лого Штуки-дрюки

Знаменитости, ушедшие в 2019 году. ФОТО >>>

Дмитрий Юрьевич Шемяка - биография, информация, личная жизнь

Дмитрий Юрьевич Шемяка

Дмитрий Юрьевич Шемяка

Дмитрий Юрьевич Шемяка. Умер 17 июля 1453 года в Великом Новгороде. Князь Углицкий, князь Галицкий. Великий князь Московский и Владимирский (7 июля 1445 - 26 октября 1445). Государь и Великий князь всея Руси (12 февраля 1446 - 17 февраля 1447).

Точная дата рождения неизвестна.

Отец - Юрий Дмитриевич (он же Юрий Звенигородский и Юрий Галицкий; 26 ноября 1374 - 5 июня 1434), звенигородский и галицкий князь, третий сын Дмитрия Донского, Великий князь Московский в 1433 и 1434 годах.

Мать - Анастасия Юрьевна (ум. 11 июля 1422, Звенигород, была похоронена в Москве в монастыре святого Вознесения), княгиня Звенигородская, единственная дочь великого князя смоленского Юрия Святославича и неизвестной по имени дочери великого князя рязанского Олега Ивановича.

Братья:

- Василий Косой - князь звенигородский (1421-1448), Великий князь Московский (1434);
- Дмитрий Красный (Меньшой) - князь углицкий (1433-1440);
- Иван Юрьевич - скончался в монашестве под именем Игнатий в 1432 году.

Свое имя получил в честь знаменитого деда Дмитрия Донского.

По одной из версий, был крещен святым Григорием Пельшемским. По другой, был крещен духовным наставником Юрия Дмитриевича и покровителем его семьи преподобным Саввой Сторожевским.

Относительно прозвища есть две версии. Согласно первой, оно восходит к татаро-монгольскому чимэху, что означает украшать. Согласно другой, Шемяка - сокращение от Шеемяка, то есть способный намять шею, силач.

Личная жизнь Дмитрия Юрьевича Шемяки:

Жена - Софья Дмитриевна, дочь Заозерского князя Дмитрия Васильевича (праправнука святого князя Федора Черного) и княгини Марии. Родители Софьи Дмитриевны и ее брат Андрей (в иночестве - Иоасаф) прославлены как святые.

В брак вступили не ранее 1436 года. До 1456 года Софья Дмитриевна сохраняла в новгородском летописном рассказе титул великой княгини.

Сын - Иван Дмитриевич, родился, вероятно, в Угличе не ранее 1437 года. В 1449 году княжич Иван поселился с матерью в Юрьевом монастыре.

О нем известно, что через год после смерти Дмитрия Юрьевича, «в Великое говение» 1454 года, Иван Дмитриевич покинул Новгород и направился в Псков, где был встречен жителями «с великою честию». Возможно, псковичи целовали крест Ивану Дмитриевичу, как великому князю. Из Пскова Иван Дмитриевич отъехал в Литву, где не ранее 1456 года ему было пожаловано Новгород-Северское княжение.

По некоторым данным, Иван Дмитриевич принял иноческий постриг, став впоследствии выдающимся русским книжником Ефросином Белозерским, оставившим обширное и разнообразное наследие. В частности, Ефросин, вероятно, является создателем архетипного текста и Краткой (а возможно, и Пространной) редакции «Задонщины»; возможно также, Ефросин - автор записи «Слова о полку Игореве», создатель его как литературного произведения.

Дочь - Мария Дмитриевна, родилась не ранее 1436 года. В 1452 году, во время пребывания Дмитрия Юрьевича в Заволочье, княжна Мария вышла в Великом Новгороде замуж за князя Александра Чарторыйского. Внезапно скончалась и была погребена 13 февраля 1456 года в Георгиевском соборе Юрьева монастыря - очевидно, в гробнице своего отца. В 1616 году останки Марии Дмитриевны были обнаружены при вскрытии гробницы Дмитрия Шемяки («а лежали в Юрьеве во едином гробе»), митрополит новгородский Исидор перенес их вместе с останками Дмитрия Юрьевича в Софийский собор.

Конфликт Дмитрия Шемяки и Василия II Темного

8 февраля 1433 года в Москве состоялась свадьба Василия II Васильевича с Марией Ярославной. На свадьбу прибыл князь Дмитрий вместе с братом Василием (Юрий Дмитриевич и Дмитрий Красный отсутствовали). Во время празднования Захарий Кошкин (по другой версии - Петр Добрынский) «узнал» драгоценный пояс на Василии Юрьевиче: пояс якобы был украден у великого князя Дмитрия Донского во время его свадьбы с Евдокией Дмитриевной в Коломне и в дальнейшем попал к Василию Косому. Присутствовавшая на торжестве Софья Витовтовна сорвала пояс с Василия Юрьевича.

Это означало сильнейшее оскорбление. Дмитрий и Василий Юрьевичи покинули свадьбу, направившись к отцу в Галич. По дороге они «розграбиша» казну ярославских князей, являвшихся сторонниками Василия Васильевича. Князья Дмитрий и Василий Юрьевичи, прибыв в город, увидели, что Юрий Дмитриевич «собрався со всеми людьми своими, хотя итти» на Василия Васильевича и выступили весной 1433 года в поход вместе с отцом.

25 апреля 1433 года в сражении у берегов реки Клязьмы в 20 верстах от Москвы объединенная дружина Юрия Дмитриевича, Дмитрия Шемяки и Василия Косого наголову разбила войска Василия II, после чего Юрий Дмитриевич вступил в Москву и взошел на великокняжеский престол. По указанию великого князя Юрия Дмитрий Шемяка и Василий Косой выступили вдогонку за Василием Васильевичем, который бежал в Тверь, а затем в Кострому, где Юрьевичи настигли его. Прибывший затем Юрий Дмитриевич «взя его» и в дальнейшем, «смирился» с ним, дав Василию в удел Коломну. Это решение Юрия Дмитриевича привело к тому, что «мнози бояре и слуги, разъяришася о сем, и не любо им бысть сие всем». Кроме того, согласно Ермолинской летописи, составленной не ранее 1481 года, «москвичи же вси, князи, и бояре, и воеводы, и дети боярьскые, и дворяне, от мала и до велика, вси поехали на Коломну к великому князю, не повыкли бо служити уделным князем».

Мир с Василием Васильевичем и передача ему Коломны состоялись благодаря заступничеству фаворита Юрия Дмитриевича - боярина Семена Федоровича Морозова. По всей видимости, между ним и братьями Василием и Дмитрием Юрьевичами произошла ссора, в результате которой Морозов был убит Юрьевичами «в набережных сенех» Кремлевского дворца, после чего князья Василий и Дмитрий, «въструбивше», покинули Москву, опасаясь расплаты со стороны отца, и отъехали в Кострому.

В сложившихся условиях Юрий Дмитриевич принял решение покинуть Москву и передать великое княжение Василию Васильевичу. Между дядей и племянником не позднее 28 сентября 1433 года было заключено докончание, согласно которому Юрий Дмитриевич обязывался: «А детеи ми своих болших, князя Василья да князя Дмитрея, не приимати, и до своего жывота, ни моему сыну меншому, князю Дмитрею, не приимати их. А тобе их также не приимати», такое же обязательство давал Василий Васильевич.

Сразу же после заключения докончания с Юрием Дмитриевичем Василий II направил войско под командованием князя Юрия Патрикеевича против Василия и Дмитрия Юрьевичей, находившихся в Костроме. К Юрьевичам также прибыли галичане и вятчане. 28 сентября 1433 года в битве на реке Куси войска Василия Косого и Дмитрия Шемяки разбили воинство Василия II и взяли в плен Юрия Патрикеевича. После победы Юрьевичи отправили Юрию Дмитриевичу приглашение вернуться на великое княжение. Однако Юрий, соблюдая условия докончания с Василием Васильевичем, категорически отказался.

Зимой 1433/1434 года Василий II выступил в карательный поход против находившегося в Галиче Юрия Дмитриевича. Юрий Дмитриевич направился на Белоозеро, а князья Василий и Дмитрий заняли оборону в Галиче. Василий II сжег и разграбил посад и окрестности Галича, захватил многочисленный «полон», но взять крепость не смог и вернулся в Москву.

В Галич прибыл Юрий Дмитриевич, и в начале весны 1434 года объединенные силы Юрия Дмитриевича, его детей и вятчан выступили в поход на Москву. Князем Юрием и его сыновьями в ходе военных действий 1433/1434 года были взяты Белоозеро с волостями, являвшиеся вотчиной союзного Василию II князя Михаила Андреевича.

20 марта 1434 года в битве на реке Могзе «у монастыря Николы на горе» войска Юрия Дмитриевича наголову разгромили дружины Василия II. 31 марта 1434 года Юрий Дмитриевич с сыновьями без боя вступил в Москву и второй раз занял великокняжеский престол.

Укрепившись на великом княжении и проведя ряд реформ, Юрий отправил Дмитрия Шемяку и Дмитрия Красного на Нижний Новгород, где находился бежавший после сражения на Могзе Василий Васильевич, собираясь выехать в Орду. Не успев добраться до Владимира, братья получили известие, что великий князь Юрий Дмитриевич 5 июня 1434 года скончался, а великокняжеский престол занял находившийся в Москве Василий Косой.

Василий Юрьевич также послал братьям известие о провозглашении себя великим князем. Но Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный решительно воспротивились самовольному решению Василия Косого. Их ответ Василию Юрьевичу гласил: «Аще не восхоте Бог, да княжит отец наш, а тебя и сами не хотим». Приняв своевольное решение, Василий Косой преступил закон «гнезда Калиты». Младшие Юрьевичи приняли решение поддержать Василия II. Василий Васильевич «прииде к ним» и, «смирившеся», Дмитрий Шемяка, Дмитрий Красный и Василий Васильевич двинулись к Москве. Оказавшись в трудной ситуации в связи с отсутствием сил для сопротивления братьям и Василию Васильевичу, Василий Юрьевич в начале июля 1434 года покинул Москву, после чего Василий II вновь вступил на великое княжение.

Около 5 июня 1434 - 6 января 1435 года было заключено докончание между Василием II и младшими Юрьевичами, согласно которому подтверждались право братьев на владение землями, завещанными им Юрием Дмитриевичем, и собственные пожалования Юрьевичам Василия II. Дмитрий Юрьевич дополнительно получил Ржеву и Углич. В совместном владении Юрьевичей должна была находиться Вятка. Между 1434 - 10 февраля 1446 года Дмитрий Юрьевич выдал Троицкому монастырю грамоту на владения в Угличе.

Зимой 1436 года князь Дмитрий приехал в Москву звать Василия II в Углич на свою свадьбу с княжной Софьей Дмитриевной, дочерью Заозерского князя Дмитрия Васильевича. Василий II поймал его и отправил с приставом на Коломну. Этот шаг Василия привел к тому, что двор князя Дмитрия, в условиях продолжавшейся войны между Василием Васильевичем и Василием Юрьевичем, присоединился к Василию Косому, двигавшемуся с Устюга к Вологде. Позднее Василий Васильевич распорядился освободить Дмитрия Шемяку «из железа», предписав «быти ему простому на Коломне». По возвращении в Москву после победы над Василием Косым в битве на реке Черехе Василий II послал за Дмитрием Шемякой в Коломну «и пожаловал его».

13 июня 1436 года Дмитрий Юрьевич заключил докончание с Василием Васильевичем, по которому признавал себя «молодшим братом» великого князя Василия, подтверждал переход удела Василия Косого (Дмитров и Звенигород) Василию II и сохранял за собой и своим братом Дмитрием Красным Ржеву и Углич.

В 1437 году Василий II отправил против решившего обосноваться в районе города Белева Улу-Мухаммеда «дву князеи Дмитриеев Юрьевичев и прочих князей множество, с ними же многочислении полки». Под Белевом воеводы Василий Собакин и Андрей Голтяев отклонили предложение мира на выгодных условиях со стороны Улу-Мухаммеда, кроме того, возможно, мценский воевода Григорий Протасьев предался на сторону Улу-Мухаммеда и «сотвори крамолу». Утром 5 декабря 1437 года татары, воспользовавшись мглой, ударили по русским полкам и разбили их.

После поражения под Белевом Василий II совместно с Дмитрием Шемякой и Дмитрием Красным заключил докончание с Борисом Александровичем Тверским, предусматривавшее, в частности, взаимную помощь на случай, если «пойдет царь ратию или рать татарьская», а также гласившее, что если «имут нас сваживати татарове, а имут вам давати... великое княжение, Тверь и Кашин», то Василий II и его союзники на это не должны соглашаться.

24 июня 1440 года на докончаниях Василия II с Дмитрием Шемякой была сделана приписка о «сместном» суде. Таким образом Василий сократил судебные привилегии князя Дмитрия.

В 1441-1442 произошли очередные столкновения Дмитрия Юрьевича совместно с Александром Чарторыйским и Василия II. До 31 августа 1442 года было составлено докончание Дмитрия Юрьевича с великим князем Василием, по которому князь Дмитрий признавал переход владений Василия Косого (Дмитрова, Звенигорода и Вятки) к Василию II, сохранял за собой Галич, Рузу, Вышгород, Углич и Ржеву. Докончание предписывало Дмитрию Юрьевичу впредь ходить в походы совместно с великим князем или присылать своих воевод по его распоряжению, запрещало князю Дмитрию самостоятельные сношения с Ордой, предписывало Дмитрию Юрьевичу вернуть Василию II «проторы» и деньги в «ордынский выход», которые князь Дмитрий «недодал» в период мирных отношений с Василием II. Докончание содержало также клаузулу о совместном суде и упоминало о посылке Василием II «киличеев» к противникам Улу-Мухаммеда Кичи-Мухаммеду и Сеид-Ахмеду.

Зимой 1444/1445 года Дмитрий Юрьевич, в числе других князей «гнезда Калиты», выступил с великим князем Василием в поход против Улу-Мухаммеда, занявшего ранее «старый» Нижний Новгород (очевидно, Нижегородский Кремль) и Муром. Улу-Мухаммед ушел в Нижний Новгород, «переднии полци» (воеводы), отправленные Василием II, побили татар под Муромом, и «в Гороховце, и во инех местех», после чего Василий 26 марта вернулся через Суздаль и Владимир в Москву.

7 июля 1445 года у Спасо-Евфимьева монастыря рядом с Суздалем войска Василия II были наголову разбиты татарами, Василий Васильевич, в числе других, был взят в плен. Власть в Москве (до тех пор, пока Василий находился в плену), согласно традиционным представлениям о порядке наследования великокняжеского престола, перешла к Дмитрию Юрьевичу Шемяке, как старшему в роде Калиты на Руси.

Летом-осенью 1445 года Дмитрий Юрьевич был реальным правителем на великом княжении и явным претендентом на получение и формального статуса великого князя. Дмитрий Юрьевич вернул с реки Дубны в Москву Софью Витовтовну, бежавшую из столицы в Тверь.

В июне-июле 1445 года Улу-Мухаммед реставрировал Нижегородско-Суздальское княжество во главе с потомками Дмитрия Константиновича князьями-соправителями Василием и Федором Юрьевичами. В сентябре 1445 года князья Василий и Федор составили проект докончания с Дмитрием Шемякой и отправили этот документ в Москву. Дмитрий Юрьевич приложил к проекту докончания свою великокняжескую печать с изображением воина в латах и шишаке и надписью по кругу Печать великого князя Дмитрія Юрьевича. Докончание, сохраняя за суздальскими князьями суверенные права в делах, касавшихся непосредственно их княжества, не содержало признания за ними полной независимости.

Печать Дмитрия Шемяки

Печать Дмитрия Шемяки

Улу-Мухаммед, у которого в плену в Курмыше находился Василий Васильевич, отправил к Дмитрию Юрьевичу своего посла Бегича для выяснения позиции нового великого князя по отношению к Орде. Дмитрий Юрьевич «рад быв и многу честь подасть» Бегичу, «желаше бо великого княжениа», и отправил к Улу-Мухаммеду вместе с Бегичем своего дьяка Федора Дубенского «со всем лихом» на Василия II, чтобы тому «не выити на великое княжение». Посольство Бегича и дьяка Федора плыло по Оке. Не получая долгое время известий от Бегича, Улу-Мухаммед решил, что он убит Дмитрием Шемякой, и 1 октября отпустил Василия II с эскортом татар на Русь. При этом Василий дал скрепленное крестным целованием обещание заплатить выкуп.

Узнав о случившемся, Дмитрий Юрьевич «побеже к Углечю». Василий Васильевич был торжественно встречен Софьей Витовтовной, Марией Ярославной с сыновьями Иваном и Юрием, а также своим двором в Переславле и прибыл в Москву 26 октября 1446 года.

Дмитрий Юрьевич понимал, что обстановка недовольства военным поражением (пленением великого князя и протатарской политикой Василия II) сейчас благоприятствовала его властолюбивым замыслам и не собирался примириться с новым порядком вещей. Дмитрий сообщил Ивану Можайскому, что Василий Васильевич «царю целовал, что царю сидети на Москве, и на всех градех Руских, и на наших отчинах, а сам хочет сести на Тфери». Версия, распространявшаяся Дмитрием Шемякой, могла быть представлена, кроме всего прочего, и как нарушение заключенного после битвы под Белевым докончания с великим князем тверским. Согласно Ермолинской летописи, Дмитрий Юрьевич «почя крамолу воздвизати и всеми людми мясти; глаголюще, яко князь велики всю землю свою царю процеловал и нас, свою братью», собираясь при этом «поимати великого князя, а царю не дати денег, на чем князь велики целовал».

Дмитрия Юрьевича поддержали многие из московских гостей, старцев Троицкого монастыря, бояр, в том числе - из влиятельного рода Добрынских. На сторону Дмитрия Шемяки перешел боярин Иван Федорович Старков, бывший приставом у Дмитрия Юрьевича во время его заточения в Коломне в 1436 году.

В начале февраля 1446 года Дмитрий Юрьевич и Иван Андреевич находились в Рузе, где к ним, очевидно, присоединилась рать, посланная Борисом Александровичем Тверским. Получив известие, что Василий II со своими детьми и ближайшим окружением находится в Троицком монастыре, в ночь с 12 на 13 февраля 1446 года войска Дмитрия Шемяки и его союзников, подойдя «изгоном» к столице, без боя заняли Москву, Дмитрий Юрьевич второй раз взошел на великокняжеский престол.

Вступив в столицу, победители «изнимаша» Софью Витовтовну и Марию Ярославну, а также, согласно московскому летописцу, «казны великого князя и матери его розграбиша, и иных многих, и горожан». Отпущенный Дмитрием Юрьевичем князь Иван Андреевич «изгоном со многими людьми своими и сь его» захватил в Троицком монастыре Василия II, в ночь с 13 на 14 февраля Василия привезли в столицу и «посадиша его на Шемякине дворе, а сам князь Дмитреи Шемяка стоял на Поповкине дворе». Затем Василий Васильевич был ослеплен (по этой причине позднее получив прозвище «Темный»). Возможно, ослепление Василия II было осуществлено Иваном Можайским без участия Дмитрия Юрьевича. По другим сведениям Василий был ослеплен уже в монастыре, ему были предъявлены обвинения в том, что он привел на Русь татар, раздает им города и волости в кормление и возложил на народ тяжелые повинности. Кроме того, Василия Васильевича упрекали за ослепление Василия Юрьевича Косого.

После ослепления Василия II сослали вместе с супругой на Углич, а Софью Витовтовну - на Чухлому. Население было приведено к присяге великому князю Дмитрию. Отказавшийся присягать Федор Васильевич Басенок был закован «в железа», но бежал из заточения вместе со сторожем.

После вступления на великое княжение Дмитрий Юрьевич отправил своих «поклоньщиков» в Новгород, новгородцы, со своей стороны, прислали к Шемяке своих послов, и великий князь «целова крест на всих старинах» Великому Новгороду.

Весной 1446 года Дмитрий Юрьевич ликвидировал Нижегородско-Суздальское княжество, вернув его земли в состав домениальных великокняжеских и возвратив московским государям верховный суверенитет над ними.

14 марта 1446 года великий князь Дмитрий выдал жалованную грамоту нижегородскому Благовещенскому монастырю.

В силу расстройства финансовой системы в стране, он вынужден был понижать вес монеты. На монетах великого князя Дмитрия помещались изображение всадника с копьем и буквами «Д.о.», то есть «Дмитрий-осподарь», надпись «Осподарь всея земли Русской», изображение князя на троне. Дмитрий Юрьевич стал первым в истории Московского княжества великим князем, употребившим в качестве официального титула на своих монетах сочетание Господарь земли руской.

Победа Дмитрия Юрьевича над Василием II вызвала явное неудовольствие у ордынских покровителей Василия Васильевича в Казани. В апреле 1446 года казанцы («царев двор») совершили набег на Устюг.

28 апреля 1446 года Дмитрий Юрьевич заключил с Иваном Можайским докончание, по которому, видимо, князю Ивану передавался Бежецкий Верх.

Призвав к себе рязанского епископа Иону, Дмитрий Юрьевич поручил ему съездить в Муром и вывезти оттуда детей Василия Темного, пообещав обеспечить возведение Ионы на митрополичий престол. В Муроме Иона взял княжичей Ивана и Юрия, дав «крестное целование в том, что они будут неприкосновенны», и доставил их 6 мая 1446 года к Дмитрию Шемяке, находившемуся в Переславле. На третий день после приезда княжичей в нарушение взятых на себя обязательств князь Дмитрий отправил детей к отцу в заточение на Углич. В мае 1446 года после «поимания» княжичей Ивана и Юрия служилые люди были повторно приведены великим князем Дмитрием к присяге.

В мае-июне составился заговор, имевший целью освободить Василия Темного: участвовавшие в заговоре сторонники Василия Васильевича должны были собраться под Угличем «на Петров день». В заговоре, в числе других, участвовали князья Иван, Семен и Дмитрий Ряполовские, Иван Васильевич Стрига Оболенский, представители влиятельного московского боярского рода Морозовых Семен Филимонов с детьми и внуком.

Узнав о выступлении князей Ряполовских, великий князь Дмитрий послал против них «многие полки» во главе с воеводами Василием Вепревым и Федором Михайловичем Шонуром Козельским. Воеводы не успели соединиться, князья Ряполовские разбили войска одного Василия Вепрева у устья реки Мологи, подошедший позднее Федор Михайлович отступил, не приняв боя, а Ряполовские направились через новгородскую территорию в Литву. Явившийся в назначенный срок под Углич Семен Филимонов, не зная о происшедшем, «со всеми своими» пошел к Москве. Князья Ряполовские, придя в Мстиславль, вместе с другими сторонниками Василия II стали побуждать бежавшего ранее в Литву князя Василия Ярославича выступить на Русь и освободить Василия Темного из заточения.

В сложившихся условиях Дмитрий Юрьевич принял решение созвать церковное совещание. Дмитрий Юрьевич «привед вси епископы на Углечь», где состоялась церемония примирения между ним и Василием Темным. Великий князь Дмитрий принял покаяние Василия Темного, «укрепив» Василия «крестным целованием и проклятыми грамотами». Был устроен пир, на котором присутствовали «вси епископы земли Русския, и бояре многи, и дети боярские», Дмитрий «дары многи подавал» Василию, Марии Ярославне и княжичам.

15 сентября 1446 года Дмитрий Юрьевич выпустил Василия Васильевича с женой и детьми и пожаловал ему в удел Вологду.

В Вологду к Василию Темному начали стекаться его сторонники из числа московских служилых людей из великокняжеского двора. Из Литвы выступили на Русь силы князя Василия Ярославича, Ивана Васильевича Стриги Оболенского, князей Ряполовских, Федора Васильевича Басенка, соединившись в Ельне с отрядами татарских царевичей Якуба и Касыма.

В ночь на Рождество 25 декабря 1446 года посланный Василием II отряд, совершив глубокий рейд в тыл противника, подошел к Никольским воротам Москвы. Воспользовавшись отсутствием в Москве крупных вооруженных сил, отряд вошел в столицу. Далее горожане были приведены к присяге Василию Васильевичу.

Одновременно с посылкой отряда для захвата Москвы, Борис Александрович и Василий Темный двинулись из Твери к Волоколамску. Получив известие о падении Москвы, о выступлении противника из Твери и о том, что «царевичи идуть да князь Василеи Ярославич со многою же силою» Дмитрий Юрьевич и Иван Можайский под угрозой полного окружения бежали в Галич.

Князь Иван Андреевич покинул Дмитрия Юрьевича и заключил не позднее 31 августа 1447 года докончание с Василием Темным. Кроме того, в начале 1447 года Василий II заключил докончание с Василием Ярославичем. По этому докончанию серпуховский князь целовал крест в верности великому князю и его детям Ивану, Юрию и Андрею, обязываясь «имети братьею старейшею» не только самого Василия II, но и его сыновей, что означало уничтожение родового принципа наследования великокняжеского престола.

После падения Углича Василий Темный двинулся в Ярославль, откуда отправил к Дмитрию Юрьевичу своего боярина с настоятельной просьбой отпустить Софью Витовтовну. 17 февраля 1447 года Василий Темный вступил в Москву и вновь занял великокняжеский престол.

Дмитрий Юрьевич отпустил Софью Витовтовну из Каргополя. При этом отправленные сопровождать ее боярин и дети боярские перешли на службу к Василию II.

Летом 1447 года Дмитрий Юрьевич заключил докончание с Василием Темным.

29 декабря 1447 года пять епископов Русской Церкви (включая Иону), несколько архимандритов и игуменов по прямому указанию Василия II и его окружения составили послание Дмитрию Юрьевичу с обвинениями в его адрес. Авторы послания упрекали Дмитрия Юрьевича в нарушении последнего докончания с Василием II, в том, что он не вернул захваченных ярлыков, дефтерей и докончальных грамот, не отдал «все лутшее» из захваченного у Василия II. Авторы послания обвиняли Дмитрия Юрьевича в том, что он решительно отказывался платить дань Сеид-Ахмеду и называть его «царем». Дмитрию ставилось в вину, что он лишил собственности («пограбил» и «поотъимал») тех из своих бояр, которые «били челом» служить Василию Темному. Иерархи призывали Дмитрия Юрьевича покаяться и подчиниться воле Василия II.

13 апреля 1449 года Дмитрий Юрьевич подошел «со многою силою» к Костроме. Узнав о движении войск Дмитрия Шемяки, против него выступил Василий II, взяв с собой «братию свою», татарских царевичей «со всеми силами», а также митрополита и епископов. Подойдя к Волге, Василий Васильевич отпустил на Дмитрия Шемяку свою «братию» и татарских царевичей, а сам остановился в селе Рудине на Ярославщине. Дмитрий Юрьевич «с многими силами» и с князем Иваном перешел Волгу, однако посланный к Ивану Андреевичу его брат князь Михаил «отведе» Ивана Можайского от Дмитрия Юрьевича, князь Иван «добил челом» Василию II, получив в дополнение к своему уделу Бежецкий Верх. Дмитрий Юрьевич остался без союзника и поэтому, «взяв перемирие» с Василием II, вернулся в Галич.

31 августа 1449 года Василий II заключил договор с Казимиром IV, по которому Казимир, в частности, обещал «не прыимати» Дмитрия Шемяку.

27 января 1450 года, когда войска князя В. И. Оболенского подошли к Галичу, Дмитрий Юрьевич со своими войсками расположился на горе под городом. Воеводы начали взбираться на гору, из Галича был открыт огонь («начаша первое з города пушки пущати, и тюфяки, и пищали, и самострелы»). В рукопашном сражении победили полки Василия Темного. В Галиче и Угличе были посажены наместники великого князя Василия Васильевича.

21 марта 1451 года, оставив Софью Дмитриевну с сыном в Новгороде, Дмитрий Юрьевич направился за Волок. В течение нескольких месяцев Дмитрий Юрьевич, находясь на Двине, готовился к походу против Василия Темного. Узнав, что Дмитрий Шемяка движется к Устюгу, Василий II организовал против него военную экспедицию - 1 января 1452 года Василий Темный выступил из Москвы в поход. Часть сил Василия II под командованием княжича Ивана и татарского царевича Якуба двигалась на Кокшенгу, другая часть приближалась к Устюгу с юга. Находясь под Устюгом, Дмитрий Шемяка получил известие о приближении сил Василия Темного. Дмитрию Юрьевичу грозила опасность окружения, он сжег посады Устюга и, оставив в городе своего наместника, отправился на Двину.

После отступления от Устюга Дмитрий Юрьевич несколько месяцев находился в Заволочье. Из Заволочья Дмитрий Юрьевич прибыл в Великий Новгород.

В 1451-1453 годах Господин Великий Новгород признавал Дмитрия Юрьевича великим князем, одновременно считая великим князем и Василия Васильевича.

Убийство Дмитрия Шемяки

Не позднее июля 1453 года Василий Темный послал дьяка Степана Бородатого «в Новогород с смертным зелием уморити князя Дмитрея». Дьяк Степан, по одной версии, передал яд посаднику Исааку Борецкому, который подкупил служившего Дмитрию Юрьевичу повара по прозвищу Поганка, «тъи же дасть ему зелие в куряти». По другой версии, дьяк обратился к боярину Дмитрия Шемяки Ивану Котову (Нотову), «поведа ему речь великого князя», боярин Иван «обещася» и «призва повара на сей совет».

Дмитрий Юрьевич «о полудни» приказал «себе едино куря доспети». Ему была подана курица, которую участники отравления «смертным зелием доспеша», Дмитрий Юрьевич «яде не ведый мысли их», «ту же разболеся» и, проведя 12 дней в постели, скончался 17 июля 1453 года.

Дмитрий Юрьевич Шемяка был похоронен в Георгиевском соборе Юрьева монастыря Великого Новгорода.

Василий Темный получил известие о смерти Дмитрия Юрьевича 23 июля 1453 года в московском храме Бориса и Глеба «на Рве», где слушал вечерню накануне дня празднования святых страстотерпцев Бориса и Глеба. Василий II сразу же пожаловал доставившему весть подьячему по имени Василий Беда звание дьяка.

Митрополит Иона запретил поминовение погибшего Дмитрия Юрьевича («положил на него и по смерти негодование, не велел его поминати»).

Один из убийц Дмитрия Юрьевича (повар Поганка или боярин Иван Котов) вскоре после его гибели постригся в монахи и явился в Боровский монастырь. Узнав об этом, преподобный Пафнутий изобличил его перед учениками («Смотрите, что даже ради иноческого чина он не очистился от крови») и отказался принять в своей обители.

В 1616 году шведские солдаты в поисках клада раскопали и вскрыли гробницу в юго-западном углу Георгиевского собора Юрьева монастыря (южный неф являлся традиционной княжеской усыпальницей). В гробнице солдаты обнаружили «человека цела и неразрушена, в княжеском одеянии» и останки подростка («преставись млад, лет в 13»). С разрешения шведского «воеводы» Якоба Делагарди митрополит Исидор перенес «честныя их мощи» в собор Святой Софии, объявив мумифицированные останки мощами святого князя Федора Ярославича, скончавшегося в 1219 году в возрасте 13-14 лет. Останки были помещены в каменную гробницу - очевидно, ту же, в которой они находились в Георгиевском соборе.

В 1919 году (по всей видимости, в ходе кампании по вскрытию мощей) было произведено вскрытие «мощей князя Федора» и обнаружены мумифицированные останки, принадлежащие «мужчине лет сорока». Останки были обследованы в 30-х годах XX века известным антропологом Вульфом Гинзбургом, который также определил, что возраст покойного - около 40 лет.

10 августа - 28 октября 1987 года было проведено исследование останков «Федора Ярославича», в рамках которого, по направлению начальника Новгородской археологической экспедиции В. Л. Янина, было произведено и судебно-химическое исследование останков. Исследование подтвердило, с одной стороны, что усопший - Дмитрий Юрьевич Шемяка, с другой - что он скончался в результате отравления мышьяком.

Изучение останков также дало представление о внешности великого князя. Дмитрий Юрьевич был рыжеватым мужчиной среднего роста - около 168 см.

С 2012 года останки Дмитрия Юрьевича находятся в Софийском соборе Великого Новгорода и по-прежнему отождествлены с останками Федора Ярославича.

Легенды и мифы про Дмитрия Шемяку

Клад на дне Галичского озера. Согласно этой легенде, Дмитрий Шемяка якобы утопил в озере сокровища, чтобы они не достались Василию Темному. Для этого он выгнал на середину озера ладью, доверху нагруженную золотом, и пробил в днище дыру. Этот клад «заговоренный» и просто так никому «не дастся».

Расправа с Григорием Пельшемским. В Житии святого Григория Пельшемского рассказывается о походе князя Дмитрия к Вологде. Дмитрий Шемяка осадил город, после чего к нему из монастыря пришел святой Григорий и якобы обличил Дмитрия Юрьевича, после чего тот, разгневавшись, приказал сбросить Григория «с помоста» (при этом Григорий остался жив). Житие известно в трех полных редакциях, сведения которых отличаются друг от друга и зачастую противоречат друг другу. Между первой и второй редакциями имеются существенные различия, третья редакция совмещает в себе приметы первой и второй со значительными сокращениями. Само событие в первой редакции датировано 1430 годом. Во второй присутствует рассказ о походе Григория в Москву с целью убедить занявшего великокняжеский престол Юрия Дмитриевича отказаться от него в пользу Василия II, этот рассказ датирован 1431 годом, а эпизод обличения - «в та же лета». В третьей редакции рассказ о хождении в Москву отсутствует, эпизод обличения датирован, как и во второй редакции, «в та же лета».

«Шемякин суд». В сатирическом произведении «Шемякин суд» («Повесть о Шемякином суде», «Повесть о неправедном судие Шемяке»), известном в виде прозы и в поэтической версии, рассказывается, как на невезучего бедняка последовательно подают жалобу его брат-богатей, поп и горожанин. Приехав для разбирательства дела к «Шемяке судии», бедняк кладет за пазуху завернутый в платок камень и показывает его судье, изображая тем самым «посул». «Шемяка судия» решает дело таким образом, что все три истца предпочитают дать «мзду» бедняку, чтобы не исполнять решений судьи. Когда судья узнает, что на самом деле у бедняка за пазухой был камень, он воздает хвалу Богу, что судил в пользу бедняка, иначе бедняк «убил бы его тем камнем».

В 1816 году Николай Карамзин в V томе «Истории государства российского» поместил следующий текст: «Не имея ни совести, ни правил чести, ни благоразумной системы государственной, Шемяка в краткое время своего владычества усилил привязанность москвитян к Василию, и в самих гражданских делах, попирая ногами справедливость, древние уставы, здравый смысл, оставил навеки память своих беззаконий в народной пословице о суде Шемякине, доныне употребительной».

Однако в действительности повесть «Шемякин суд» сложилась не ранее второй половины XVII века. При этом поговорка о «Шемякином суде» является вторичной по отношению к повести и возникла из текста этого произведения. «Хронограф», на который ссылался Николай Карамзин, не известен современной науке и, по всей вероятности, являлся историческим сборником второй половины XVII века, утраченным в начале XIX столетия.



Загрузка...



Главная Контакты
  • Карта сайта
  • 2014-2019 © Штуки-Дрюки Все права защищены. При цитировании и использовании материалов ссылка на Штуки-Дрюки (stuki-druki.com) обязательна. При цитировании и использовании в интернете гиперссылка (hyperlink) на Штуки-Дрюки или stuki-druki.com обязательна.