудзенко

Стихи Семена Гудзенко:

«Однополчане» (1944)
«Стихи и баллады» (1945)
«После марша» (1947)
«Битва» (1948)
«Закарпатские стихи» (1948)
«Поездка в Туву» (1949)
«Дальний гарнизон» (1950) поэма о буднях солдат на военной службе в Туркмении
«Новые края» (1953)
«Перед атакой»
«Могила пилота» (1966)

Мемуары Семена Гудзенко:

Гудзенко С. П. Армейские записные книжки. - М.: Советский писатель, 1962

Семен Гудзенко. Перед атакой

Когда на смерть идут - поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою -
час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв - и умирает друг.
И значит - смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед,
За мной одним идет охота.
Будь проклят сорок первый год -
ты, вмерзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв - и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий. А потом
глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь чужую.

Семен Гудзенко. Мое поколение

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
Мы пред нашим комбатом, как пред господом богом, чисты.
На живых порыжели от крови и глины шинели,
на могилах у мертвых расцвели голубые цветы.

Расцвели и опали... Проходит четвертая осень.
Наши матери плачут, и ровесницы молча грустят.
Мы не знали любви, не изведали счастья ремесел,
нам досталась на долю нелегкая участь солдат.

У погодков моих ни стихов, ни любви, ни покоя -
только сила и зависть. А когда мы вернемся с войны,
все долюбим сполна и напишем, ровесник, такое,
что отцами-солдатами будут гордится сыны.

Ну, а кто не вернется? Кому долюбить не придется?
Ну, а кто в сорок первом первою пулей сражен?
Зарыдает ровесница, мать на пороге забьется, -
у погодков моих ни стихов, ни покоя, ни жен.

Кто вернется - долюбит? Нет! Сердца на это не хватит,
и не надо погибшим, чтоб живые любили за них.
Нет мужчины в семье - нет детей, нет хозяина в хате.
Разве горю такому помогут рыданья живых?

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
Кто в атаку ходил, кто делился последним куском,
Тот поймет эту правду,- она к нам в окопы и щели
приходила поспорить ворчливым, охрипшим баском.

Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают
эту взятую с боем суровую правду солдат.
И твои костыли, и смертельная рана сквозная,
и могилы над Волгой, где тысячи юных лежат, -
это наша судьба, это с ней мы ругались и пели,
подымались в атаку и рвали над Бугом мосты.

...Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели,
Мы пред нашей Россией и в трудное время чисты.

А когда мы вернемся,- а мы возвратимся с победой,
все, как черти, упрямы, как люди, живучи и злы, -
пусть нам пива наварят и мяса нажарят к обеду,
чтоб на ножках дубовых повсюду ломились столы.

Мы поклонимся в ноги родным исстрадавшимся людям,
матерей расцелуем и подруг, что дождались, любя.
Вот когда мы вернемся и победу штыками добудем -
все долюбим, ровесник, и работу найдем для себя.






Главная 2014-2018 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.