Штуки-Дрюки stuki-druki.com
Ищущий да обрящет:
*********

Михаил Ботвинник - биография, информация, личная жизнь


Михаил Ботвинник

Михаил Ботвинник

Михаи́л Моисе́евич Ботви́нник (4 (17) августа 1911, Куоккала, Выборгская губерния, Великое княжество Финляндское — 5 мая 1995, Москва) — 6-й в истории шахмат и 1-й советский чемпион мира (1948—1957, 1958—1960, 1961—1963).

Гроссмейстер СССР (1935), международный гроссмейстер (1950) и арбитр по шахматной композиции (1956); заслуженный мастер спорта СССР (1945), 6-кратный чемпион СССР (1931, 1933, 1939, 1944, 1945, 1952), абсолютный чемпион СССР (1941). Чемпион Москвы (1943/44). Шестикратный победитель Шахматных Олимпиад в составе команды СССР (двукратный победитель в личном зачёте). «Патриарх» советской шахматной школы. Председатель Всесоюзной шахматной секции (1938—1939) и правления общества «СССР — Нидерланды» (с 1960). Заслуженный работник культуры РСФСР (1971), заслуженный деятель науки и техники России (1991). Доктор технических наук, профессор.

Михаил Моисеевич Ботвинник родился 17 августа 1911 года в дачном посёлке Куоккала в семье зубного техника Моисея Гиршовича (Лейбовича) Ботвинника (1878—1931) и зубного врача Шифры Самойловны Рабинович (1879—1952).

В сентябре 1923 года в возрасте 12 лет знакомится с шахматами и в это же время года принимает участие в школьном турнире (157-я школа). В дальнейшем начинает заниматься по книгам, среди них «Шахматный листок» М. Чигорина за 1876—1877 годы. Позже приобретает учебники дебютов Н. Грекова и В. Ненарокова. Во время гастролей Эм. Ласкера в Ленинграде записывает его сыгранные партии со своими комментариями. Весной следующего года добивается своей первой турнирной победы на чемпионате школы. После этого посещает городское шахматное собрание и становится его членом, для этого добавляет себе возраст.

В 19-м номере журнала «Шахматный листок» за 1924 год Михаил Ботвинник впервые упоминается как победитель внекатегорного турнира. В течение года Михаил становится известным среди шахматистов Ленинграда. Он быстро преодолевает квалификационные ступеньки. В 1925 году побеждает на трёх турнирах первой категории.

Во время 1-го международного турнира в Москве Х. Р. Капабланка приезжает в Ленинград и даёт 20 ноября в здании Филармонии сеанс одновременной игры на 30 досках, который заканчивается победой чемпиона со счётом 22 : 8 (+18 −4 =8). Одно из поражений наносит ему Михаил Ботвинник.

В 1926 году выступает на 5-м чемпионате Ленинграда, где делит 2—3-е место с И. Рабиновичем. Также удачно заканчивается чемпионат Северо-Западной области — 3-е место. Свой дебют на международной арене отпраздновал в матче Ленинград — Стокгольм, где победил на шестой доске будущего гроссмейстера Г. Штольца со счётом 1½ : ½. В это же время пробует себя как шахматный комментатор.

Благодаря достижениям в ленинградских турнирах получает право участвовать в 5-м чемпионате СССР проходившем осенью 1927 года в Москве, где делит 5-6-е место с В. Макогоновым, тем самым на 2½ очка перевыполнил норму мастера.

Последующие два-три года Ботвинник мало уделяет времени шахматам, что было связано с окончанием школы и поступлением в Ленинградский политехнический институт. В это время он побеждает на чемпионате металлистов и рабпроса, также участвует в ряде командных соревнований. В сентябре 1929 года играет на 6-м чемпионате СССР. В предварительной группе занимает первое место, но из-за проигрыша двух партий в полуфинале выбывает из борьбы за титул. Некоторыми причинами неудачи были сложный регламент турнира и слабая физическая подготовка.

В конце 1920-х и начале 1930-х годов произошла смена лидеров в советском шахматном движении, до тех пор преобладали мастера, известные ещё в царской России. Несмотря на столь юный возраст, методы подготовки Михаила Ботвинника к соревнованиям всё больше пользовались успехом среди молодых шахматистов. Победа Ботвинника на турнире мастеров в 1930 году в Ленинграде показывает, что молодые шахматисты не уступают в силе мастерам. Но из-за короткой дистанции возникали ещё сомнения в силе молодого поколения, которые были окончательно развеяны убедительной победой Ботвинника на 8-м первенстве Ленинграда.

Ещё до начала 7-го чемпионата СССР в 1931 году Ботвинника рассматривали как одного из претендентов на титул. Два поражения подряд в предварительном турнире и неудачный старт в финале (поражения от А. Ильина-Женевского и от В. Созина) не остановили Михаила, и он становится первым чемпионом СССР — воспитанником советской шахматной школы.

В 1932—1933 годах убедительно выступает на трёх ленинградских турнирах: 1-е места в 9-м чемпионате города и в турнире мастеров в Доме учёных, а также делит 1—2-е места в турнире мастеров.

В августе 1933 года начинался 8-й чемпионат СССР, где Михаилу предстояло отстаивать звание чемпиона СССР. Состав турнира был, по сравнению с прошлым чемпионатом, сильнее, так как присутствовали известные мастера: Г. Левенфиш, И. Рабинович, П. Романовский, Ф. Дуз-Хотимирский. Удачно прошла первая половина турнира, отрыв от преследователей составлял после 12-го тура 2 очка. Но из-за попыток выжать из каждой партии максимум было затрачено слишком много сил, что сказалось на финише. Несмотря на это, отрыва хватило, чтобы во второй раз стать чемпионом страны. В дальнейшем Ботвинник старался более оптимально распределять силы, что удавалось не всегда.

Заканчивает институт, получает специальность инженера-электрика. Поступает в аспирантуру и становится членом Ленинского комсомола.

В начале 1930-х годов расстановка на мировой шахматной арене была такова. После победы в матче за звание чемпиона мира в Буэнос-Айресе (1927), Александр Алехин находился в лучшей спортивной форме, чему свидетельствовали победы на крупных международных турнирах: Сан-Ремо (1930), Блед (1931), Берн (1932). После поражения в матче у Хосе Рауля Капабланки чувствовался спад. Эмануэль Ласкер почти не выступал. После победы на Карлсбадском турнире (1929) А. Нимцович призвал мировую общественность организовать матч между ним и чемпионом мира, но он остался без ответа. Помимо старых мастеров, среди нового поколения стоит отметить американцев С. Решевского и И. Кэждена, шведов Г. Штольца и Г. Штальберга, венгра А. Лилиенталя. Но больше всех прогрессировал чехословацкий шахматист С. Флор. Приняв участие за короткое время в более 20 международных турниров, он в половине из них победил, а в остальных был среди призёров. Выиграл матчи у Г. Штольца и индийского мастера чемпиона Великобритании М. Султан-Хана, свёл матч в ничью против экс-чемпиона мира М. Эйве. На западе о нём стали всерьёз говорить, как об одном из претендентов на мировое первенство. Чтобы укрепить свои позиции Флор обратился в Праге осенью 1933 года в советское посольство с предложением сыграть матч с Ботвинником. Переговоры велись с советником посольства А. Ильиным-Женевским. Матч состоялся в ноябре-декабре 1933 года. Первая часть матча проходила в Колонном зале московского Дома Союзов, а вторая в Большом зале ленинградской обсерватории. Со времён матча Алехин — Капабланка ни одно шахматное соревнование не привлекало столь большой интерес. Чешские, голландские и другие газеты ежедневно помещали телеграммы о ходе матча и регулярно публиковали сыгранные на нём партии. В первой половине матча Ботвинник проиграл 2 партии, а остальные 4 закончились вничью. Во второй половине матча Ботвинник смог выиграть две партии и свел матч вничью.

Матч открыл новый этап международных встреч советских шахматистов. Летом 1934 года в Ленинграде состоялся турнир, в котором помимо десяти советских мастеров также участвовали австрийский теоретик Х. Кмох и претендент на звание чемпиона мира М. Эйве, который разделил 2—3-е места на большом международном турнире в Цюрихе, где нанёс единственное поражение А. Алехину. Несмотря на поражение Г. Лиcицыну и болезнь поставившую под сомнение возможность окончить турнир, Ботвинник побеждает в решающей партии И. Рабиновича и занимает 1-е место. В конце 1934 года Ботвинник был приглашён на Гастингский рождественский турнир. В котором также участвовали М. Эйве, С. Флор и Х. Р. Капабланка, В связи с трудным регламентом (без дней на доигрывание) и нехваткой времени на акклиматизацию (прибыл за два часа до начала тура), он допускает две грубые ошибки в партии с Дж. Томасом и неуверенно проводит партию против М. Эйве и после трёх туров имеет только пол очка, что из-за короткой дистанции лишило возможности претендовать на призовые места. Набрав в оставшихся партиях 4½ очка, делит 5—6-е место с А. Лилиенталем.

Следующим испытанием стал 2-й московский международный шахматный турнир (1935). За десять лет прошедшие после первого турнира, из числа участвовавших советских мастеров остались только четверо, остальные восемь мест были отданы молодым шахматистам.

Победы в чемпионатах Ленинграда (1931—1932), турнирах ленинградских мастеров (1930, 1932—1933), чемпионатах СССР (1931, 1933) выдвинули Ботвинника в число сильнейших шахматистов страны.

С 1930-х гг. Ботвинник — лидер советских шахматистов: победы в чемпионате СССР (1939), в матче с В. Рагозиным (1940), в матч-турнире за звание абсолютного чемпиона СССР (1941). В 1940 году вступил в ВКП(б).

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 Ботвинник работал в Перми инженером-электриком. Победитель турнира мастеров в Свердловске (1943), чемпионата Москвы (1943/1944, вне конкурса). Успешные выступления в чемпионатах страны (1944—1945) и в командном радиоматче с шахматистами США (1945) показали, что Ботвинник готов оспаривать титул чемпиона мира (матч с Алехиным не состоялся из-за неожиданной смерти чемпиона мира), а победы в крупных международных турнирах в Гронингене (1946) и памяти М. Чигорина в Москве (1947) подтвердили, что Ботвинник — основной претендент на звание чемпиона мира.

Матч-турнир на первенство мира (Гаага — Москва) (1948) завершился победой Ботвинника, который в блестящем стиле завоевал звание чемпиона, опередив 2-го призёра на 3 очка. При этом он убедительно выиграл все микроматчи у соперников.

В последующие три года, вплоть до матча на первенство мира с Бронштейном, Ботвинник не сыграл ни одной турнирной партии, всецело посвятив себя науке, подготовке докторской диссертации.

В 1951 Ботвинник сыграл вничью матч на первенство мира с Д. Бронштейном и сохранил звание чемпиона. Участник мемориала Мароци (Будапешт, 1952) — 3-5-е м.; чемпионатов СССР: 1951 — 5-6-е м.; 1952 — 1-е; 1955 — 3-6-е место.

Матч на первенство мира с В. Смысловым (1954) также закончился вничью.

Разделил 1-2-е м. на международном турнире памяти Алехина (1956) со Смысловым.

В 1957 2-й матч на мировое первенство закончился победой Смыслова, но спустя год Ботвинник взял реванш.

Отлично выступил Ботвинник и в других соревнованиях — на Всемирных олимпиадах (1958 и 1960), Спартакиаде народов СССР (1959); победил на турнире в Вагенингене (1958, Нидерланды).

В поединке с М. Талем (1960) Ботвинник вторично уступил титул чемпиона мира, но в матч-реванше убедительно переиграл молодого соперника.

Выступления в международных турнирах: победы в Гастингсе (1961/1962) и в Стокгольме (1962).

Проиграл матч на первенство мира Т. Петросяну (1963) (по правилам ФИДЕ матч-реванши были отменены).

Ботвинник продолжал успешно выступать в турнирах: 1-е место в Амстердаме (1963 и 1966), Нордвейке (1965), Гастингсе (1966/1967); 1-2-е в Бевервейке (1969); 2-3-е в Пальме (о. Мальорка, 1967); 2-е в Монте-Карло (1968). В 1970 Ботвинник также сыграл в «Матче века» (сборная СССР против сборной мира, соревнование проходило в Белграде), где на восьмой доске победил М. Матуловича (+1, =3).

Всего в соревнованиях Ботвинник сыграл 1202 партии, набрав почти 70 % очков. Выступив в 59 турнирах, Ботвинник занял 1-е место в 33, разделил 1-2-е — в 6, 2-3-е — в 14. Выиграл 6 матчей из 13, 3 проиграл и 4 закончил вничью.

За достижения в области шахмат награждён, орденом «Знак Почёта» (1936), орденом Ленина (1957), орденом Трудового Красного Знамени (1961), орденом Октябрьской Революции (1981).

Основатель и бессменный руководитель «Школы Ботвинника», где совершенствовались самые талантливые юные шахматисты Советского Союза. Более 50 лет проработал в институте электроэнергетики. В последние десятилетия жизни в собственной лаборатории работал над проблемой компьютерного моделирования человеческого мышления.

Документально известен лишь один случай, когда Ботвинник ошибся в прогнозе развития крупного шахматного таланта. В 1963 году, по свидетельству Бориса Злотника, Ботвинник сказал о юном Анатолии Карпове: «Очень жаль, но из Толи ничего не получится». Однако 12-й чемпион мира опроверг это предсказание.

Скончался 5 мая 1995 года в своей московской квартире у Фрунзенской набережной от продолжительного онкологического заболевания. Как вспоминал племянник чемпиона мира Игорь Ботвинник, Михаил Моисеевич умирал в полном сознании, с величайшим мужеством и достоинством, накануне кончины отдал близким исчерпывающие распоряжения о порядке организации похорон. Панихида в соответствии с этими распоряжениями не проводилась, из видных шахматистов с ним смог проститься лишь Василий Смыслов. Согласно воле Ботвинника его тело было кремировано, а урна захоронена в колумбарии Новодевичьего кладбища рядом с захоронением жены — балерины Гаянэ Давидовны Анановой. У Ботвинника остались дочь и внуки.

Семья

Отец — зубной техник Моисей Гиршович (Лейбович) Ботвинник (родился в 1878 году в деревне Кудрищино Минской губернии, из семьи арендатора), состоял в РСДРП, работал в подпольной типографии Бунда и в 1903 году был арестован в Ростове-на-Дону при переправке нелегальной литературы. С 1923 года и до конца жизни Моисей Львович Ботвинник работал зубным техником в Центральной зуботехнической лаборатории Северо-Западной железной дороги в Ленинграде.

Мать — дантистка Шифра (Серафима) Самойловна Рабинович (родилась в 1876 году в Креславке Витебской губернии, из семьи частного поверенного Самуила Залмановича Рабиновича, скончалась в 1952 году в Москве) — тоже состояла в РСДРП меньшевиков, в 1905 году была на два года выслана в Сибирь по делу Бунда.

Старший брат — Исаак (Ися) Моисеевич Ботвинник (погиб 17 сентября 1941 года в деревне Петрославянке) — начальник цехов спецустройств и контактной сети Лентрамвая, руководил созданием первой в Ленинграде системы уличных светофоров. У М. М. Ботвинника была также сестра Мария.

Жена (с 1935 года) — балерина театра оперы и балета им. Кирова Гаянэ Давидовна Ботвинник (1914—1987; урождённая Ананова). Дочь — Ольга Михайловна Фиошкина (род. 1942, Пермь). Внуки — Георгий и Елена.

Двоюродный брат (сын родной сестры и двоюродного брата матери) — рижский математик, историк математики и популяризатор науки Исаак Моисеевич Рабинович (род. 1911), автор работ «Математик Пирс Боль из Риги» (совместно с А. Д. Мышкисом и с приложением комментария М. М. Ботвинника «О шахматной игре П. Г. Боля», 1965), «Строптивая производная» (1968), «О ятроматематиках» (1974) и др.

Двоюродный брат — шахматист Юлий Яковлевич Ботвинник (чемпион Львова 1946 года), ныне здравствующий. Двоюродный племянник — Игорь Юльевич Ботвинник (1950—2011) — международный арбитр по шахматам.

Двоюродный племянник (сын двоюродной сестры М. Ботвинника по материнской линии Лии Александровны Рабинович-Громовой) — математик Михаил Леонидович Громов.

Двоюродный племянник (внук тёти М. Ботвинника по материнской линии Софьи Самуиловны Рабинович) — известный латвийский адвокат и общественный деятель Александр Жанович Бергман (польск., род. 1925).




Михаил Ботвинник - афоризмы, цитаты, высказывания >>>